Жестокие и поучительные уроки Ижевска. Часть 2. / Отчёты об автопутешествиях / Автотуристу.РУ - автопутешествия и автотуризм: отчёты, трассы и дороги, в Европу на машине, прокладка маршрута! 

Авторизация

Зарегистрироваться

Жестокие и поучительные уроки Ижевска. Часть 2.

Начало — первую часть читайте здесь

Но это так, «размышления по поводу». Я вообще-то про другое сказать хотел.
Автомат Калашникова вписан в книгу рекордов Гиннеса как самое распространенное оружие на нашей планете. На Земле сейчас насчитывается около 100 миллионов таких автоматов. Трудно представить Африку или мусульманский мир без советского оружия вообще и без автомата Калашникова в частности. Мировая история творится с этим автоматом в руках, и у автомата, как ни крути, русское имя.
Зачем же Советский Союз насыщал мир оружием? Если не ради Мировой революции, то ради чего? Уж точно не ради материальной выгоды. Все это безвозмездно передавалось любому, кто только объявит, что он — борец против капитализма. Оружие передавалось с правом собственного производства и технологической документацией, с бесплатным обучением производителей.
Права на производство автомата Калашникова СССР передал 18 странам, в основном в качестве безвозмездного дара. Кто-то подсчитал, что теперь из-за своей безумной щедрости Россия каждый год теряет примерно два миллиарда долларов.
Однако граждане СССР, радуясь появлению «Калаша» на гербе Мозамбика, как-то совсем упускали из виду, что им самим-то иметь оружие в личном пользовании не полагалось. В советских магазинах автоматы не продавали, и не только автоматы. В магазинах даже обыкновенный пистолет купить было невозможно. С оружием могли ходить только чекисты, милиционеры и военные – но исключительно при исполнении служебных обязанностей.
Хотя заглянем, например, в пушкинского «Дубровского». Есть там, если помните, эпизод про то, как репетитора-француза втолкнули потехи ради в комнату с огромным страшным медведем:
«Француз не смутился, не побежал и ждал нападения. Медведь приблизился, Дефорж вынул из кармана маленький пистолет, вложил его в ухо голодному зверю и выстрелил. Медведь повалился. Всё сбежалось, двери отворились, Кирила Петрович вошел, изумленный развязкою своей шутки… Он послал за Машей, Маша прибежала и перевела французу вопросы отца.
— Я не слыхивал о медведе, — отвечал Дефорж, — но я всегда ношу при себе пистолеты, потому что не намерен терпеть обиду, за которую, по моему званью, не могу требовать удовлетворения».
Даже француз-иностранец в той, старой России, спокойно ходил себе при оружии!
Так уж, знаете ли, повелось с древнейших времен: свободный человек — тот, кто вооружен. Во многих странах иметь оружие запрещалось только сумасшедшим и инородцам. И еще рабам.
Сдается мне, что события 1918 года в Ижевске дали богатую пищу для размышлений советским партийным функционерам и впоследствии привели к конкретным «организационным выводам» по части окончательного и бесповоротного разоружения подвластного им народа.




