"Неизвестная" Германия. 1 сезон. Часть 6. Домой через Польшу: Познань под микроскопом и предновогодняя Варшава. / Отчёты об автопутешествиях / Автотуристу.РУ - автопутешествия и автотуризм: отчёты, трассы и дороги, в Европу на машине, прокладка маршрута! 

Авторизация

Зарегистрироваться

"Неизвестная" Германия. 1 сезон. Часть 6. Домой через Польшу: Познань под микроскопом и предновогодняя Варшава.

Часть 1. Успеть на Рождественский базар.
Часть 2. Швабия накануне Рождества. Эпизод 1.
Часть 2. Швабия накануне Рождества. Эпизод 2.
Часть 3. Рождественская Франкония. Эпизод 1.
Часть 3. Рождественская Франкония. Эпизод 2.
Часть 4. Тест Тюрингии.
Часть 5. Жемчужины Саксонии-Анхальт.

Коль уж я пою оды польским дорожникам, вспоминаю об очередях на границе и фактах многократного посещения А10, нетрудно догадаться, что и мимо Познани (Poznań)(4:20) я тоже проезжал не единожды. Причем даже не мимо, а через сам город, потому как это было и быстрее, и, что важнее, более безопасно. Маршрут проезда был предельно выверен и доведен до автоматизма, что позволяло гораздо чаще вертеть головой по сторонам, нежели в каком-то другом городе. Этого было вполне достаточно, чтобы раз за разом предаваться мечтам о прогулке по познаньскому Рынку, силуэт которого угадывался в просветах между домами или же по острову Тумскому с его собором, который выглядел необыкновенно притягательным в лучах ночной подсветки. Пришло время и эту мечту воплотить в жизнь.

28 декабря 2013 года – девятый и последний полноценный день нашей поездки. Так что как минимум с утра события мы не форсировали. В 10 часов выселились из гостиницы, договорились о сверхурочной стоянке авто и поспешили в центр города. Перевели дух лишь после того, как добрались до цели — Старого Рынка.

Не знаю как кто, но лично я, попав на Рыночную площадь любого европейского города, перво-наперво начинаю выискивать взглядом ратушу. Хотя и не обязательно, что она там должна быть. Впрочем, данное уточнение не касается Польши, потому как в этой стране Рыночная площадь всегда формировалась вокруг ратуши, а не вокруг собственно рынка.

В небольших городах доминантой в виде ратуши Рынок, как правило, и ограничивался. А вот в крупных – ратуша со временем «обрастала» множеством жилых и хозяйственных построек различного функционального назначения (весовая, арсенал, караульная служба), которые превращали сердце города в небольшой микрорайон, зачастую с собственной улично-дорожной сетью.

Всё вышесказанное к Познани имеет самое прямое отношение. С одной лишь оговоркой: ратушу в этом городе выискивать взглядом не понадобится, потому как её шпиль бросается в глаза с любого ракурса.

Ну, а своей ренессансной красотой это чумовое сооружение способно затмить всё что угодно.

Стоит отметить, что в годы последней войны познаньской ратуше «повезло». Несмотря на то, что в городе было повреждено и разрушено 55% сооружений, здание «горсовета» лишилось «всего лишь» верхней части главной башни.

Теперь пару слов о «микрорайоне», которым «обросла» ратуша. Его жемчужиной, вряд ли имеющей аналоги, дошедшие до наших дней, является т.н. «Домики будников». Будники – это такие ремесленники, которые осели в лесах и стали там заниматься переработкой древесины. Ну, а на хлеб они зарабатывали, сбывая дёготь, уголь, золу, скипидар, поташ, канифоль, дубильные вещества. На Рынке в Познани у будников было «представительство» – Гильдия будников – в ближайшем к ратуше доме. Прежнее же название этого «таунхауса» — «лачуги сельди» — память о том, как местные власти в начале XV века выделили здесь 17 торговых мест для продавцов сельди, соли, свечей и прочих товаров.

Собственно, из этих лачуг и выросли со временем скромные особнячки не очень богатых торговцев. К началу XX века все пассажи первого этажа были замурованы, и на их месте созданы небольшие магазины.

