Алтайское ожерелье. В поисках красоты 5. / Отчёты об автопутешествиях / Автотуристу.РУ - автопутешествия и автотуризм: отчёты, трассы и дороги, в Европу на машине, прокладка маршрута! 

Авторизация

Зарегистрироваться

Алтайское ожерелье. В поисках красоты 5.

предыдущая часть

Фотографии Павла Филатова и других участников экспедиции.

День четвертый. Ёштыкол, Ештыкёль, ретранслятор и Мажой.

“Я спросил тебя: — Зачем идете в горы вы?”
В. С. Высоцкий


Утро выдалось хрустящим и звонким. Хрустел под ногами иней на подмерзшей траве, звенели тенты разрисованных легкими снежинками палаток.


Фото 47. Трава поседела, поскольку минус 2 градуса.

Наскоро позавтракав, поеживаясь от утреннего морозца, загрузились в тепло кабин и выдвинулись вверх по колее, к перевалу Ачик, ретранслятору и ожидающему нас там фотографическому экипажу. Колея замысловато петляла вдоль речного русла, перескакивая с одного берега на другой. Подъём не сложный. Солнце постепенно прогревало лесистое ущелье.


Фото 48. На одном из участков подъёма.

Через десять километров начинался и перевальный серпантин. Пара крутых поворотов и мы подъехали к развилке. Прямо дорога уходила к стойбищу Ачик, а та, что вправо вела на вершину горы Ачик и к ретранслятору. Весь подъём занял около сорока минут. Выбравшись выше зоны леса, по рации связались с передовым экипажем, машина которого темнела на обзорной площадке в полутора километрах впереди. Впрочем, о чем это я? Какие тут ещё километры и рации? Тут такое!


Фото 49. Вид на Катунский хребет от ретранслятора.

Поднявшись к ретранслятору, который установлен на высоте 2324 м, все замерли. Ещё бы – взгляду вдруг, как-то внезапно, убегая за горизонт, открылась грандиозная панорама Катунского хребта вместе с горой Белухой в самом центре этой фантастической картины!


Фото 50. Океан гор.

Да, собственно, во всех направлениях были видны потрясающие волны гор. Море гор, океан гор. И ты стоя в сердце этого великолепного безмолвия, онемев от восторга, впитываешь, как губка окружающие красоты. И смотришь, и любуешься, и не можешь насмотреться!


Фото 51. Внизу желтеет урочище Ачик, куда нам предстояло спускаться.

Смотришь во все четыре стороны, и на припудренные снегом вершины Теректинского хребта, и на покрытые тайгой склоны хребта Айгулакского, и на желтеющее глубоко внизу урочище Ачик, куда нам ещё предстояло спускаться, но взгляд неизменно возвращается к двуглавой вершине Белухи. Она притягивает, она гипнотизирует, она главенствует на этом празднике пейзажного удовольствия.


Фото 52. Пейзажный натюрморт.

О, как же беден человеческий язык! В отличие от глаз он несовершенен, не податлив, не точен и, к сожалению, он не в состоянии передать всю ту гамму чувств, которая накатывает при взгляде на эту круговую, объемную панораму. Да, собственно, и фотокамера тоже не в силах поведать о серебристой прозрачности воздуха, о свежем, бодрящем ветерке и о запахе вечности… Чтобы почувствовать такое – здесь надо побывать.


Фото 53. Все внимание Белухе.

Вот ради таких моментов, люди и карабкаются, и поднимаются, и ползут, и спотыкаются, но несмотря ни на что, и идут, и едут… Вот он смысл движения – заглянуть за грань горизонта, увидеть то, что в обыденной жизни никогда не разглядишь. Вот она, красота, к которой мы стремились! Вот она, награда! Ради удовольствия любоваться этими картинами, можно многое преодолеть и перетерпеть, и холод, и слякоть, и грязь, и трудную дорогу.


Фото 54. А вот так выглядела Белуха на рассвете.