Отличительной чертой Ижевско-Воткинского восстания было как раз наличие в руках восставших мощной производственной оружейной базы. Ижевский оружейный завод производил до 2500 винтовок в сутки. Основная их часть шла на вооружение повстанческой армии и значительное количество доставлялось в окрестные сёла восставшим крестьянам в обмен на хлеб. Воткинский завод, в свою очередь, производил снаряды для артиллерийских орудий (до двух тысяч в сутки), а также на заводе занимались бронированием поездов и пароходов. Кроме того, на заводах производились штыки, орудийные замки, отдельные части к пулемётам, холодное оружие и даже пытались выделывать колючую проволоку для строительства заграждений.
Таким образом, повстанческая армия не имела проблем со стрелковым оружием. Гораздо хуже обстояло дело с обеспечением патронами. В самом начале восстания в руки повстанцев попали более двух миллионов патронов, хранившихся на складах в Ижевске и использовавшихся для пристрелки винтовок. Однако этого количества оказалось недостаточно — средний расход патронов составлял до 50 000 в день. Поэтому была предпринята попытка наладить самостоятельное производство патронов на Ижевском оружейном заводе — гильзы для них собирались на местах боёв для повторного использования, пули же изготовлялись из меди или латуни. Такие патроны, к сожалению, оказались почти бесполезны, часто давали осечки и портили оружие.
В короткое время повстанцам удалось создать боеспособные вооружённые силы, обеспеченные оружием и руководимые опытными и авторитетными среди местного населения командирами. Бросив большевикам свой вызов на смертный бой, рабочие уже не разбирались, к каким партиям каждый из них принадлежал и кто были их политические единомышленники или противники. Время слов, программных различий и других разногласий прошло. К слову, среди восставших были и большевики, которые отказались поддерживать преступления своих однопартийцев, и в отличие от других красных называли себя «большевиками-мстителями», а своих врагов «комиссародержавцами»…
Но историю, конечно же, всегда пишут победители.
В связи с отсутствием документов, восстановить ход борьбы восставших рабочих и крестьян со все увеличивающимися силами красных возможно лишь в самых общих чертах. Личные впечатления и рассказы участников тех событий (опубликованные ими уже в эмиграции) дают немало ценных сведений о нарастающем упорстве и ожесточении боев, начавшихся в конце сентября и в октябре превратившихся в почти ежедневные столкновения на всех направлениях. Но время, место и другие важные сведения обычно не указываются — они забыты. Записи, которые велись некоторыми очевидцами, погибли в последующих походах, аналогичная участь постигла приказы и другие документы частей.
Некоторые сведения о характере боевых действий можно найти в сохранившихся экземплярах повстанческих газет.


Уже в первые дни после смены власти в городе начала выходить газета «Ижевский защитник». А в начале сентября был налажен выпуск газеты «Воткинская жизнь».
Основной блок информации, публиковавшийся в «Ижевском защитнике», составляли официальные документы, распространяемые от имени повстанческого руководства. Это не только призывы, приказы, воззвания, по и, например, списки раненых, погибших и награждённых бойцов. Многие из помещённых на страницах газеты документов уникальны и не известны ни по архивам, ни по каким-либо иным источникам. Тут же печатались и фронтовые сводки.
Кстати, журналисты «Ижевского защитника» выполняли свою роль летописцев не только многочисленными и разноплановыми публикациями. Им npuнaдлeжит также удивительная для того сурового времени инициатива. Уже в первых номерах они обратились к участникам повстанческого движения со следующим призывом:
«Редакция газеты «Ижевский защитник», ставя одной из своих главных задач подробное и всестороннее описание Защиты (так в тексте) Ижевскa, обращается ко всем участникам боевых столкновений в этой, имеющей исторический интерес, борьбе местной демократии со своими угнетателями-большевиками, и просит сообщать в редакцию свои личные впечатления, вынесенные из отдельных эпизодов этой борьбы; редакция будет очень благодарна за всякое имеющее общий интерес сообщение. При чём (так в тексте) просит товарищей совершенно не стесняться с изложением и даже охотно запишет сама со слов».
Газеты повстанцев имели яркую политическую окраску и не скрывали своего политического выбора. В первую очередь они служили делу агитации. О многом говорят уже те аншлаги, которые время от времени помещались в номерах «Ижевского защитника». Набранные большими, броскими буквами, они в первую очередь попадали на глаза рабочих завода и городским обывателям и создавали у них нужное настроение.
Аншлаг третьего номера «Ижевского защитника » за 30 августа 1918 года гласил:

ПОЗОР И ПРОКЛЯТИЕ ТЕМ, КТО ПРОДАЛ РУССКУЮ ДЕМОКРАТИЮ НЕМЕЦКОМУ ИМПЕРИАЛИЗМУ,
КТО ЗАТОПИЛ СТРАНУ КРОВЬЮ,
КТО ДУШИТ СВОБОДНОЕ СЛОВО,
КТО РАССТРЕЛИВАЕТ РАБОЧИХ,
КТО ДОВЁЛ СТРАНУ ДО ГОЛОДА, РАЗВАЛА И ОДИЧАНИЯ.

