"Неизвестная" Германия. 1 сезон. Часть 3. Рождественская Франкония. Эпизод 2. / Отчёты об автопутешествиях / Автотуристу.РУ - автопутешествия и автотуризм: отчёты, трассы и дороги, в Европу на машине, прокладка маршрута! 

Авторизация

Зарегистрироваться

"Неизвестная" Германия. 1 сезон. Часть 3. Рождественская Франкония. Эпизод 2.

Часть 1. Успеть на Рождественский базар.
Часть 2. Швабия накануне Рождества. Эпизод 1.
Часть 2. Швабия накануне Рождества. Эпизод 2.
Часть 3. Рождественская Франкония. Эпизод 1.

Вряд ли кого-то удивлю, если скажу, что мы поехали вперёд. Уже через полчаса достигли Кронаха (Kronach) (1:15), в котором ни на мгновение не задержались, потому как нашей целью была парящая над городом крепость Розенберг (Rosenberg). Помимо музейных экспозиций, в цитадели находится хостел, именно в него мы намеревались заселиться. О существовании этого объекта размещения я узнал совершенно случайно – когда искал на сайте города туристические брошюры. Понятно, что двухуровневые койки в многоместных номерах меня не интересовали. Внимание привлекла эксклюзивная возможность ночёвки в одной из башен крепости. Зимой во время праздников хостел, как и музеи, не работает. Но это не помешало мне «закинуть удочку». «Хозяин» отозвался быстро (какой же немец не захочет заработать лишний полтинник), уточнил детали и сообщил, что будет нас ждать.

Машину мы оставили на паркинге у крепостного бастиона. Можно было и заехать внутрь, но я наглеть не стал. Прихватив с собой необходимый багаж, мы под моросящим дождём поторопились пробраться в цитадель. Под сводами въездных ворот столкнулись с группой грустных молодых людей. Обратив внимание на наш грохотавший по булыжной мостовой чемодан, одна из девчонок попыталась участливо отговорить нас от затеи с заселением, тыча пальцем в брошюру с расписанием работы крепостных объектов. Преисполненный гордости от того, что мы не какие-то лохи из ниоткуда, я отделался от помощницы безотказной фразой: «Ферштейн нихт». От бессилия и сочувствия девушка готова была разрыдаться, но всё-таки отступила. Мы же с важным видом поковыляли дальше. На территории твердыни царил мрак, и стояла гнетущая тишина. Для полноты этой пугающей атмосферы не хватало лишь какой-нибудь мифической Белой дамы. Впрочем, дверь в хостел я отыскал довольно быстро, только вот она оказалась наглухо закрыта.

Спрятав от дождя Машу и чемодан в одном из арочных проёмов, я отправился на рекогносцировку. Где-то наверху в одном из помещений тускло мерцал свет, но все двери, которые могли туда вести, были задраены. Правда, я приметил кнопки переговорных устройств с какими-то надписями, но звонить не решился, поскольку не знал, какие немецкие слова из моего скудного арсенала способны наладить маломальский диалог. Изрядно побегав в поисках признаков жизни, я таки дождался, когда на территорию крепости заехал некий абориген, проживавший в отдельно стоящем доме. Его восприятие английского было сопоставимо с моим – немецкого. Но разговаривать с живым человеком гораздо проще, чем с домофоном. Оказалось, что он даже в курсе, что нас в цитадели ждут. «Хозяин» отыскался быстро, жил он как раз в помещениях с тусклым светом и на связь выходил по переговорному устройству. О чём впоследствии мне поведал. Интересно, как со своим «ферштейн нихт» я должен был до этого дотумкать?

Маша за время моего отсутствия не только вся извелась, но уже и начала от страха прощаться с жизнью. Так что наше появление для неё оказалось сродни второму рождению. Мужик заселил нас очень быстро, включил отопление, выдал по моей просьбе план города, дополнив его лайфхаками, показал, где утром оставить ключи и убежал в семейный круг.

