"Неизвестная" Германия. 1 сезон. Часть 2. Швабия накануне Рождества. Эпизод 1. / Отчёты об автопутешествиях / Автотуристу.РУ - автопутешествия и автотуризм: отчёты, трассы и дороги, в Европу на машине, прокладка маршрута! 

Авторизация

Зарегистрироваться

"Неизвестная" Германия. 1 сезон. Часть 2. Швабия накануне Рождества. Эпизод 1.

Часть 1. Успеть на Рождественский базар.

Вторник 24 декабря – первый день, когда можно заняться настоящим делом. На рутину – душ, завтрак, сборы – ушло два часа, поэтому выехали только в девять часов. Но это не страшно. Переездов сегодня много, но все они короткие. Первая остановка уже через сорок минут в Меммингине(Memmingen) (1:40). Мимо этого города мы проезжали неоднократно, но заехать не сподобились ни разу. А зря. Как оказалось, Мемминген заслуживает самого пристального внимания. Осознали мы это, ещё даже не успев толком припарковаться, потому как очутились у самых необычных городских ворот – Западных.

Понятно, что уникальность Westertor имеет лишь локальный характер. Надвратная башня, разрушенная в ходе жестокой 30-летней войны, свой новомодный облик обрела в эпоху барокко.

По этой же причине были отстроены заново и ворота Линдау.

Но, в отличие от Западных, в поперечнике они сохранили свою первоначальную прямоугольную форму. Только лишь заметно потеряли в росте. Поэтому их вид носит скорее декоративный характер. Видимо, в связи с этим Lindauer Tor относят к «садовому стилю».

А вот Кемптенские ворота – это типичный образец городских ворот эпохи, предшествовавшей 30-летней войне.

Ворот подобной конструкции в регионе сохранилось немало.

Тем не менее, осмелюсь осторожно предположить, что идея украшать некоторые башни фресками в большей степени характерна для Швабии. Ну, или для Южной Баварии.

В Меммингене таковым примером являются Ульмские ворота, на которых изображён въезд в город императора Максимилиана.

Вообще-то в Меммингене в лучшие годы было целых 37 башен. Восемь из них были оборудованы входными воротами. Пять из них сохранилось. В том числе т.н. Входные ворота. Это были единственные городские ворота, через которые можно было попасть в город даже ночью.

Несмотря на свой кажущийся неказистый вид, Einlass Tor являются наиболее ценным архитектурным объектом Меммингена среди прочих средневековых укреплений.

Помимо пяти ворот, в городе сохранилось ещё пяток башен. Всего 10 из 37 — неплохой процент, чтобы заинтересоваться Меммингеном для такого «коллекционера» подобных сооружений как я.
Их аутентичные названия – всегда повод копнуть историю поглубже.

Ведьмина башня – одна из трёх тюремных башен города. Из названия следует, что здесь содержались преимущественно женщины, подозреваемые в колдовстве. Несомненно, что именно здесь их и казнили.

Башня Попрошайничества не несёт на себе жуткого ореола. Хотя оптимизмом её название тоже не заряжает. Впрочем, картина резко меняется, если ипользовать удачный синоним. Например, башня Подаяний. Которое из названий ближе к истине, я не знаю.

Башни Меммингена, конечно же, не были обособленными сооружениями. Вместе со стенами они являли собой единый оборонительный комплекс средневекового города. Протяжённость укреплений составляла порядка трёх километров. Около половины из них сохранилось. Масштаб стен впечатляет, особенно на фоне городской застройки.

Понятно, что большинство наиболее интересных объектов Меммингена сосредоточено на Рыночной площади.

Но прежде чем уделить им максимум внимания, мы зависли на рынке, который поутру раскинулся на площади.


Это не Рождественский базар, а обычный провинциальный «колхозный» рынок, но с предпраздничным колоритом.

Например, здесь продавались пушистые еловые лапки. Что характерно, нескольких сортов. В отличие от нас, где в ходу лишь «ель обыкновенная».

Забавно, что местные жители явно не избалованы туристическим вниманием. Потому как на нас они смотрели с нескрываемым удивлением, словно на инопланетян.