Распогодилось и отсюда совершенно не хотелось спускаться, отсюда не хотелось никуда торопиться и не было никакого желания менять видимый тобой окружающий пейзаж на что-то другое.
Точнее всех, мне кажется, описывал подобное великолепие горных видов известный алтайский художник Григорий Иванович Чорос-Гуркин: “Все вокруг первобытно, грандиозно и величаво: могучим кольцом раскинулись и ушли в беспредельную даль горы. Мягкие линии сдвинулись одна за другую, смешались в лабиринте очертаний и замкнулись в неуловимой дали воздушной лазури”. Добавить мне к этим словам больше нечего.


Фото 55. Раннее утро. Внизу ещё не растаял туман.

Разве что пару слов о радиостанции. Действующий ретранслятор ТУСМ-6 был построен в 1982 году, как часть радиорелейной магистрали РРЛ-800 СССР — МНР. Станция огорожена, имеется видеонаблюдение, рассчитана на автономную работу в течение нескольких часов. Служит для поддержания передачи данных между удаленными точками в труднодоступных местах. К ретранслятору ведет небольшая ЛЭП и накатанная колея.


Фото 56. Вершина Ачик и ретранслятор на ней.

Говорят, Белуха открывается только хорошим людям. Туристские байки, конечно, а все же чертовски приятно, что у нас появился дополнительный повод причислять себя к этой замечательной части человечества. Как не печально, но рамки путешествия требуют дальнейшего продвижения вперед. Проведя наверху более часа, окинув взглядом ещё раз всю эту великолепную картину, начинаем спускаться в долину реки Ачик.


Фото 57. Прощальный взгляд.

Далее нитка нашего маршрута проложена почти параллельно линии Северо-Чуйского хребта и ведет по его отрогам, уступам и межгорным котловинам с северо-запада на юго-восток. Вниз от ретранслятора ведет добротная колея, по которой мы через полчаса пути и выкатываемся в широкое, привольное урочище Ачик.


Фото 58. На спуске в урочище Ачик.

Примерно так и переводится с алтайского название этой местности — открытая, широкая поляна. Вроде бы, только что любовались пиками гор, и тут же, на тебе – почти степной простор. Дорога тянется по самому краю долины, мимо летников, выпасов и сенокосов.


Фото 59. Урочище Ачик.

Недалеко от колеи, на склоне, стоит, напоминая о былых временах, древнетюркское каменное изваяние или кезер-таш, как их называют алтайцы. Вообще-то. общепринятое название — “каменная баба”, хотя как-то не удобно и не вежливо, скульптуру воина называть словом баба, но тут надо учитывать, что в тюркском бабà – это, как раз, предок, отец.

Фото 60. Ачикский кезер-таш.

На грубо обработанной поверхности камня хорошо проглядываются лицо и руки. Левая рука сжимает кинжал или саблю, что подчеркивает славу воина. В правой руке – кубок, это говорит о том, что душа умершего участвовала в обряде прощания. Устанавливали их с восточной стороны поминальных оградок тюркских могильных комплексов. Откуда его сюда приволокли уже никто, конечно, не скажет. Случилось это ещё в советские времена, судя по надписям, выцарапанным на бетонном основании, в которое замурован камень. Множество подобных изваяний рассредоточены по российским и зарубежным музеям. А какая-то часть находится и на приусадебных участках у, так называемых, “любителей старины”. В диких условиях гор этих древних памятников осталось не так уж и много. Заливка основания скульптуры бетоном, как раз и проводилась с целью уменьшения разграбления исторических ценностей вандалами.
Миновав все урочище, подкатили к подъему на водораздел между речками Ачик и Каракол. Склон достаточно крутой, колея петляет между стволами елей и кедров. Сам же перевальный взлет безлесый. Высота водораздела 2274 м. И с него открываются не менее потрясающие виды, чем от ретранслятора! В основном, уже на находящийся прямо на востоке от нас хребет Северо-Чуйские Белки.


Фото 61. Передовые бастионы Северо-Чуйского хребта.

Впрочем, и Белуха отсюда тоже угадывается в небесной синеве, если смотреть на юг. Красота? Красотища!


Фото 62. Вид в сторону Катунского хребта и Белуху с перевальной высоты.

Спустившись с высоты перевала, оставили справа и сзади симпатичное озеро Каракол. Следы колес периодически совершенно пропадают на каменных останцах. Иногда это происходит на протяжении нескольких километров.


