Город цвета красной розы. / Блог принадлежит: fdiogen / Автотуристу.РУ - автопутешествия и автотуризм: отчёты, трассы и дороги, в Европу на машине, прокладка маршрута! 

Авторизация

Зарегистрироваться

Город цвета красной розы.

(Иордания глазами казахстанца)



Из дальних поездок я уже давно практически ничего не привожу. Ничего, кроме впечатлений.
О, это очень удобно. Не нужно тащить с собой груды багажа. Не нужно ничего упаковывать, перетаскивать с места на место, напрягаться и потеть. Не нужно переживать из-за возможного перегруза.
При вылете с китайского острова Хайнань наши соседи-пассажиры забили весь самолет фруктами. Манго, бананы, кокосы, маракуйя – большущими сумками и едва ли не целыми ящиками. Забавно было наблюдать за потными дяденьками и тетеньками, пытавшимися всю эту тропическую снедь как-то разместить в салоне авиалайнера. Багажных отделений над сиденьями не хватило, и картонные ящики с фруктами стояли у всех под ногами и в проходах. А при вылете из Египта у женщины с нашего рейса только один чемодан потянул на сорок с лишним килограммов. Таможенникам она при нас сказала, что везет с собой купленный в Шарм-эль-Шейхе ковер. И прямо в аэропорту ей пришлось раскошелиться еще на один чемодан — на таможне потребовали разделить багаж на два отдельных места.
Наблюдая тогда эту нервную сцену, я в очередной раз порадовался за себя. Ведь у меня, по сути, всегда с собой только один рюкзак, где лежит самое необходимое. И куда я заодно «складываю» впечатления от поездок. Они, между прочим, не ржавеют и при этом практически ничего не весят. Все остальное либо съедается, либо потом просто пылится на домашних полках.
Самое главное всегда останется у меня в смартфоне на снимках. И еще в памяти.






Иордания произвела странное впечатление. Было стойкое ощущение, что я снова еду по казахстанскому полуострову Мангышлак, который посетил специально (интересно было посмотреть) полтора года назад. И вот здесь, в Иордании, наблюдаешь практически все то же самое – пустыня, горы, редкие оазисы и пейзажи с «марсианским» ландшафтом.
Разве что с жарой некоторая неувязочка вышла. По Мангышлаку мы путешествовали летом, при средней температуре днем плюс 40-45 градусов. А в Иордании на момент поездки была зима, как ни крути. По утру тут не особенно жарко, но в разгар дня куртку (с утра совсем не лишнюю) приходится уже снимать.
На Мангышлаке температура «за сорок» создает, конечно же, определенные проблемы в процессе путешествия. На машине без кондиционера там двигаться совсем не айс, доложу я вам. А если понимать, что собой представляет Иордания – около 90 процентов ее территории занимают как раз пустыни и полупустыни – то зимнее время года для передвижения по стране не самый плохой вариант.
Нужно еще заметить, что ощущения при одних и тех же показаниях термометра в Казахстане и в Иордании различны. Плюс 20-25 в Иордании могут казаться прохладными. А плюс 35-40 – гораздо комфортнее, чем павлодарские плюс 25. Вечером и ночью здесь весьма заметно холодает.
Температура воздуха и возможные осадки зависят в том числе от высоты над уровнем моря. На низменности (например, в районе города Акаба, где мы побывали, или в пустынях на востоке страны) лето очень жаркое. Весной или осенью в этом смысле, конечно, полегче. А в районах на возвышенности — где расположена столица королевства Амман — зима дождлива и прохладна, бывает снег. Лето тут жаркое и сухое, но дни сменяются прохладными ночами, что помогает переносить зной.
Строго говоря, для поездок по пустыне особой разницы нет. Летом на контрасте с жаркими днями довольно прохладные ночи, а зимой после приятных по температурному режиму дней возможны ночные заморозки. Но в дневную жару гораздо сложнее передвигаться пешком. А там, куда мы направляемся – и это главная цель нашего путешествия – ходить нужно не просто много, а очень много.