Во время войны «таунхаус» был практически полностью разрушен. В результате последующей реконструкции ему вернули вид, соответствующий эпохе Возрождения. Так что теперь на пару с ратушей Domki Budnicze радуют нас стилистическим единством.

И всё-таки самым лакомым куском на Старом Рынке Познани для меня являлась застройка, обрамляющая его периметр.

Она состоит сплошь из «камениц».

Термин этот появился в польском языке ещё в XV веке, но до сих пор является специфическим, поскольку в других языках аналога ему нет. Наиболее близким является «таунхаус».

Но у поляков каменица не может быть современным сооружением. Этого звания достоин лишь исторический объект.

Каменичка, как её часто называют в уменьшительно-ласкательной форме – это каменный или кирпичный дом, стоящий в узком диапазоне себе подобных сооружений.

Боковыми окнами может обладать только крайняя в ряду каменица.

Отдельно стоящий узкий, но длинный дом с боковыми окнами каменицей не является. Ежели у отдельно стоящей каменички отсутствуют боковые окна, то это говорит о том, что её соседей либо не смогли построить, либо они были разрушены.

В Польшу каменицы «завезли» немецкие поселенцы. До этого поляки жили в замках, монастырях, отдельно стоящих особняках либо в деревянных домах.

Из-за дороговизны строительных материалов закрепиться каменицы смогли только в городах, постепенно вытеснив оттуда деревянное жильё.

Так же как и в других городах познаньские каменицы были основой городского жилья вплоть до XX века. Поэтому их стилистика необычайно разнообразна – от готики до классицизма.

Ярчайшим примером последнего является дворец Дзялыньских, построенный в конце XVIII века.

Первым его владельцем был видный литовский военачальник. Отсюда на фасаде дворца и соответствующая атрибутика.

Дворец Дзялыньских во время войны «всего лишь» сгорел, что нанесло серьёзный вред его интерьерам. А вот ещё один аристократический особняк в стиле классицизма на Старом Рынке – дворец Мелжинських – был разрушен до основания. Поэтому его пришлось восстанавливать с нуля. Увы, но судьба этого дворца до сих пор незавидна. Пока претенденты на владение им судятся между собой, здание ветшает на глазах. Поэтому дворец Мелжинських никак не хотел попадать в объектив моего фотоаппарата.

Впрочем, не велика потеря. Мне больше интересны не дворцы небожителей, а каменицы людей среднего достатка, но с интересной историей или оригинальным декором.

Всего на периметре Старого Рынка Познани высится 64 каменицы – номера домов с 37 по 100. Вряд ли хотя бы одна из них является оригинальной. Причина банальна – Вторая мировая война. Судя по фотографиям той поры, разрушений или повреждений не удалось избежать никому. От одних домов остались руины, от других — каркасы или фасады.

Перед реконструкторами и реставраторами стояла непосильная задача – вернуть площади былой облик. Сделать это можно было лишь на основе сохранившихся чертежей, гравюр, рисунков, литографий, картин и фото. Но все они относились к разным эпохам. Поэтому восстановленные каменички выглядят сейчас далеко не так, как, например, в 1939 году.

Дом № 37 – «красная каменица» или «Красная аптека», потому как с XVI века по 1945 год здесь находилась аптека. Изначально готическое здание позднее было перестроено в стиле барокко, после чего стало выглядеть как дворец. Это потому, что в период перестройки «красная каменица» «съела» часть своего соседа справа, за счёт чего приобрела широкий парадный фасад.

Троица с № 41 по № 43, возможно, и не самые примечательные каменицы Познани. Зато они минимально пострадали в годы войны. 42 и 43 сохранили готические стены, оригинальную средневековую планировку помещений и даже некоторые декоративные элементы отделки. Дом № 41 вообще остался практически нетронутым. Как и соседи, впервые упомянут в XV веке, но барочный фасад приобрёл в XVIII веке. С 1564 года здесь размещалась аптека «Под белым орлом». Но в историю он вошёл как «дом семьи Гродзитских», которая обогатилась на незаконном обороте пушнины и тканей.