Рынок на Марктплатц, конечно же, создавал определённые проблемы в плане созерцания местных архитектурных шедевров, поэтому потребовалось искусство «изловчения», чтобы их запечатлеть.
Звезда площади – это, безусловно, ренессансная ратуша с изогнутым фронтоном, лепным декором и элегантными башнями.

В поисках ассоциаций её вид упорно направляет меня в Аугсбург: сходство, хотя и отдалённое, вроде как на лицо.

Несмотря на помехи со стороны торговых лотков, которые перекрыли вид на аркаду, ещё один шедевр – выполненное в стиле рококо здание «налоговой инспекции» Меммингена – не смог ускользнуть от нашего внимания.

Зданию Большой гильдии повезло меньше всего. К нему мы подобраться вплотную не смогли, поэтому в моём рейтинге Рыночной площади оно заняло третье место. Впрочем, шансов оказаться выше у него не было изначально.

Не обошли мы вниманием церкви Меммингена, две из которых находятся в непосредственной близости от Рынка. Перво-наперво взор притягивает элегантный белый храм монастыря Рыцарей Креста, колокольня которого заслуженно является важным атрибутом силуэта городского центра.

Протестантская церковь св. Мартина тоже имеет примечательную колокольню, поэтому и она не ускользнула от нашего внимания.

Храм Богоматери моей самоцелью не был. Но туристический маршрут, проложенный по городу, не мог пройти мимо априори.

Интересно, что все три церкви были возведены в XV веке.

Впрочем, интерес к гражданским объектам у меня в приоритете, поэтому вернёмся именно к ним: особнякам патрициев и жилым домам среднего класса, которые всегда отличаются неповторимостью фасадов.

На одном из таких домов мы приметили аистиное гнездо. Птички зимой нежатся на «югах», но о том, что их здесь всегда ждут, свидетельствует соответствующая фреска.

Самый приметный особняк Меммингена – дворец Бенедикта фон Хермана. В этом доме останавливались король Людвиг, император Франц и царь Александр.

Суетливо рыская по городу, его вроде как можно и не заметить. Впрочем, пройти мимо шедевральной входной двери во дворец точно не получится, так что волноваться не стоит.

Ещё один заметный особняк Меммингена – это Парижский дом. Принадлежал он некому французскому предпринимателю, который за солидную сумму смог купить себе дворянский титул. Для города эта сделка оказалась судьбоносной, поскольку Парижский дом стал первым сооружением Меммингена в стиле барокко. И это дало толчок к тому, чтобы постепенно разбавить немецкую основательность французской элегантностью.

В Меммингене существует два дополняющих друг друга маршрута, которые позволяют наиболее полно ознакомиться с городом. У нас было достаточно времени, чтобы их совместить. Изучив Рыночную площадь и окрестности, мы отправились в тихий и уютный городской закуток, где под сводами крепостных укреплений раскинулся сад семьи Цоллер.

Именно здесь стартует маршрут, проходящий по периметру Старого города, связующими звеньями которого являются башни Меммингена. Сложность такого маршрута – это постоянная необходимость выбора пути: перемещаться снаружи укреплений либо с их внутренней стороны.

Угадать невозможно, поэтому при каждом удобном случае мы шныряли туда-обратно, чтобы осмотреться.

Маршрут закончился у Кемптенских ворот, и обратно мы возвращались, блуждая по улицам.

Здесь уже ориентироваться было намного легче, поскольку связующими звеньями выступали площади Меммингена. Они же являлись и точкам притяжения. На площади церкви Богоматери мы притормозили у соответствующего храма.

Далее – Герберплатц. В Средние века здесь обитали мастера кожевенного дела. На этой площади находится символ Меммингена Дом Семи крыш. Здание настолько уникально, что его без раздумий восстановили после разрушения в ходе войны.

Когда-то здесь располагалась кожевенная мастерская и оригинальная конструкция сооружения позволяла осуществлять эффективную сушку кожи.

Ещё одно здание на Герберплатц, которое заставило обратить на себя внимание – Фогтхаус – оказалось ярчайшим примером архитектурного историзма.

Следующая площадь Меммингена – Театральная. Примечательно, что театр размещается в помещении бывшего монастыря.

Всего в городе было шесть обителей. В годы Реформации все они были закрыты. Позднее император Карл V позволил вдохнуть жизнь в три из них. Но секуляризация начала XIX века покончила здесь с монашеской жизнью навсегда.