Несмотря на общую «пустынность» территории, иорданские ландшафты достаточно разнообразны: от лесистых возвышенностей на севере до субтропической Иорданской долины, от гор Петры и Вади-Рам до плоских базальтовых пустынь на востоке, простирающихся до границ с Ираком и Саудовской Аравией. Из столицы Аммана можно меньше чем за час спуститься на автомобиле к Мертвому морю, лежащему на 400 метров ниже уровня «стандартного моря».
Самобытность Иордании на мировой арене связана в немалой степени с ее королевской семьей. В самом наименовании страны присутствует имя правящей династии — Иорданское Хашимитское королевство. В мире есть еще одна держава, названная по такому же принципу: Саудовская Аравия, название которой происходит от правящей династии Саудитов.
Хашимиты — династия, ведущая свое происхождение как раз из Саудовской Аравии и от самого Пророка Мухаммада. Король Хусейн, который правил Иорданией в течение 46 лет до своей смерти в 1999 году, был 42-м прямым потомком Пророка. Его сын Абдалла действующий король, а его мать — королева Муна — англичанка, вторая жена короля Хусейна. Члены королевской семьи занимают престижные должности в государственных и общественных организациях. Все законы должен одобрить король, только тогда они вступят в силу.
Иордания пребывает во взрывоопасном месте. Северный ее сосед — Сирия, северо-восточный — Ирак. С востока и юга проходит иорданская граница с Саудовской Аравией. Западные кордоны государства соприкасаются с Палестинской национальной автономией и Израилем. Их разделяет с Иорданией береговая линия вдоль Мертвого моря и залива Акаба. Впрочем, водная поверхность Иордании составляет всего 0,01 процента от ее территории. Также маленькое ближневосточное королевство не может похвастаться численностью своих жителей — их чуть более 6 миллионов человек.
Природными богатствами Иордания обделена. Большую часть земель занимают красочные пустынные плато, где осадков катастрофически мало. Дефицит воды и энергоносителей, конечно же, влияет на экономическое развитие страны. Доход приносит разве что добыча фосфоритов, калийной соли и нефтепереработка. Засушливый климат не дает возможности развернуться сельскому хозяйству, его доля в ВВП не более 3 процентов. Господствует здесь сфера услуг – примерно 70 процентов, в которой задействовано свыше 80 процентов населения страны.






Более полувека тому назад король Иордании сказал своему народу о том, что в стране нет нефти, как в Эмиратах, нет дешёвой электроэнергии и Великих пирамид, как в Египте, нет выхода к морю, как у Ливии, Судана или Саудовской Аравии. Главный ресурс страны — люди. И на 6 миллионов населения было открыто два половиной десятка университетов (сейчас их еще больше)!
Состав населения Иордании включает в себя как кочевые бедуинские племена, так и самых высокообразованных в регионе и способных к высококвалифицированному труду столичных жителей. Да, страна теперь имеет самый высокий уровень образования на Ближнем Востоке. И образованные люди стали сами придумывать, как заработать. Сегодня Иордания относится к богатым государствам Востока, куда приезжают на заработки из того же Египта, Судана, Индии, Филиппин и многих других стран. Тут никого не удивит кочевник верхом на верблюде, говорящий по мобильному телефону самой последней модели.
Нынешний король Иордании популярен и авторитетен не только у себя в стране, но и в иных государствах. С 1954 года страна состоит в ООН, входит в Лигу арабских государств, Организацию исламского сотрудничества, всемирное Движение неприсоединения. Правительство ее придерживается миролюбивых отношений с большинством стран мира.
Имея во главе государства умного, образованного правителя, объехавшего полмира и способного предупреждать возможные конфликты, Иордания в новом тысячелетии начинает усиленно создавать свою нишу в мировом политическом сообществе, а также и в туристическом мире. Ведь разнообразие здешних достопримечательностей может, пожалуй, конкурировать даже с египетскими.
Нас же интересует только одна, но главная достопримечательность Иордании — Петра.