В башне со стенами толщиной в два метра было очень холодно. Пока что оптимизм внушало лишь огромное и толстое пуховое одеяло.

В пять часов вечера оставаться в помещении мы не собирались. Но прежде чем отправиться на прогулку, решили собственными силами сварганить обед, совмещённый с ужином. Тут-то нам и пригодилась предусмотрительно взятая с собой газовая горелка и электрочайник. Разместившись в одной из ниш коридора подальше от датчиков пожарной сигнализации, мы на скорую руку соорудили макароны по-флотски на основе консервированной тушенки, банку которой нам неизменно и принудительно навязывает мой отец.

Часиков в шесть мы отважились погрузиться во чрево ночи, дабы провести разведку перед утренним фотоштурмом Кронаха. Мрачное и таинственное Волчье ущелье, о существовании которого нам поведал крепостной смотритель, вывело нас к мосту через Хасслах в Нижнем городе.

Впрочем, найти лазейку в Верхний город мы не торопились. Интуиция подсказывала, что имеет смысл прогуляться вдоль реки до следующего моста. Вскорости нам открылась многоуровневая панорама Кронаха, увенчанная крепостью Розенберг.

Этот убойный вид заставил меня внести существенные правки в свой «табель о рангах». Если ранее в категории «мой город Германии» пальма первенства была у Швебиш-Халля, то с этого момента она была передана Кронаху.

С каждым шагом город увлекал всё больше и больше. Когда мы дошли до нужного моста, был велик соблазн двигаться вдоль Хасслаха и дальше.

Но в конце переулка промелькнул крайне притягательный средневековый «пласт», который заставил нас на ходу корректировать планы.

Несмотря на соблазн проникнуть в Верхний город сквозь Бамбергские ворота, мы вновь берём паузу и следуем дальше вдоль массива защитных укреплений Кронаха.

В результате оказываемся на Мариенплац, в которую вонзается клин Верхнего города. Это самое яркое место Кронаха, ведь ещё несколько дней назад здесь бурлил Рождественский базар.

Одной из функций башни Розентурм являлось обеспечение связи между Нижним и Верхним городом. Поэтому неудивительно, что по соседству с ней мы нашли лестницу, которая привела нас в исторический центр. Оттягивать дальше это событие уже не было никаких сил.

В двух шагах находится самая красивая площадь Кронаха – Мельхиор-Отто-плац.

Отсюда веером разбегаются сразу четыре улочки. Нам хочется обследовать каждую из них. Чтобы не заблудиться, действуем слева направо. Сначала ныряем в уходящий куда-то вниз спиралевидный проулок.

Буквально за углом он заканчивается, упираясь в Бамбергские городские ворота. Это хороший ориентир. Теперь мы имеем чёткое представление о том, где находимся.

Вернувшись на площадь, отправляемся в поход по Амтсгерихтсштрассе. Здесь в глаза бросаются грузные особняки с фахверковыми верхними этажами и массивными эркерами.

Амтсгерихтсштрассе привела нас на Мартинсплац, где трудно не заметить каменное здание со ступенчатым фронтоном. Оказалось, что нынешнее пожарное депо является, вероятно, старейшим гражданским сооружением Кронаха (XIII в.). А поначалу в этом атипичном по архитектуре доме заседал горсовет.

Стоит уточнить, что этот т.н. Kemenate не являлся ратушей, которую мы попытались в темноте безрезультатно отыскать на соседней Рыночной площади.

Отложив данное мероприятие на утро, вновь вернулись на Мельхиор-Отто-плац. Но на этот раз по улице Лукаса Кранаха старшего, которая названа в честь величайшего немецкого живописца эпохи Ренессанса, родившегося в Кронахе. Занятно, что Кранах – малоизвестный художник в «наших палестинах», но одна из его работ должна быть известна абсолютно всем – это знаменитый портрет Мартина Лютера из учебника истории средних веков.