По соседству с Театральной площадью много симпатичных домов, но мы обратим внимание лишь на один из них – аптеку «Единорог» (его фигурку можно заметить на краю фронтона).

Это название отнюдь не случайно, поскольку у основания рога животного находился карбункул – его кристаллизовавшаяся кровь. Карбункул обладал невероятной чудодейственной силой и помогал излечиваться от абсолютно всех болезней: от чумы до похмелья. Видимо, поэтому единороги были поголовно истреблены ещё в незапамятные времена.

Наша очередная площадь – Винный рынок. Торговцы Меммингена были объединены в 11 гильдий. Именно их цеховые дома обрамляли эту площадь. Наиболее приметное — здание гильдии Крамер. Это самое престижное торговое объединение города, которое включало представителей 42 профессий. Трудно себе представить, кого удалось собрать под своими крышами остальным 10 гильдиям.

На доме Крамер есть небольшая фреска, которая засвидетельствовала важнейший исторический факт. Именно в этом здании в ходе Крестьянской войны 1524-1526 г.г. была предпринята попытка принятия первой письменной декларации прав человека.

С этой историей связан и соседний дом – Футенбаххаус, кстати, одно из немногих фахверковых сооружений Меммингена. Правда, фасад его обращён уже на другую площадь города – Лошадиный рынок.

Напротив Футенбаххауса – Айххаус – бывшая весовая. Она нам тоже приглянулась.

Здесь же мы нашли и ещё один особняк Меммингена, в котором останавливались известные исторические личности. Это импозантный дом семьи Фуггер.

Недалече раскинулась ещё одна небезынтересная площадь Меммингена – Шранненплатц. В центре её установлен современный Рыбный фонтан, посвящённый местной исторической забаве: кто выловит из ручья самую большую форель с помощью вилки или других нетрадиционных снастей. Воздвигнут фонтан аккурат напротив старейшего в городе винного дома «Золотой Лев».

Касательно ручья, который пронзает Мемминген с севера на юг. С ним мы сталкивались регулярно.

В городских закутках и на жизненно-важных артериях.

Так вот в эпоху Средневековья, когда отсутствовала система канализации, его специально проложили через центр Меммингена, дабы отводить нечистоты. Впрочем, вряд ли эта история может претендовать на какую-то уникальность.

Обойдя все самые интересные площади города, мы медленно, но верно приближались к Западным воротам, у которых уже несколько застоялся наш верный железный друг. На последнем этапе прогулки на глаза попадались сплошь культовые сооружения. О храмах я уже рассказал. Поэтому упомяну лишь о бывшей лечебнице Антониерхаус, где монахи лечились от страшной болезни хорея или, как её называли в те времена, «танец св. Вита». Кстати, подобных лечебниц в Европе было не мало, но здешняя относится к наиболее хорошо сохранившимся.

Двери во внутренний двор сооружения были открыты, поэтому мы туда, конечно же, заглянули, где обнаружили довольно любопытный вариант Рождественского вертепа.

Вот, пожалуй, и всё о Меммингене. Казалось бы, рядовом провинциальном городке Германии, но с какой примечательной исторической фактурой.

На очереди у нас ещё один швабский город – Миндельхайм (Mindelheim) (1:15). Для этого нам предстоит сделать короткий бросок на восток. Снова по автобану, поэтому перерыв в наших похождениях длился менее получаса.

«Заготовленный паркинг» на Театральной площади меня и здесь не подвёл.

Непосредственно с него открывался замечательный вид на Старый город: городские укрепления и церковь св. Стефана.

С первого взгляда Миндельхайм произвёл впечатление лубочного.

Главные ворота – будто иллюстрация к доброй сказке. Между тем впервые они упоминаются в исторических хрониках в XIV веке – отнюдь не беззаботное время.

Интересно, что во время ежегодного карнавала Главные ворота Миндельхайма облачают в наряд шута, который считается самым большим карнавальным шутом в мире.

Ряд симпатичных домиков, выстроившихся вдоль главной городской артерии Максимилианштрассе, многие из которых отличаются весьма замысловатыми фронтонами, устремляется в бесконечность. Традиционно в них размещаются предприятия сферы услуг, общепита и магазины.