Дом № 48 – каменица Гоского — самый старый на Рынке, но фасад выглядит, как в 1942 году. Более ранних изображений, видимо, не нашлось. А вот № 49 впервые упоминается в начале XVI века, т. е. на пару сотен лет позже (хотя понятно, что упоминание не тождественно дню рождения), но фасад его восстановлен в соответствии с тем, каким его запечатлели на гравюре 1841 года. Интересно, что самым известным владельцем этой каменицы был личный лекарь короля Яна II Казимира.

Каменица № 50 в стиле поздней готики – «дом под колпаком». Внешний вид также относится к 1841 году.

В основе названия лежит анекдот. Согласно нему, в начале XVIII века здесь находилась штаб-квартира короля Августа Сильного. Во время каких-то празднеств нетрезвый король вывалился из окна, но при этом избежал серьёзных травм, поскольку упал на установленный внизу деревянный козырёк. Впрочем, есть версия, что этим королём был Карл XII. Кстати, на этом доме сохранилась табличка с отметкой об уровне катастрофического наводнения, которое поглотило Познань в 1736 году.

№ 52 – дом семьи Ридтов. Глава клана – торговец шелками и другими восточными товарами. После войны каменица была восстановлена в ренессансном стиле и украшена сграффито. С этим домом тоже связана забавная история. Сын владельца не терпел пение монахинь, которые жили в то время в соседнем доме. Однажды в порыве гнева он заявил, что предпочел бы «умереть, чем слушать волчьи голоса». И вскоре, возвращаясь с ярмарки, он скоропостижно скончался в лесу близ Познани. Но, как свидетельствуют документальные хроники, на этом история не закончилась. Потому как слуги неоднократно видели хозяйского сына, кружащего в районе дома образе волка в ожидании страшного суда. Впрочем, суд, видимо, так и не состоялся, поскольку встретиться с ним здесь можно и в наши дни.

С восточной стороны площади переместимся на южную. Здесь в глаза бросается дом № 56 – «золотистая каменица» — один из самых красивых в городе. За свою более чем пятисотлетнюю историю эта каменичка была разрушена дважды: в 1706 и в 1945 годах. Восстановили её в стиле позднего ренессанса. Принадлежал дом местному мэру – торговцу и банкиру Ежи Боку, который не чурался доходов с общественных бань и не стеснялся кредитовать короля Казимира.

Парочка камениц №№ 59-60 похожи на двоюродных сестёр. А всё потому, что олицетворяют собой конец XVIII века, хотя первые упоминания относятся к XV веку. У дома № 59 «родословная» побогаче. Принадлежал мэру и врачу Николаю Дамбницкому, который первым озаботился поставками в Познань свежей воды. А с 1784 года каменица перешла в собственность семьи Жупаньских – греческих торговцев Зупанос. Позднее здесь родился величайший польский издатель и книготорговец Ян Жупаньский, первым издавший Адама Мицкевича.

В те же годы в соседнем доме № 60 обосновался греческий виноторговец Димитрий Калуба. Греческая колония в Познани состояла из сотни человек, которые в основном виноторговлей и занимались. Местная администрация обязала их подчиняться местным законам и устоям. Тем не менее, греки смогли сохранить свою национальную идентичность.

Теперь ненадолго притормозим на западной стороне площади. Каменицы №№ 73, 74. Первая вернула себе фасад рубежа XVII-XVIII веков, когда принадлежала гильдии портных. Отсюда и соответствующие фрески. Вторя же явно тяготеет к классицизму. Видимо, этот дом восстановили в том виде, который он обрёл в 1908 году, когда в нём обосновалась штаб-квартира Банка Промышленников. В войну у этой каменицы пострадал лишь фасад, поэтому в интерьерах сохранились следы эпохи Возрождения.

Крайне драматична судьба каменицы №82, а заодно и 80, и 81. В начале ХХ века они были снесены под ноль, а на их месте возвели трёхэтажный жилой дом для известного политика, драматурга и мецената Юзефа Косцельского.

Но после войны было решено воссоздать оригинальный внешний вид этих каменичек. Благо, что они были запечатлены на гравюрах. Полная противоположность – судьба каменицы под № 83. Мало того, что она осталась цела в начале века, так и годы военного лихолетья её пощадили.