Фото 63. Озеро Каракол.

Тогда за работу приходится приниматься штурманам. Они челночат зигзагами, выбирая наиболее удобные проезды через осыпи и скальные уступы. Затем автомобили опять встают на появившуюся словно ниоткуда колею.


Фото 64. «На севере диком стоит одиноко сосна...»

Дорога монотонная, то чуть вверх, то чуть вниз. То по каменистому склону, то через плотный строй карликовых березок, то по грязевым ваннам.


Фото 65. По границе между склонами и верховыми болотами.

Так постепенно и выкатываемся на обширное плато Ештыкол. Пробираемся вдоль цепочки нескольких озер разных размеров. У одного из них, безымянного и чем-то нам приглянувшегося, останавливаемся на обеденный перекус. Может облака как-то особенно безмятежно в нем купались. Может вид на горы от этого озера особенно привлекательным показался. К тому же, за переломом склона притаилось сильно заболоченное Моховое плато, которое нам придется пересекать, а там удобных и красивых мест для остановки точно не будет.


Фото 66. У этого озера мы пообедали.

Солнышко расшалилось окончательно! Даже несмотря на высоту, близость зоны снегов и прохладный ветерок, стало вполне комфортно обходится без теплых курток. Отчаянный Сергей даже окунулся в обжигающе холодную воду этого обеденного озера.


Фото 67. Впереди — Моховое плато.

Моховое плато преодолели по самому краю долины, по зыбкой границе между крутыми горными уклонами и добротной грязью верхового болота. Пробравшись по этой узкой грани, выехали на Оройский перевал (2286м), через который проходит конно-пешеходная тропа к ещё одному изумительному уголку Горного Алтая – Шавлинским озерам. На машинах туда не забраться. Юго-восточные склоны хребта украшены зелеными кряжистыми кедрами, что делает их гораздо более симпатичными и привлекательными, чем серо-коричневые краски сырой межгорной котловины, по которой мы колбасились до перевала.


Фото 68. Старичок-кедровичок.

Километров через десять после перевала, перед спуском в узкую долину реки Мажой, останавливаемся на относительно ровной площадке, чтобы очередной раз полюбоваться шикарными горными панорамами. В этот раз перед нами красовался массив горы Маашей-Баш с длинным змеевидным языком Маашейского ледника.


Фото 69. Маашей-Баш и Маашейский ледник.

Отсюда начинается короткий, но очень неприятный спуск к реке Мажой. А может неприятным он показался только нашему экипажу? Колея в этом месте подрезает склон с сильным уклоном в сторону обрыва. Экипаж висит на подножке, отвешивая машину в противоположную сторону. В какой-то момент правое переднее колесо наезжает на валун, ещё больше увеличивая угол наклона и диаметр округлившихся от подобного экстрима наших глаз. При этом неожиданно выбивает руль из рук водителя и автомобиль рыскает влево вниз. Выручила отменная Витина реакция, умело выправившего положение джипа. А дальше и колея пошла чуть поровнее. Наши эмоции уравновешивались гораздо дольше.


Фото 70. Внизу можно разглядеть реку Мажой, на той стороне ущелья — нитка подъёма после брода.

А внизу нас ждал брод через своенравный, быстрый и шумливый, украшенный крупными валунами, Мажой. Надо признаться, что я панически боюсь речных бродов. Любых. Мне трудно объяснить эту бродобоязнь. Возможно, это связано с тем, что когда-то, недолго, занимался водными сплавами. И прекрасно понимаю, что основное правило водников – не вставай бортом к течению, регулярно нарушается при преодолении рек на машине, где движение происходит, чаще всего, как раз поперек основной струи. Брод через Мажой мне часто снился и пугал на протяжении всего полугода подготовки экспедиции. Я в молодости ходил пешком по его берегам и примерно представлял силу и мощь этого потока. Впрочем, с тех пор, в этих местах произошли некоторые, будем говорить, геологические изменения. В результате нескольких землетрясений и необычайно сильных паводков, летом 2012 года, была разрушена природная каменная дамба, перегораживавшая русло реки чуть ниже Маашейского ледника. Маашейское озеро, из которого вытекал Мажой, перестало существовать, что, понятное дело, понизило уровень воды в реке. В итоге брод оказался не таким грозным, каковым его рисовало воображение, хотя скорость течения все же впечатлила. Глубина оказалась около метра, да и то в последней его части, уже перед самым выходом на берег. На выкате – небольшая ступенька.