Пока я осматривался на местности, Маша нырнула в один из них, соблазнившись рекламой о грандиозных скидках. Как ни странно, за то короткое время, пока я её не выловил, Маша даже успела чем-то соблазниться. Оставалось лишь хорошенько подумать, так ли уж ей необходима эта обновка. Времени достаточно – пока не замкнётся наше прогулочное кольцо по Миндельхайму.

Если женщина находится в состоянии раздумий, ею довольно легко манипулировать. Я не мог не воспользоваться столь удачным стечением обстоятельств, поэтому наша прогулка по городу прошла с очень высоким КПД. С каждым шагом Маша всё больше утверждалась во мнении, что без предмета одежды, на который она положила глаз, обойтись невозможно. Поэтому покорно следовала за мной, а временами даже и опережала. Мне лишь оставалось вовремя задавать направление.

Сначала мы нырнули в «церковный квартал» Миндельхайма.

Внутрь церкви св. Стефана попасть не удалось, поэтому внимание на ней не заостряли. Куда как более интересной даже с эстетической точки зрения оказалась миниатюрная (под стать всеобщему «лубку» Миндельхайма) сдвоенная капелла, расположенная по соседству с храмом. Её нижний уровень – крипта/склеп — это паломническая часовня «некой» Марии Шнее. А в капелле на верхнем уровне, прежде всего, ждут апологетов архангела Михаила.

В отличие от Меммингена, местный францисканский монастырь до сих пор является действующим и, что характерно, его традиции остаются неизменными без малого шестьсот лет.

И это довольно странно, с учётом того, что расстояние между городами всего-то 30 километров. Получается, что говорить об истории Германии в целом (и даже её отдельных регионов) в общем ключе – занятие не совсем корректное. Поскольку исторические события на территориях даже соседних городов зачастую имели разнонаправленные тенденции.

К счастью, подобные глубинные мысли одолевают меня не во время путешествий. В их процессе я собираю лишь отдельные факты. В противном случае в заштатных городах типа Миндельхайма приходилось бы застревать надолго, а это точно не мой формат.

Зафиксировав весь фактический материал на Церковной площади Миндельхайма, мы по задворкам направились в сторону Рыночной площади. Лишь изредка останавливаясь около домов с необычными архитектурными деталями. А таких сооружений не так уж и мало в любом немецком городе.

Маленькая Рыночная площадь Миндельхайма ахового впечатления не производит.

Но это лишь в том случае, если стоять спиной к ратуше.

Впрочем, и здесь многое, если не всё, зависит от ракурса.

Бывший дом ткачей – не бог весть какое эксклюзивное сооружение. Это, наверняка, понимали и «отцы города», поэтому и поручили известному мюнхенскому архитектору разработать новый фасад для здания. В результате получилась «бомба»: оторвать взгляд от ратуши невозможно. Секрет этого гипноза прост – вышеупомянутым автором оказался не кто иной, как Eugen Drollinger – последний архитектор «Сказочного короля» Людвига II Баварского.

Притягательность ратуши заставила нас не только задержаться на площади, но и неоднократно возвращаться на Рынок Миндельхайма. Это позволило в конце-концов разглядеть и другие, на первый взгляд, не самые приметные сооружения.

Стоящую аккурат напротив ратуши аптеку и едва уловимо с ней перекликающуюся.

Бывший лазарет, напоминающий пожарное депо.

«Небоскрёб» старого Почтового дома. Удивительно, но в нём останавливался целый сонм сильных мира сего: король Баварский, принц Савойский, эрцгерцог и император австрийские. Не обошлось и без русского царя. На этот раз — Николая I. Он-то что здесь забыл?

Ну, и ещё один домик, который так и просится в объектив фотоаппарата, стоит упомянуть – это дом, где родился писатель Артур Миллер. Правда, не тот, который был мужем Мэрилин Монро.

Над его фасадом тоже поработал Eugen Drollinger. Но, в отличие от ратуши, здесь правит бал необарокко.

Великолепная Максимилианштрассе настойчиво пытается заключить нас в свои объятия.