Крайняя на «западе» — симпатичная каменица № 84. Выглядит она как в середине XVIII века. За двести лет до этого её владельцем стал итальянско-польский архитектор Джованни Баттиста ди Куадро. Тот самый, который построил ратушу в Познани, одну из промежуточных версий королевского замка в Варшаве и многие другие шедевры эпохи Возрождения. На фасаде дома размещена скульптура архитектора. Её отлили из расплавленной головы статуи Бисмарка, которая с 1919 года возвышалась на площади Мицкевича. Столь неуважительно отнестись к Бисмарку распорядился тогдашний мэр Познани, который проживал в этой каменице.

Завершим выборочное знакомство с познаньскими каменичками уже на северной стороне Старого Рынка. Дом № 92 – редкий образец французского стиля эпохи Людовика XVI – принадлежал торговцу, банкиру и (что, видимо, было практически неизбежно) филантропу Яну Зигмунду Гебелю. Владельцем каменицы № 94 тоже был предприимчивый мэр Ежи Бок, который позднее подарил её своему внуку. А спустя 10 лет здесь поселился другой мэр и по совместительству фармацевт Себастьян Янечек, который вошёл в историю крылатым выражением: «Лучше в Познани иметь один шиллинг, нежели в Кракове тысячу злотых».

Ну что? Не пора ли нам на время покинуть познаньский Старый Рынок? Тем более что в непосредственной близости от него есть весьма интересные объекты. Ближайший из них – ренессансный дворец семьи Гурков.

Это та самая феодальная резиденция, в которой когда-то монахини выли аки волки. Благо, что здесь, судя по планировке и габаритам сооружения, было, где развернуться.

Как монахини оказались во дворце Гурков, и как долго они там пели, мне доподлинно неизвестно. Но очевидно, что это как-то связано с тем, что по соседству располагался огромнейший иезуитский комплекс.

В его состав входили школа, коллегия, монастырь и фарный костёл.

Даже беглого взгляда на фасад храма достаточно, чтобы понять, что внутри него посетителя ждёт «пиршество барокко», к которому я в последнее время начал охладевать. Впрочем, это не значит, что посещением костёла стоит пренебречь, тем более что вход в него свободный.

Опыт не пропьёшь, тем более, если пьёшь крайне редко. Барокко там действительно правит бал.
Вместе с тем обращает на себя внимание цельность интерьера, который спроектирован так, что взгляд, как и должно быть, устремляется к алтарю.

И никакие барочные «завлекалочки» в виде завитков лепнины и красочности фресок не в состоянии этому помешать.

Вообще-то интерьер базилики, перегруженный многочисленными капеллами, мне показался тяжеловесным, что не совсем свойственно барокко, на мой взгляд.

Взор, скованный липкой багровой гаммой церковных помещений, хаотично блуждает в поисках хоть какой-то отдушины. В результате чего, вслед за мощными колоннами из искусственного мрамора, устремляется ввысь. Но и здесь не находит покоя. Своды настолько густо усеяны лепниной и фресками, что разум не в состоянии анализировать увиденное.

Чувство покоя наступает лишь тогда, когда в поле зрения попадает орган – продукт инженерного гения. Над его созданием четыре года трудился лучший мастер-органист Европы XIX века Фридрих Ладегаст. 2600 оловянных и деревянных труб длиной от одного сантиметра до пяти метров – другие подробности конструкции этого музыкального инструмента, пожалуй, и не нужны.

Время приближается к полудню, поэтому нам нужно срочно возвращаться на Старый Рынок.

Потому как там нас ждёт небольшое представление, на которое даже зимой собралось немало народа.

Ежесуточно ровно в 12 часов из-за створок над циферблатом ратуши показываются два козлика со спиралевидными рогами.

Вскоре они начинают бодаться под аккомпанемент трубача, который, следуя традиции, берущей своё начало в XV веке и возобновлённой в 2002, также в это время поднимается на башню и исполняет торжественную мелодию. На это шоу козликам отводится 12 подходов. Результат всегда ничейный.

После этого герои чинно удаляются, створки закрываются, а довольные зрители расходятся. Зимой есть приятный бонус – каждый козлик облачён в наряд Дзядка Мроза.