Вечером на улице Лукаса Кранаха нам ничего не глянулось. Но стоило снова свернуть за угол, дабы завершить свой челночный рейд по городу, и мы на мгновение застыли, оказавшись в самом романтичном уголке Кронаха — затейливом изгибе переулка Штрауер Тор.

С каждым шагом планы на утренний Кронах становятся всё более тяжеловесными. Ещё один пункт обязательной программы не заставил себя долго ждать. Довольно скоро Штрауер Торвег начал живописно раздваиваться, и мы свернули вверх, в то место, где когда-то, по всей видимости, находились одноимённые городские ворота.

В заключение вечерней прогулки по Кронаху нам оставалось лишь осмотреться на территории крепости, которая уже не казалась столь зловещей, как за пару часов до этого.

Объяснение этой метаморфозы лежит на поверхности: в урочный час была включена подсветка. Поэтому и внутренний дворик оказался очень уютным.

А наша Северо-Восточная башня — крайне притягательной, тем более что мы предусмотрительно оставили там включенным свет.

Бросив напоследок взгляд на Кронах с высоты крепостных бастионов, мы направились в хостел.

(Кстати, здание на переднем плане справа – это бывшее зерно-солехранилище, а ныне тюрьма.)

Опасения по поводу предстоящей не совсем комфортной ночи оказались напрасными. За время нашего отсутствия эффективная система отопления превратила атмосферу в комнате в домашнюю.
.
Вторник 26 декабря – седьмой день поездки. Уже забрезжил её финиш. Следующим вечером мы должны покинуть пределы Германии. Так что предстоящие полтора суток нужно провести в режиме гиперактивности. Смешно, да? Можно подумать, что у нас бывает иначе.

По сравнению с вечерним, утренний маршрут перемещения по Кронаху не изменился ни на йоту: Волчье ущелье, мост через Хасслах, Нижний город, Бамбергские ворота, стена, площадь Марии, Приходская башня (Розентурм). К сожалению, часть фото со вторничной прогулки по городу были утеряны. Поэтому, до момента теперь уже неизбежного второго пришествия в Кронах, в качестве иллюстрации могу лишь предложить некий эрзац моих фантазий.

Как я уже писал ранее, Верхний город мысом нависает над Мариенплац. Очарование этого места можно выявить лишь при дневном свете. Есть надежда, что и далее нас ждут приятные сюрпризы.

Примечательно, что в историческом центре Кронаха находится лишь один храм. И это несмотря на то, что основателем города был целый епископ. Вдвойне примечательно, что приходская церковь, будучи неуклюже втиснутой в остриё клина Верхнего города, возведена здесь словно по остаточному принципу.

Накануне вечером в храме св. Иоанна и за его пределами было довольно оживлённо, поэтому осмотреться как следует мы не смогли. Утром же никаких помех не было. Поэтому удалось уделить несколько секунд внимания каждому приглянувшемуся объекту. Например, часовне св. Анны, которая из-за дефицита места вынуждена существовать чуть ли не в подвешенном состоянии.

Впрочем, капелла запомнилась мне не столько своим внешним видом, сколько «содержимым» — уморительным рождественским вертепом, выполненным в стиле «нечто среднее между Васей Ложкиным и Алёшей Ступиным».

Формально все культовые здания Кронаха, хоть и разбежались по закоулкам, относятся к несравненной Мельхиор-Отто-плац. Поэтому и не они определяют её лицо.

Лицо площади – это, пожалуй, рассредоточившиеся по её многочисленным углам грузные дома с непременными фахверковыми верхними уровнями, в которых ныне получили прописку гостиницы и рестораны.

Самый известный среди них – гостевой дом «У острого угла», который формально всё же относится к улице Лукаса Кранаха. Только вот непосредственно к основателю династии живописцев этот дом имеет самое прямое отношение, потому как именно здесь он и родился в 1472 году.