Но я не поддаюсь. Нам нужно сделать несколько шагов в сторону, чтобы взглянуть на Входные ворота Миндельхайма. Увенчанные дерзкой зубчатой башней, они выглядят, если и не устрашающе, то определённо весьма внушительно.

Именно через эти ворота даже ночью могли попасть в город припозднившиеся путники. Правда, лишь после уплаты определённой суммы.

Здесь у нас, как это часто бывает, возникла дилемма: выходить за ворота и импровизировать, либо идти через внутренний город на поиски очередной церкви.

В результате решили совместить – и снаружи осмотреться, и по закоулкам побродить.

Город маленький, времени на всё хватит.

Снаружи приметили башню, интегрированную во фрагмент крепостной стены. Называлась она Коллежской, потому как расположена рядом с иезуитским колледжем.

Ныне здесь частное жильё, и это является предметом моей зависти. Обожаю жить в помещениях башенного типа.

Этот милый «иезуитский» микрорайон Миндельхайма понравился нам больше всего. Не потому, что здесь расположены важные, но малоинтересные нам городские достопримечательности, как колледж, училище и церковь иезуитов.

А потому, что на задворках колледжа мы окунулись в атмосферу местечковой патриархальности.

Покой в которой нарушало лишь слабое журчание шустрого ручейка.

В Старый город мы вернулись, пройдя через Нижние ворота, самые старые в Миндельхайме.

Таким образом снова оказались на Максимилианштрассе.

Для проформы краем глаза зацепили похожую на здание вокзала в каком-нибудь свободном имперском городе церковь Святого Сердца, которая является старейшим сооружением такого рода, после чего в очередной раз устремились на Рынок.

Правда, очередное наше пришествие на него было крайне непродолжительным. Нырнув в боковой переулок, мы выдвинулись к южному участку городских укреплений, который неплохо сохранился.

Кажущаяся декоративность и легкодоступность башен и ворот Миндельхайма не должны вводить в заблуждение. В Средневековье город был окружён рвом, что на порядок повышало уровень его защищённости и обороноспособности. Сейчас ров уже малозаметен, а картины с пристроенными снаружи к стене жилыми домами и вовсе не располагают к каким-то историческим ассоциациям.

В роли путеводной звезды у нас выступает Тюремная башня – единственная уцелевшая. Возможно, потому, что её функциональное предназначение востребовано в любые времена. Впрочем, это лишь последнее название этой башни. Ранее она называлась и Железной, и башней Грабителей, и просто Башней, только на латинский манер.

Замыкая периметр, по узкому проходу вдоль крепостной стены мы добрались до Верхних ворот Миндельхайма. Оставалось лишь вынырнуть из города, добежать до стоянки и двигать к следующей цели.

Но Машу столь искусным маневром сбить с толку не удалось. Она во мгновение ока сориентировалась, после чего уверенным шагом направилась в магазин. Увы. Безрезультатно. Какой же продавец накануне Рождества будет ждать, когда наша героиня «созреет»?

Швабия. Эпизод 2

Комментарии (6)

RSS свернуть / развернуть
+
2
+ -
avatar

bkozyrev

  • 29 ноября 2016, 15:03
Башни в этой части — для такого коллекционера, как автор. ;) Ведьмина башня привлекла внимание не сама по себе, а очень забавно пристроенным к ней полу-домиком. Впечатление, что он на стене нарисован.

Колхозный рынок вживую, возможно, приколен, но на фотографиях он скорее отвлекает от города, мешает получить целостное впечатление. Зато понравилась ренессансная ратуша на Маркетплатц.

Дом с аистиным гнездом производит какое-то футуристическое впечатление.
Очень понравился «дом семи крыш», позабавил театр в бывшем монастыре.

Удачный вид на Миндельхайм через арку. Лубочный, да, но здорово вписан в кадр. И главные ворота, безусловно, хороши.

Сдвоенная капелла — забавная. Апологеты архангела Михаила?!!!
АПОЛОГЕТ 1) защитник какого-нибудь взгляда, мнения, теории, действий и т. д.; 2) защитник христианской религии от нападок язычников в первые века христианства.
Архистратиг Михаил, командующий ангельскими армиями, вряд ли нуждается в чьей-то защите. Это я так, в качестве культпросвета. ;)

Как ни странно, маленькая рыночная площадь Миндельхайма как раз очень понравилась. Больше, чем ратуша. И да, Максимилианштрассе — очень хороша.