Теперь нас уже ничто не привязывает к Рынку. Наконец-то можно сделать несколько более решительных шагов в сторону. Оборонительный пояс Познани, судя по старинным гравюрам, был весьма протяжённым. Увы, но никаких башен и ворот от него не осталось. Сохранился лишь небольшой малоинформативный фрагмент стены.

Практически ничего не осталось и от королевского замка, который являлся частью городских укреплений. Но, к счастью, местные власти решили его возродить.

Трудно сказать, в каком объёме это будет сделано, и к какой эпохе будет иметь отношение восставший из пепла «феникс». Но работы, судя по всему, уже находятся в завершающей стадии.

Так что в ближайшем будущем наверняка появится возможность охватить взглядом весь старый город Познани с высоты замковой башни.

Напротив замка находится костёл францисканцев. Фасад этого храма настолько аскетичен, что желание заглянуть внутрь отбивает ещё в зародыше.

Что нас заставило сделать этот шаг всему вопреки – осталось загадкой. Тем большее удовольствие мы получили от созерцания лёгких и воздушных интерьеров этого храма, украшенных богатой отделкой различных художественных приёмов и техник.

Как раз того, чего мне так не хватало в познаньской Фаре.

У меня даже появилось чувство, что мы по мановению волшебной палочки перенеслись на разудалый Рождественский базар.

На этом со старым городом Познани мы прощаемся. Без пауз преодолеваем Рынок, чиркаем взглядом по доминиканскому костёлу и устремляемся к острову Тумскому.

Остров Тумский (т.е. соборный или церковный), образованный в месте впадения в Варту одного из её притоков, — старейший район Познани. Он по праву может претендовать на звание места, откуда есть пошла земля Польская. Поскольку именно здесь находились истоки польского христианства.

Количество религиозных объектов на квадратный метр здесь и сейчас зашкаливает.

Но нас, в силу дефицита времени, интересует лишь собор – архикафедральная базилика святых Петра и Павла – старейший в Польше. Заложен он был в конце X века, неоднократно перестраивался в угоду новомодным трендам, но в годы войны был почти полностью разрушен. Когда встал вопрос о восстановлении храма, было принято решение придать ему не предвоенный барочный вид, а один из промежуточных – готический, но, правда, с неоклассическими шапками башен.

Возможно, для того, чтобы архитектурный ансамбль острова Тумского был выдержан в единой стилистике. Лично я такое решение всячески приветствую, потому как, на мой вкус, барокко сюда никак не вписывается. В качестве подтверждения – сохранившиеся, видимо, от предыдущей версии собора капеллы.

Внутри базилика оказалась холодной и аскетичной. В принципе, от новодела чего-то иного ждать не приходится.

Впрочем, похвастаться храму есть чем. Например, полиптихом главного алтаря.

Или размещёнными в многочисленных капеллах надгробиями сановных особ и местной знати.

С кем-то из них мы уже успели шапочно познакомиться. К примеру – семейство Гурка.

Ну, а надгробие епископа Бенедикта Издбеньского, относящееся к XVI веку, считается наиболее ценным художественным объектом такого рода в соборе Петра и Павла.

По пути в гостиницу я осознал, что совершил ошибку. После изучения Старого города нам следовало забрать машину и уже на ней пробираться на остров Тумский. Тем более что там есть, где припарковаться. Таким образом, можно было сэкономить и время, и силы, коих уже было в дефиците. В другой раз буду умнее, но вряд ли это коснётся Познани.

Впрочем, мы не торопимся покинуть этот город. Во-первых, нам нужно заправиться, потому как на автостраде Великопольской бензин неприлично дорогой. Во-вторых, следует провести заключительный этап шопинга: продукты долговременного хранения мы традиционно покупаем в Германии, а вот скоропортящиеся – в Польше. Совместить оба эти мероприятия удобнее всего и относительно выгодно удалось в одном из местных гипермаркетов «Карфур». На это ушёл ещё один час времени, так что с Познанью мы расстались только около четырёх часов пополудни.

Дорога до Варшавы ныне быстра, но скучна до отвращения. Поэтому, чтобы не уснуть, волей-неволей приходится ненадолго останавливаться на одной из АЗС, чтобы подзарядиться традиционным хот-догом. В 19.20 мы заселились в типовой номер-пенал одного из варшавских «Ibis», где нас ждал неожиданный и приятный бонус в качестве неработающего на паркинге шлагбаума.