А вот некролог из «Ижевского защитника» за 23 августа 1918 года:
«18 августа в бою под Ижевском смертью храбрых пал техник Владимир Гермогенович Аксенов. Технику Аксенову была поручена серьезная задача взорвать фугасы в момент наибольшего скопления врага. Под стремительным натиском противника наши части быстро отходили по направлению к Ижевску. Аксенов, выждав момент, когда отошла наша передовая линия и оставшись совершенно один — взорвал фугасы, чем произвел, по рассказам очевидцев, большое смятение в рядах противника.
Артиллерия врага была вынуждена задержаться на некоторое время и свернуть с трактовой дороги в поля, боясь наших фугасов, и противник более не рискнул занять место взрыва фугасов. Растерянность большевиков возросла до панического бегства от вслед за этим начавшегося наступления. Напуганные до ужаса криком «ура» и стремительным натиском, они бежали по полям вместе с артиллерией, боясь сюрпризов на трактовой дороге.
Техник Аксенов был найден мертвым после боя. Убит, очевидно, разрывной пулей в голову. Можно предположить, что взорвав фугасы, он стал отступать и попал под огонь противника, зашедшего уже во фланг.
Владимир Гермогенович Аксенов окончил в 1913 году Воткинское Сред. Механико-Техническое Училище и поступил на Ижевский завод в Механическую мастерскую чертежником, где и служил все время.
Образованный, мягкий по характеру, скромный, справедливый, великолепный товарищ — он всегда был желанным в товарищеской среде. За его добродушие товарищи всегда ласково называли его «Вовочкой».
События последних дней, знаменитые большевистские приказы о расстрелах, возмутили его благородную душу. И в день восстания он взял винтовку, чтобы грудью защищать тот народ, из которого вышел сам. Он участник боев на Агрызском фронте и герой боя 18 августа, где и пал, исполнив до конца возложенную на него задачу.
В истории обороны Ижевска и у всех граждан, кому дорога свобода, имя техника Аксенова должно быть записано золотыми буквами.
Вечная память борцу за свободу и справедливость!
Только в открытом бою народ будет поражать врагов своих».


Конечно, не были ижевские повстанцы ни «белыми и пушистыми», ни вообще гуманистами. С началом восстания повстанцы уничтожили большевистское руководство Ижевска. Уже в первые дни были захвачены и убиты военный комиссар Лихвинцев, лидер ижевских большевиков Пастухов, председатель ижевской ЧК Бабушкин, председатель ревтрибунала Михайлов, начальник милиции Рогалев, член ревкома Папельмейстер и многие другие представители и сторонники прежней власти.
Такая же картина наблюдалась позже в Воткинске и в других заводских посёлках и деревнях Прикамья, где власть брали повстанцы. Постепенно репрессиям стали подвергаться всё более широкие слои населения. За недостатком тюремных помещений под временные тюрьмы приспособили баржи. Значительную часть содержащихся на баржах заключенных составляли красноармейцы, взятые в плен на фронтах, в основном это были латыши, венгры и китайцы. Проводились повстанцами и массовые казни.
Но и ситуация вокруг белого Прикамья накалялась все больше. 11 сентября 1918 года части Красной армии взяли Казань. Это позволило высвободить дополнительные силы против повстанцев. И с начала октября Прикамская Народная армия начинает терпеть поражения. Попытки установить взаимодействие с частями Самарского Комуча (позже Уфимской Директории) к успеху не привели.
Чем ближе красные подступала к заводам, тем упорнее и ожесточеннее становились бои. Особенно сильно Красная армия нажимала с юга, и к концу октября бои из района станции Агрыз переместились уже практически вплотную к Ижевску. На севере ижевцы и воткинцы удерживали врага в среднем километрах в 30 от заводов.
Вот еще выдержки из публикаций повстанческой печати:
«Дорого доставался врагу каждый шаг, но и защитники заводов несли тяжелые потери. Недостаток патронов был очень чувствителен; приходилось все чаще и чаще обращаться к штыку и всеми способами экономить патроны на крайний случай. Все рабочие, по установившемуся порядку, где бы они ни находились, не расставались с винтовками. Кто бы какую работу ни делал — винтовка была рядом. По тревожному реву заводского гудка все немедленно бежали на сборные пункты своих рот. Из штаба приходили приказы, и роты быстро направлялись на атакованные пункты.
Пленные красноармейцы показывают: как только комиссары начинают их гнать вперед, они с волнением ждут рева могучего заводского гудка. Услышав его, в их рядах начинает нарастать паническое настроение. Они знают, что через час к месту боя подойдут и опрокинутся на них волны рабочих, и начнется кровавая штыковая схватка. По словам добровольца М.Т., только в Ижевске до 20.000 рабочих принимали участие в отражении атак врага, когда красные бросались на приступ в больших массах. Никто не пробовал уклониться от боя. Взаимная спайка и выручка стояли необыкновенно высоко. Если кто-нибудь не поспевал присоединиться к своей роте, он пристраивался к другой…»