Что касается разного рода символических сооружений, по наличию которых можно судить о значимости площади, то на Мельхиор-Отто-плац их предостаточно. Это и фонтан св. Иоанна, и уникальный в своём роде Монумент Почёта, воздвигнутый в честь князя-епископа Мельхиора Отто, который проявил недюжинную храбрость в защите Кронаха от шведских набегов в годы 30-летней войны.

Сценарий освоения Верхнего города был апробирован ещё накануне вечером и по ходу воплощения в жизнь изменений не претерпел. Разве что нам пришлось гораздо чаще останавливаться, поскольку на некоторых зданиях мы обнаружили информационные таблички, повествующие об их «подноготной». Читать их бесполезно, поскольку понять что-либо невозможно. Но вот в качестве «сигнальных флажков» об исторической значимости сооружений – подойдут, так как иной информации о Кронахе у нас не было.

Правда, таковых оказался не один десяток. Впрочем, мы не ставили перед собой цели найти все объекты Кронаха, снабжённые табличками. Скорее, это была проверка: понравился какой-либо дом; остановились, чтобы его запечатлеть в памяти; глядь, а на нём табличка – бинго.

Наша программа минимум – это пешеходный маршрут всего лишь с семью остановками. И о нём информируют совсем другие таблички.

Начальный пункт- это, как обычно, Рыночная площадь. Утром здесь мы уже смогли разобраться, что новая ратуша Кронаха – это современное неброское здание, которое весьма органично вписалось в канву старого города. По этой причине мы его вечером и не распознали.

Зато давешнее пожарное депо (Kemenate) днём с огнём искать не пришлось. На пару со своим соседом эти дома кажутся чересчур нетипичными для франконской глубинки.

Беглый взгляд вглубь Амтсгерихтсштрассе вроде как никаких потенциальных открытий не предвещал.

Но в основе этих выводов лежали результаты вечерней разведки, которые оказались не точны. Историческая ратуша Кронаха своим фасадом выходила как раз на эту улицу.

А вот её «чёрный ход», который я накануне принял за культовый объект, оказался входом в зал для торжественных мероприятий.

Повернув за угол «острого угла», мы тем самым готовились выйти на финишную прямую. Впрочем, в этом уголке Кронаха нас ждала вполне программируемая заминка.

Повод – бросить прощальный взгляд на неповторимую Мельхиор-Отто-плац.

Штрауер Торвег при дневном свете преобразился.

Раньше казалось, что нет на нём ничего более притягательного, чем двухуровневая развилка.

Но случайно брошенный назад взгляд на архитектурный «слоёный пирог» заставил в этом усомниться.

Дальше всё уже было по-быстрому. За ратушей я приметил аутентичный фрагмент городских укреплений, в который интегрирована башня с традиционным зловещим названием Ведьмина. Стоило бы там прогуляться, но временной дефицит заставляет лишь делать засечки на будущее. Не для этого ли я сгубил часть фото?

Старый город закончился для нас там, где высится Городская башня – старейшее сооружение Кронаха. Видимо, раньше здесь были защитные укрепления и, соответственно, проходила граница между Верхним городом и крепостью Розенберг.

Впрочем, до входа в цитадель отсюда ещё ползти в гору не одну сотню метров, а последний этап этого пути и вовсе серпантин.

Но меня это не остановило. Мы-то могли туда и не возвращаться – вещи загружены, машина стоит на паркинге внизу. Но чего только не сделаешь ради логично венчающей прогулку по городу панорамы Кронаха.

На этом всё, если не считать кратковременной остановки у вокзала, откуда открывался замечательный вид на крепость Розенберг.


Традиционный получасовый переезд привёл нас в Кобург (Coburg) (1:25) – третий из верхнефранконских «К», затерявшихся в отрогах Франконского леса. Он же являлся ранее упомянутой «реперной точкой», которая привлекла моё внимание к этому региону северной Баварии.