С Варшавой (Warszawa) (2:10) у меня почти та же история, что и с Познанью: проезжал через неё десятки раз, бросал заинтересованный взгляд со стороны на Королевский тракт и мечтал когда-нибудь по нему пробежаться. Впрочем, стоит заметить, что мечта эта к категории зудящих точно не относилась. Тем не менее, как только представилась возможность встроить Варшаву в логистику маршрута, я ею без сомнений воспользовался.

Пешком добираться до центра мы не стали, потому как поздно. Заранее подобранная стоянка оказалась платной, но охраняемой, что меня вполне устроило. Тем более что располагалась она у подножия Старого города. Поднявшись по лестнице в переулке, мы оказались в непосредственной близости от Рынка, где сразу же погрузились в новогоднюю атмосферу.

По привычке я попытался сосредоточиться на местных каменицах.

Но почти сразу осознал бессмысленность этого мероприятия. На площади царило веселье: народ гулял, катался на коньках, выпивал. На этом фоне было даже как-то неловко носиться в потёмках со «своими» каменичками.

Людское море нас поглотило, и мы устремились в полумрак одной из городских артерий, связывающих Рынок с Замковой площадью.

По пути нам на глаза попались красиво подсвеченные собор св. Иоанна и иезуитский костёл.

Это были своеобразные ориентиры, которые позднее должны помочь нам найти обратную дорогу.

На Замковой площади всё внимание приковывала к себе Рождественская ёлка необычайной красоты.

Фоном ей служил Королевский замок, но в атмосфере праздника выглядело это как-то неубедительно.

Богатство и разнообразие праздничной иллюминации – вот что поглотило наше внимание в этот декабрьский вечер.

Это касается многообразия гирлянд.

Подсветки культовых, общественных и правительственных зданий.


А так же диковинных для нас на тот момент композиций и инсталляций.



Мы, было, собрались добраться до истоков этого «безумия», но вовремя остановились, так как рисковали вернуться в гостиницу без авто, забрать которое уже не хватило бы сил. Вот такой мы увидели Варшаву. Знакомство получилось кратким, но крайне информативным. Не лишним будет прогуляться там когда-нибудь и летом. Может, что-нибудь и о местных каменицах удастся разузнать.


Утро воскресенья 29 декабря 2013 началось для нас в 5 часов. Ровно через час мы уже покидали Варшаву. Так что рассвет встречали в дороге. И был он настолько ярок и красочен, будто мы ненароком перенеслись в лето.

С поляками разобрались за 20 минут, с беларусами – за полчаса. Никаким «экзекуциям» нас и наш багаж никто не подвергал. Собственно, за это мне и нравится лояльный «Варшавский мост». Впрочем, мы вроде и повода никогда не даём.

В 13.20 уже были дома в Минске. Чуть позже отправились в гости отмечать отложенный день рождения отца. А в пятницу 3 января отправились в Вильнюс, где на следующий день встречали прилетевшую из Германии Таню.


Итоги вкратце:

— проживание 390€;
— питание 105€;
— бензин 603€;
— дороги 18€;
— парковки 9€;
— поезд 36€.

Итого: 1160€ (если баланс не сходится, то, надеюсь, bulava61 подправит).

В среднем за день 116€. Многовато, конечно, но для зимы терпимо.

Комментарии (11)

RSS свернуть / развернуть
+
1
+ -
avatar

bulava61

  • 8 декабря 2016, 12:37
Итого: 1160€ (если баланс не сходится, то, надеюсь, bulava61 подправит).
Да, Александр, на еврик не срослось,
но для зимы терпимо.
+
1
+ -
avatar

AlfaBlack

  • 9 декабря 2016, 11:45
Мигель уже проголосовал за топик?
+
2
+ -
avatar

Miquel

  • 9 декабря 2016, 13:36
Облегчу задачу Александру. Я не голосовал.