Жилой дом «башенного типа» — это здорово. Понравилась именно фотка со стороны маленькой башенки и кусочка стены.

P.S. Бедная Маша! Покорно следовать за мужем, в расчете на шопинговый приз в конце прогулки, и так жестоко обломаться…
+
3
+ -
avatar

puzzle

  • 30 ноября 2016, 18:13
забавно пристроенным к ней полу-домиком
Действительно забавный. Интересно, есть ли внутри самой стены жилые помещения? Или они находятся только в самой пристройке.
Колхозный рынок вживую, возможно, приколен, но на фотографиях он скорее отвлекает от города, мешает получить целостное впечатление
Это «беда» всех рынков, в том числе и рождественских. Хотя это палка о двух концах, поскольку иной Рожд. базар способен затмить архитектурные прелести города.
Очень понравился «дом семи крыш»
Ничего удивительного — уникален.
И главные ворота, безусловно, хороши.
Особенно в образе шута.

Это я так, в качестве культпросвета. ;)
Это месть за пиксели и форматы? ;) То есть нужно придерживаться исключительно исторического толкования?
маленькая рыночная площадь Миндельхайма как раз очень понравилась
Удивительно, конечно, но о вкусах не спорят.
Жилой дом «башенного типа» — это здорово. Понравилась именно фотка со стороны маленькой башенки и кусочка стены.
Этот домик, безусловно, заслуживает быть запечатлённым с разных ракурсов.
Покорно следовать за мужем
А разве я говорил, что она покорно следовала за? Маша, вроде как, бежала впереди паровоза.
+
2
+ -
avatar

bkozyrev

  • 1 декабря 2016, 14:35
Особенно в образе шута.

А вот знаешь, пытался представить себе эту башню в образе шута, теперь увидел — разочарован. Не впечатлила совсем. Так что нет, башня сама по себе мне больше нравится.

Это месть за пиксели и форматы? ;) То есть нужно придерживаться исключительно исторического толкования?

Ни в коем случае! Что же я тогда комментировать буду?! ;) На самом деле, просто зацепился за знакомое слово «апологет». Написал бы ты, что в эту часть церкви ходят лишь фанаты архангела, я бы и бровью не повел. Пусть ходят! =)
+
1
+ -
avatar

puzzle

  • 2 декабря 2016, 14:19
Не впечатлила совсем
Несмотря на то, что вписан он в очертания башни идеально, я тоже не в восторге от этого шута с красным носом, видимо, алкоголика) Но сама идея зачётная.
Написал бы ты, что в эту часть церкви ходят лишь фанаты архангела, я бы и бровью не повел
Фанаты ходят к Марии Шнее, поэтому к архангелу — апологеты;)
+
2
+ -
avatar

BVD64

  • 30 ноября 2016, 05:28
Приятная прогулка, что и говорить!
Акцент на башни мне вполне понятен, я тоже вряд-ли останусь равнодушным, если замечу подобное строение. Башни, в большинстве своём — хранители истории, их аутентичность ценна.
Поскольку у меня присутствует привычка выбирать топ-фото каждого отчёта, сегодня мой победитель — «помещение башенного типа», уж очень уютно становится после её просмотра! Собственно, уважаемый Борис, это уже отметил! :)
P.S. Бедная Маша! Покорно следовать за мужем, в расчете на шопинговый приз в конце прогулки, и так жестоко обломаться…

Я даже и боюсь представить последствия «облома». :)
+
1
+ -
avatar

puzzle

  • 30 ноября 2016, 18:20
Собственно, уважаемый Борис, это уже отметил! :)

Владимир, мне уже начинает казаться, что Вы специально выжидаете, пока не откликнется Борис, чтобы сопоставить впечатления)
Я даже и боюсь представить последствия «облома».
Нормальные последствия — денежки целее)

Внимание!

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии непосредственно на сайте. Советуем Вам зарегистрироваться (это займёт 1 минуту) и получить тем самым множество привилегий на сайте!

Можно также оставить комментарий через форму "ВКонтакте" ниже, но при этом автор публикации не получит уведомление о новом комментарии.