По сравнению с остальными карликами (10-15 тыс. населения), в которых мы побывали в предыдущие дни, Кобург мне сразу показался крупным городом. Со своими 40 с лишним тыс. населения он сопоставим лишь с Меммингеном. Но на фоне Кобурга последний тоже оставляет впечатление небольшого провинциального городка. Объяснить сей «феномен» я могу лишь тем, что Кобург ещё столетие назад был столицей целого государства — Саксен-Кобург-Гота. Отсюда, возможно, и произрастает его кажущийся размах, пафос, роскошь и архитектурное многообразие.

Начали мы своё исследование с башни Ketschentor, через ворота в которой, собственно, и заехали в Старый город.

Пристроив машину неподалёку прямо на улице, направились на Рыночную площадь – один из трёх центров притяжения Кобурга.

Стоит заметить, что путь этот не такой уж и близкий, что и подтверждает версию о размахе исторического центра.

В боковой улице промелькнули ещё одни городские ворота – это обязательный пункт программы, так что нужно отметиться и там. Маша не всегда приветствует подобные «зигзаги», поэтому в качестве альтернативы ей всегда предлагается чуток потоптаться на месте.

Башня, как и вся улица, называлась Еврейской, что, памятуя недавнюю историю, показалось как минимум необычным.

Что касается Рынка, то к нему у меня никаких вопросов не возникло. Статус столичного города определил лицо площади. Она оказалась разномастной, следовательно, формировалась в разные эпохи за счёт тех или иных господствующих стилей.

Но бал здесь правит, вне всяких сомнений, РЕНЕССАНС. Примеров не один, поэтому отдать кому-либо предпочтение крайне сложно. Прежде всего, речь идёт о ратуше, первые упоминания о которой относятся к началу XV века.

Понятно, что свой нынешний вид здание обрело намного позднее. Но это точно не новодел, как могло бы показаться на первый взгляд. Кстати, в связи с этим стоит заметить, что Кобург практически не пострадал в годы Второй мировой войны.

Казалось бы, уже ничто не может соперничать по красоте со столь нарядным и одновременно величественным сооружением. Но только не на Рыночной площади Кобурга. Здесь, напротив ратуши, воздвигнуто сногсшибательное по красоте здание городского управления.

Декор здания в виде росписей и скульптур вызывает приступ восхищения, но я никак не мог оторвать глаз от моей слабости — угловых эркеров.

Из прочих объектов на Рынке выделяется здание придворной аптеки, которое без сомнения является самым старым оригинальным сооружением на площади. Примечательно, что аптека уже на протяжении полутораста лет находится в ведении одной и той же семьи.

В часы нашего нашествия Рынок Кобурга был «захламлён» конструкциями, оставшимися от Рождественского базара. Задействован оказался даже памятник местному уроженцу принцу Альберту (между прочим – муж легендарной английской королевы Виктории).

Обзору это, безусловно, мешало, но уюта и очарования добавляло всенепременно.

А вот парочка фонтанов-«близнецов» в структуру базара не вписалась. Видимо, из-за своего удалённого расположения в углах площади.

И это хорошо, поскольку они позволяют не только привлечь к себе внимание даже зимой, но и скомпоновать фотокадр с претензией на шедевральность.

Преодолеть силу притяжения Рыночной площади Кобурга – задача не из простых. Сделали мы это с превеликим трудом, но, как оказалось, всего лишь вышли на орбиту и стали вращаться на некотором удалении. Вообще-то нашей целью было перескочить на орбиту Дворцовой площади. Что же нас удержало в сфере притяжения Рынка?

Во-первых, ещё одна пара фонтанов (всего их в Кобурге около 30):
— фонтан Рюкерт – один из старейших в городе, к тому же ему отводилась роль важнейшего узла по перераспределению воды к другим скважинам Кобурга;

— современный фонтан в честь Алекса-огуречника (Александра Отто) – хорошо известного коренным жителям разносчика и продавца солений, неизменного персонажа городских ярмарок и фестивалей, отличавшегося находчивостью и красноречием.