Последнее наступление сводной дивизии Азина на Ижевск началось 5 ноября. Кстати сказать, всего лишь около 40 процентов её состава приходилось на мобилизованных местных жителей. Остальные же — на интернациональные формирования, составленные из австрийцев, венгров, немцев, китайцев, чехов, сербов, хорватов (такой вот «интернационал» и вершил в России дело «рабоче-крестьянской» революции), а также башкир и татар. Решающее сражение произошло 7 ноября и отличалось особым ожесточением и большими потерями с обеих сторон. Вот как описывали красные историки последние дни защиты Ижевска:
«Бои под Ижевском 5-го, 6-го и 7-го ноября достигли большого напряжения; та и другая сторона дрались с большим упорством, неся большие потери. Этими боями подтвердились сведения агентуры, что вокруг территории завода противником вырыты окопы с ходами сообщения в тыл и усилены проволочные заграждения. Войскам отдается приказ взять Ижевск 7-го ноября во что бы то ни стало…
7-го ноября с утра началась артиллерийская подготовка атаки и устройство проходов в проволочных заграждениях. Вера в успех настолько велика, что было приказано держать прямой провод с Московским Кремлем для немедленной передачи сообщения о падении Ижевска в день, когда праздновалась годовщина Октябрьской революции. К 17 часам войска были уже у проволочных заграждений и готовились к штурму. Противник вел бешеный огонь из орудий, пулеметов и ружей… На правом фланге боевой линии в числе прочих частей был 2-й Мусульманский полк, который не выдержал огня, дрогнул и позорно бежал с поля сражения, оставив противнику батарею, пулеметы и другую материальную часть. На пути бегства людьми полка был разграблен полковой обоз, похищены вещи командного состава. Весь же командный состав в этом полку держал себя образцово. 2-й Мусульманский полк за свое позорное и преступное поведение был расформирован.
В 19 час.40 мин. Ижевск был взят штурмом… Бронированный поезд «Свободная Россия» ворвался на станцию Ижевск и своим огнем внес в ряды белогвардейцев сильнейшее расстройство. Кавалерия вслед за пехотой ворвалась в город, на улицах которого завязались ожесточенные бои».
Это описание советского историка, мягко выражаясь, имеет значительные неточности. Каких-либо серьезных проволочных заграждений у ижевцев не было: проволока на заводе не выделывалась и запасов ее не имелось. Защитники не могли вести «бешеный огонь» из орудий, пулеметов и ружей из-за недостатка боеприпасов. На улицах города боев не было, потому что красные не посмели войти ночью в город, и в Москву была послана преждевременная «поздравительная» телеграмма. Следует также отметить, что бегство 2-го Мусульманского полка не было единственным случаем. Защитники много раз обращали красных в паническое бегство, но советский историк отмечает только один случай, который трудно замолчать, так как была брошена батарея, разграблен обоз и полк был расформирован.
К концу дня ижевцы понесли тяжёлые потери (до полутора тысяч человек убитыми) и вечером, оставив укрепленные позиции, отступили в Ижевск. К этому моменту в руках повстанцев оставалась нагорная часть города, заречная же была занята кавалерией Азина. Когда вечером 7 ноября Азин направил в Москву телеграмму о взятии Ижевска, она попросту не соответствовала действительности. Поскольку Красная армия понесла серьёзные потери, а также из-за сложности ведения уличных боёв в городе, ночью боевые действия были приостановлены.
Воткинские повстанцы пытались оказать помощь Ижевску, однако войска Воткинской народной армии, пробивавшиеся к городу, были втянуты в бои с 1-м советским полком, и не успели вовремя подойти, что стало одной из главных причин успешного штурма Ижевска красными.
Руководство восстания, посчитав, что удержать город не удастся, приняло решение отступать к Воткинску. В ночь с 7 на 8 ноября около 15 000 жителей покинули город. Среди них было не менее 10 000 боеспособных мужчин, остальные — члены семей повстанцев. И только утром 8 ноября части Красной армии вступили в Ижевск.