avatar puzzle
25 ноября 2016, 14:44
↑ Дорогой мой Caballero Miquel! Я уже давным-давно добровольно распрощался с ролью всеобщего любимца на этом сайте. Поэтому мои мысли заняты им лишь малую толику времени. И уж меньше всего я озабочен тем, чтобы сделать некий вброс с надеждой на мифическую реакцию некой публики. Для этого нужно быть гиперактивным постоянно, как Вы, а не эпизодически, как сейчас Алексей-bulava. Хотя я и осознаю, что постскриптум от двусмысленности отдельных формулировок не застрахован. Пример ниже — писал лично Борису, но откликнулся и Максим, которого, видимо, задел за живое.
На месте «Жди меня» могли быть и «Давай поженимся», «Воскресный вечер», фильм «Патриарх» — не сомневаюсь, что выбор Виталия был совершенно случайным. В данном случае речь не идёт о содержании конкретной передачи, а о совершенно неожиданном контрасте, чего в моих параллельных топиках, на мой взгляд, нет. Мне бы больше подошло сравнение футбола с хоккеем.
Касательно «Жди меня» — когда у меня дома был телевизор, я запрещал Маше смотреть эту передачу, потому как она дамочка крайне впечатлительная, и сюжеты из этой программы надолго погружали её в депрессию.
Мне лестно, что Вы не оставляете попыток дополнить мой портрет новыми оттенками. Помешать Вам я не в силах, да и смысла в этом нет. Тем не менее, куда как интереснее было бы заняться, например, физиогномикой Бамбергского всадника. Что в его образе преобладает: достоинство, растерянность или глупость?
+
1
+ -
avatar

AlfaBlack

  • 9 декабря 2016, 14:11
Да-да, я помню сей опус. Но вы по-прежнему «не оставляете попыток дополнить портрет новыми оттенками».
+
2
+ -
avatar

Miquel

  • 9 декабря 2016, 14:24
Я не оставляю попыток снять маски с лиц лжецов. Лечить больных — задача современной медицины.
+
0
+ -
avatar

puzzle

  • 9 декабря 2016, 15:19
Опаньки! Оказывается, без меня меня женили. В который уже раз?
Ваш шедевр необузданного разума, наряду с сосульками и посмертным панегириком серийному убийце, заслуживает того, чтобы навечно быть закреплённым на заглавной странице сайта, дабы привлечь как можно больше новых автотуристов.
Я Вам настоятельно рекомендую посмотреть сериал «The Night Of» и начать титаническую работу по проверке отчётов на сайте на плагиат. Уверен, что метания Вашей внеформатной души хоть на какое-то время прекратятся.
+
1
+ -
avatar

Miquel

  • 9 декабря 2016, 15:32
Опаньки!

Опять раздвоение личности?
Сюда все монологи пареносите. И объяснитесь там же.

Мёртвые души
+
0
+ -
avatar

Miquel

  • 9 декабря 2016, 15:39
И ещё, мне кажется, что Вы сильно пьяны. С чего бы это? До завтра.
+
0
+ -
avatar

SergeyIvanov

  • 26 января 2017, 17:06
И не надоело Вам с этими чижиками бороться?
+
1
+ -
avatar

bkozyrev

  • 9 декабря 2016, 13:50
Ренессансная ратуша в Познани не показалась мне красивой — странная она какая-то, и плакат там ни к селу, ни к городу. Но она приковывает взгляд, это точно.

А вот «домики будников» напрочь снесли мне крышу. И все остальные «каменицы» тоже очень интересные.

Так и не понял, к чему был комментарий насчет «завывания» священников, отсылающий, по твоим словам, к последней части?
А!!! Вот пока писал вопрос — дошло. Это про «волчий вой» монахинь?! Ну все, Александр, бродить тебе в виде тощего волка после смерти до Страшного суда! ;)
+
0
+ -
avatar

AlfaBlack

  • 9 декабря 2016, 15:03
Никаким «экзекуциям» нас и наш багаж никто не подвергал. Собственно, за это мне и нравится лояльный «Варшавский мост».

Чем отличается переход, например, «волки-бобры»? Отсутствием лояльности? В чём это заключается?

Внимание!

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии непосредственно на сайте. Советуем Вам зарегистрироваться (это займёт 1 минуту) и получить тем самым множество привилегий на сайте!

Можно также оставить комментарий через форму "ВКонтакте" ниже, но при этом автор публикации не получит уведомление о новом комментарии.