Во-вторых, находясь под впечатлением от здания горуправы, невозможно не притормозить у бывшего арсенала, ведь оба сооружения перекликаются как минимум по цветовой гамме. И это неудивительно, ведь архитектор у них один и тот же.

В-третьих – это ресторан Лорелей. Вроде как бывший дом пекаря, отличающийся нехарактерной для Франконии красочностью фресок.

В-четвёртых,… А вот здесь дилемма: что предпочесть из архитектурного ансамбля на Кирххоф? Позднюю готику протестантской церкви св. Маврикия или…

чумовой ренессанс кобургской гимназии.

На первый взгляд выбор очевиден – гимназия. А как иначе, ежели в глаза бросается, что и она, и дом городского управления являются «ближайшими родственниками».

Но сюрприз, который заставил меня засомневаться в своих скороспелых выводах, поджидал нас внутри храма. В церкви св. Маврикия находится родовая усыпальница герцогов Кобурга. И по этому случаю над ней воздвигнута эпитафия в виде барельефов и скульптурной группы, где «действующими лицами» являются представители сановной семьи. Есть у меня стойкое убеждение, что ничего подобного я ранее не видел.

В-пятых, (не по значимости, а по остаточному принципу, потому как сила притяжения нас снова вернула на рынок) – это дом чеканщика монет.

Фахверк – моя слабость, поэтому я не мог не обратить внимания на это сооружение, тем более что пока на нашем пути их было не так много. И, как оказалось, попал в десятку. Потому что дом чеканщика, будучи построенным в 1444 году, является одним из первых готических фахверковых особняков в Кобурге.

Со второй попытки нам всё же удалось перескочить на орбиту Дворцовой площади, архитектура которой подчёркивает былой столичный статус города.

И дело здесь вовсе не в неоготическом дворце Эренбург, в очертаниях которого угадываются английские «фамильные черты».

Замки, дворцы и прочие статусные объекты в изобилии встречаются и в заштатных городках. Но вот с чем там наблюдается дефицит, так это с такими сооружениями как пассаж или манеж. А вот в Кобурге есть и они.

От Дворцовой площади мы намеревались перепрыгнуть на орбиту, пожалуй, главной местной достопримечательности – крепости Кобург, силуэт которой едва проступал сквозь туман на вершине холма Фестунгсберг.

Километра полтора-два пути по лесо-парковой зоне не казались мне непреодолимыми. Но хватило нас лишь на то, чтобы взобраться по лестнице пассажа и доковылять до памятника герцогу Эрнсту II, где мы и благополучно выдохлись.

Здесь я решил, что в цитадель лучше добираться на машине. Ну, а в качестве компенсации за перерасход энергии мы получили великолепный вид на Дворцовую площадь.

Из-за медленного, но бесповоротного наплыва тумана следовало бы ускорить наши телодвижения. Как бы не так. Здесь у нас тоже случился рецидив, в результате чего мы стали медленно вращаться на орбите Дворцовой площади. Сначала в центре внимания оказались виллы местной элиты, построенные полтора столетия назад.

Одна из них принадлежала известному театральному деятелю Фридриху Гаазе, который, между прочим, целых 6 лет добровольно отслужил в труппе петербургского Михайловского театра.

Потом мы задержались у церкви св. Августина. Её окраинное расположение и сравнительно юный возраст подчёркивают, что Кобург являлся одним из оплотов Лютеранства. Кстати, сам основоположник течения не раз бывал в городе и читал свои проповеди. Естественно, что происходило это в храме св. Маврикия.

Следующая короткая пауза – на театральной площади у Земельного театра, который мне показался чересчур габаритным и пафосным. Впрочем, в канву моих рассуждений о былом столичном статусе Кобурга он вписывается идеально.

С Театральной площади уже виднеется Старый город, граница которого обозначена Госпитальной башней.