Фото 71. Брод через Мажой.

На снимке видно, как сердится река на грубое вторжение в её независимую жизнь.


Фото 72. На выходе — ступенька.

Сразу за бродом нас ожидал не менее драйвовый подъем на правую сторону Мажойского ущелья. Его покоряли на второй пониженной и без остановок, ходом, одним махом. Очень крутой взлет, с неимоверно вывернутыми наизнанку поворотами. Поднявшись на отрог, постояли немного на узенькой ровной площадке, успокоили свой зашкаливший адреналин и плавно выехали на плато Ештыкёль.
Урочище Ештыкёль, в отличие от урочища Ештыкол (парная река), которое мы преодолели в первой половине дня, означает парное озеро или озеро с окружением. Возможно, имеются в виду красивые горные пейзажи вокруг. Очень похожие друг на друга местности, да и названия не блещут изобретательностью. Впрочем, в Москве тоже, ведь есть целых 16 Парковых улиц, и, скажем, 4-я улица 8-го Марта. Видимо, чтобы избежать путаницы, заболоченное плато Ештыкол местные жители, а за ними и туристы, стали называть Моховым платом.
Колея, по широкой дуге обогнув озеро Кара-Коль, а затем и преодолев небольшой хребетик-перелом, подвела нас к озеру Джангискель, на берегу которого нами была запланирована сегодняшняя ночевка. Озеро расположено в обширной котловине, лес растет только по бокам склонов, берега заболочены, часть озера поросла осокой. Место, откровенно говоря, не очень привлекательное для установки лагеря. Спасибо, экипажу Рэнга Александра Федулова, который, пока мы прикидывали, каким образом на открытом всем ветрам берегу располагать палатки, не поленился и поднялся на полочку, главенствующую над всей долиной.


Фото 73. Вид на Северо-Чуйский хребет и озеро Джангискель с места расположения лагеря.

Площадка, расположенная на краю лиственничного леса, оказалась фантастически шикарным местом, по красоте обзора его можно было сравнить, разве что с первыми рядами партера широкоформатного кинотеатра. Весь вечер, сидя у костра, мы любовались великолепием панорамы Северо-Чуйских хребтов, перечисляя его главные вершины — Куркурек, Актру-Баш, Кызыл-Таш, Тюте.


Фото 74. Вид из-под тента кают-компании.

Хотя озеро Джангискель и означает по-алтайски Одинокое озеро, нам более подходящим показался вариант перевода — Колдовское озеро. А почему — расскажу утром завтрашнего дня. Сейчас же пора заканчивать этот бесконечно длинный, насыщенный красотами, безумно богатый на впечатления, день. Он оказался одним из лучших драгоценных камней в нашем ожерелье. Пусть эмоции постепенно улягутся, а глаза привыкнут воспринимать потрясающе живописную природу Алтайских гор в режиме онлайн трансляции.

продолжение тут

Комментарии (3)

RSS свернуть / развернуть
+
2
+ -
avatar

begun12

  • 11 января 2018, 21:07
Фотографии под номерами 57 и 64 — просто эпические.
Ну и заключительная тоже впечатляет, даже на общем мощном фоне.
+
2
+ -
avatar

Oлeg

  • 11 января 2018, 21:52
Да уж! Он и день-то получился совершенно эпический! Впрочем, это же можно и про все путешествие сказать. А пейзажи на стоянках, как под заказ получались, один другого краше. Были и потом дни сложные, трудовые, но вечер неизменно награждал красивым местом.
+
2
+ -
avatar

BVD64

  • 12 января 2018, 03:34
Слов нет, Олег — одни эмоции! Да какие! Спасибо!

Внимание!

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии непосредственно на сайте. Советуем Вам зарегистрироваться (это займёт 1 минуту) и получить тем самым множество привилегий на сайте!

Можно также оставить комментарий через форму "ВКонтакте" ниже, но при этом автор публикации не получит уведомление о новом комментарии.