Отступившие за Каму войска повстанцев в дальнейшем воевали с большевиками в составе Ижевской и Воткинской дивизий Русской армии адмирала А.В. Колчака. После поражения белых большая часть сражавшихся в их войсках ижевцев осела в Маньчжурии и США.
После взятия Ижевска начались массовые проверки оставшихся в городе жителей на причастность к повстанческому движению. В этих проверках принимала участие не только ЧК, но и специально созданный «Ижевский карательно-экспедиционный отряд по борьбе с контрреволюцией при штабе 2-й армии».
Непосредственно после взятия города красными было расстреляно значительное количество участников восстания. По утверждению полковника Федичкина, при вступлении в Ижевск большевики расстреляли на площади Михайловского собора 400 рабочих из числа оставшихся в городе. Деникин в своих мемуарах утверждал, что в первый же день овладения Ижевским заводом были казнены 800 рабочих.
Расстрелы производились и в Воткинске. Согласно списку Воткинской ЧК, после вступления в город частей Красной армии по обвинению в причастности к участию в восстании было казнено 126 человек.
В декабре 1918 года одна из главных улиц Ижевска — Береговая была переименована в улицу Красного террора.
Советская власть в восставших уездах была восстановлена, однако в апреле 1919 года Ижевск и Воткинск были на непродолжительное время вновь заняты наступающими на запад войсками Колчака и в течение двух месяцев находились под властью белых.


Я постарался изложить только факты о событиях того уже очень далекого от нас времени. Конечно, не без некоторой собственной эмоциональной окраски. Признаться, не очень представляю, что нам делать с этими, конечно же, «неправильными» и «вырванными из контекста истории» фактами. Что вообще делать с этим знанием в реалиях сегодняшнего дня?
Мне почему-то кажется, что события, происходившие в Ижевске в 1918 году, еще не раз заставят задуматься тех, для кого опыт прошедших времен не является просто пустым звуком. Прошлое всегда несет в себе некие уроки. Другое дело, что не все из нас способны их воспринять и, тем более, усвоить.
Однако убежден: кто не способен извлекать уроки из прошлого своего государства и народа — тот вряд ли может рассчитывать на достойное будущее.
За днями дни идут жесточе
И над землею реет кровь.
И хочешь ты или не хочешь,
Винтовку верную готовь.
Бестрепетный суровый воин,
Сжав зубы, испытав судьбу,
Зови в веселом дружном строе
Всех малодушных на борьбу.

Стихи Георгия Маслова (1895-1920), русского поэта, пушкиниста, участника Белого движения. Умер от тифа в Красноярске.

До сих пор не известно, кто изображен на этой фотографии, хранящейся в Центральном госархиве Удмуртии: по одним данным, это участники ижевского «Союза фронтовиков», по другим — отряд Красной гвардии.

Дмитрий Фефелов,
июнь 2019 г.

Комментарии (2)

RSS свернуть / развернуть
+
0
+ -
avatar

RaulGonsales

  • 9 июля 2019, 21:24
Так мне и не понятно можно ли в Ижевске зарубится в казино с мужиками то нормальными? Я знаю несколько сервисов как вулкан онлайн на деньги но мне нужна живая игра с полной азартной составляющей.
комментарий был удален


Внимание!

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии непосредственно на сайте. Советуем Вам зарегистрироваться (это займёт 1 минуту) и получить тем самым множество привилегий на сайте!

Можно также оставить комментарий через форму "ВКонтакте" ниже, но при этом автор публикации не получит уведомление о новом комментарии.