Это последняя из трёх сохранившихся башен Кобурга. Нетрудно заметить, что броскими индивидуальными чертами они не выделяются. Могу лишь сделать акцент на то, что все башни снабжены двухсторонними часами.

Прогуливаясь по Кобургу, не стоит забывать, что этот город можно назвать клондайком эклектичных особняков.

Зачастую – это гремучая смесь сразу нескольких стилей. Например, неоготики и неоренессанса.

Преемников историзма – зданий в югендстиле – в Кобурге тоже предостаточно, но наши ноги, к сожалению, до них не дошли.

Удивительно, но ближайший к крепости Фесте Кобург (Veste Coburg) (0:30) миниатюрный паркинг был забит до отказа. Немцы настолько зациклены на порядке, что у них с креативом форменная беда. Но стоит кому-то открыть им глаза на очевидные вещи, и они без стеснения берут это на вооружение. От безысходности я пристроил свою машину на краю внутристояночного проезда. А когда мы вернулись после прогулки по цитадели, моему примеру последовало уже несколько аборигенов.

Несмотря на то, что Фесте Кобург оккупировала холм Фестунгсберг высотой порядка 460 метров, выше города она лежит всего лишь на 160 метров.

Первые упоминания о местной твердыне, которую называют не иначе как «короной Франконии», относятся минимум к XIII веку. Некоторые источники старят её ещё на пару сотен лет.

Впрочем, уважение вызывает не столько возраст, сколько размер сооружения, которое является второй по величине цитаделью в Германии.

Понятно, что разрасталась она постепенно, в результате чего, помимо группы строений, обзавелась тройной стеной,

ощерившимися бастионами,

мощными оборонительными башнями

и глубоким рвом.

Столь серьёзная защита помогла крепости выдержать бесчисленное количество осад и стать надёжным убежищем не только защитникам, но и гонимым историческим личностям вроде Мартина Лютера.

После утраты своего военного значения Фесте Кобург была перепрофилирована в тюрьму, что, видимо, и спасло её от забвения и постепенного разрушения.

Попасть на территорию крепости можно совершенно бесплатно.

Это позволяет, прежде всего, пристально изучить окрестные панорамы.

К сожалению, нам такой опцией удалось воспользоваться не в полной мере, потому как поднимавшийся снизу туман буквально на глазах превращался в непреодолимую для взгляда стену.

Поэтому мы поторопились сосредоточиться на молниеносном изучении весьма уютных и живописных внутренних дворов цитадели.

Первый, видимо, был заточен под гостей и хозяйственные нужды. В нём в глаза бросается фахверковый дворец в «силезском» стиле, пристроенная к нему часовня и обязательный колодец, без которого никакая твердыня долго не протянет.

А вот второй двор уже преимущественно хозяйский.

Хотя самое представительное здание здесь – это, как ни странно, арсенал.

А вот приземистые покои герцога по ощущениям тянут не больше, чем на казарму. Возможно, что со временем подобная метаморфоза с ними и произошла.

Как оказалось, так называемый дворец Карла-Эдуарда, был построен в начале прошлого века. Этим, видимо, и объясняется его утилитарный и брутальный внешний вид. Содержание здесь, скорее всего, важнее формы. Но убедиться в этом нам не было дано – день был выходным.


Тюрингия

Комментарии (8)

RSS свернуть / развернуть
+
1
+ -
avatar

begun12

  • 1 декабря 2016, 21:46
Ах, какой чудесный заглавный рисунок!
Прекрасная попытка выйти из «зоны комфорта»!
+
0
+ -
avatar

puzzle

  • 2 декабря 2016, 15:30
Для того, чтобы выйти из зоны комфорта, надо сначала туда попасть)

На самом деле — это экспромт, потому как любые эксперименты с поиском новых форм/форматов здесь всё равно обречены на провал. Ну, или просто обречены)
+
0
+ -
avatar

bkozyrev

  • 6 декабря 2016, 16:30

Извините, не удержался. ;)
+
2
+ -
avatar

bulava61

  • 1 декабря 2016, 22:15
я отделался от помощницы безотказной фразой: «Ферштейн нихт». От бессилия и сочувствия девушка готова была разрыдаться,
Маша за время моего отсутствия не только вся извелась, но уже и начала от страха прощаться с жизнью.
В этой серии вы, Александр, повернулись ещё одним боком, доселе мною неизведанным.В течение получаса Вы умудрились довести до истерики двух женщин, сначала фразой (неправильно составленной и означающей «понимать не»), затем бездействием. Всё больше становится жаль Машу…
+
1
+ -
avatar

puzzle

  • 2 декабря 2016, 16:43
повернулись ещё одним боком, доселе мною неизведанным
Алексей, перво наперво хочу предупредить, если я повернусь боком, то исследовать будет нечего, потому как Вы меня просто не заметите )
сначала фразой (неправильно составленной и означающей «понимать не»)
Чем бессмысленнее фраза, тем она более безотказна. Цель — отвадить ненужных помощников — была достигнута. Хотя, на самом деле, правильная в данном случае фраза не так уж заметно отличается от «безотказной»: Ich verstehe nicht.
затем бездействием
А сейчас обидно. Вот Вы, Алексей, томясь в ожидании своих дам, погрузившихся в шопинг, можете ли обвинить их в бездействии?
Всё больше становится жаль Машу…
А зря. Она бы и в этом году не прочь получить толику сострадания. Но, увы.
+
1
+ -
avatar

bulava61

  • 2 декабря 2016, 17:35
томясь в ожидании своих дам, погрузившихся в шопинг,
Для меня это самыетомительные часы, которые просто бесят, поэтому составляю маршрут по нешопинговым местам.
+
1
+ -
avatar

BVD64

  • 2 декабря 2016, 12:55
Сколько всё-же очарования и изящества в старинных зданиях, одно уникальнее другого, никаких повторений! Столько удовольствия получил их рассматривая!
А какие эркеры!!! Даже придворная аптека не осталась в стороне.
Очччень понравился «слоёный пирог». Святой Маврикий впечатлил, причём снаружи не меньше, чем внутри. В общем, при таком богатстве выбора отдать пальму первенства одному снимку очень сложно, но рискну!
Ночной Кронах — взгляд сверху! Лучи света и струйка дыма оживляют фотографию до реальности.
Спасибо Александр!
+
1
+ -
avatar

bkozyrev

  • 6 декабря 2016, 14:09
Написал комментарий до середины, отвлекся — дети закрыли страничку. Грр! Ладно, начнем заново.

Из ночных фотографий Кронаха понравилась (очень) только последняя — с высоты крепостных бастионов. Крайне художественный снимок получился. Остальные же кадры скорее разожгли любопытство: как город будет выглядеть при свете дня? И тут такой облом. :(
Зато очень заинтересовала картина — «эрзац твоих фантазий». Это что, откуда? Необычно и очень симпатично.

Двухуровневая развилка и «слоеный пирог» на Штрауер Торвег стоят друг друга и совершенно роскошны.

В Кобурге понравился первый же кадр — башня Ketschentor с воротами. И Еврейская башня хороша в сочетании с рождественскими украшениями на улице. Угловые эркеры — симпатичные, аптека — тоже.

И, пожалуй, «ощерившиеся бастионы» крепости Фесте Кобург отмечу. А еще очень понравился снимок из крепости, на котором туман встает стеной. Вам-то он помешал любоваться окрестностями, но на фотографии создал атмосферу таинственности, очень подходящую для средневековых замков и крепостей. ;)

Внимание!

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии непосредственно на сайте. Советуем Вам зарегистрироваться (это займёт 1 минуту) и получить тем самым множество привилегий на сайте!

Можно также оставить комментарий через форму "ВКонтакте" ниже, но при этом автор публикации не получит уведомление о новом комментарии.