23 августа 1812 г. швейцарец Иоганн Людвиг Буркхардт, путешествуя по Сирии и современной Иордании, первым из европейцев обнаружил руины заброшенного города в долине Вади-Муса и определил, что они принадлежат столице Каменистой Аравии Петре.
Личность самого Буркхарда, кстати, чрезвычайно любопытна. О нем стоит немного рассказать. Этот швейцарский ориенталист (то есть, если сказать иначе, востоковед: от латинского orientalis — восточный) прославился в эпоху романтизма путешествиями по Ближнему и Среднему Востоку под именем Ибрагим ибн Абдалла.
В свое время, после курса в Геттингенском университете, Иоганн стал целенаправленно изучать арабский язык в Кембридже. А в свободное время изнурял себя пешими переходами и старательно приучался ко всяким лишениям.
Впоследствии в Сирии, где он выдавал себя за приезжего шейха, Буркхардт уже в совершенстве овладел арабским. В результате, не внушая подозрений местным жителям, смог посетить неизвестные европейцам развалины древних цивилизаций, включая Пальмиру и Петру.
Он едва ли не первым из христиан посетил как Медину, так и Мекку, где прожил три месяца. Его познания в Коране были настолько обширны, что он написал к нему научный комментарий. А весной 1816 года Буркхардт еще посетил гору Синай, однако вскоре после этого подхватил дизентерию и, истощённый длительными путешествиями, умер правоверным мусульманином, не дожив нескольких недель до своего 33-летия.
Как ни странно, но для самого Буркхардта открытие Петры (благодаря которому он, собственно, и остался в истории) было лишь шагом к заветному переходу через Сахару к истокам реки Нигер, идеей которого он загорелся еще в ранней молодости. С целью подготовки именно этого предприятия он в 1812 году приехал в Каир, который с той поры до самой смерти оставался его домом…
Вот такой человек в начале XIX века открыл миру целый комплекс удивительных скальных сооружений, которые среди прочих названий имеют также поэтическое наименование «города цвета красной розы».
А еще (это так, к слову) Петру называли «разбойничьим гнездом», «кровавыми камнями», «проклятым местом», «городом злых духов», «городом-призраком», «городом кровавых алтарей», «городом мертвых».
Каково?!




Итак, Петра – что это такое? Во-первых, уникальная природная крепость. В переводе с греческого «Петра» как раз и означает «камень». Представьте долину, окруженную отвесными скалами. Чтобы попасть туда, существует единственный узкий проход — каньон Аль-Сик (или просто Сик). Каньон, кроме своей уникальности как природного явления, является также удивительным инженерным, гидротехническим и фортификационным сооружением.
Геологи утверждают, что каньон образовался в результате древнего землетрясения. Местное же предание связывает появление ущелья с именем Моисея. Ближайший к Петре населенный пункт так и называется – Вади Муса (долина Моисея). Дескать, пророк Моисей, выводя народ израильский из Египта, в поисках воды ударил своим жезлом по скале. Жезл имел извилистую форму — поэтому каньон и приобрел тот вид, что имеет сейчас.
В общем, именно источник воды дал жизнь городу в скалах. Вокруг источников в палестинских пустынях всегда селились люди; кроме того, труднодоступность места делала его более безопасным. Месторасположение и климат – главные факторы, от которых зависит жизнеспособность поселения. Каньон Сик стал таким «градообразующим фактором», обеспечившим существование города в течение многих веков.
Климат Иордании, как уже говорилось, крайне засушливый. Например, в пустыне Вади Рам недалеко от Петры в летние месяцы осадки по статистике не выпадают вообще, а среднегодовое количество влаги составляет всего 40 мм. Для существования города требовалось обеспечить накопление запасов всей влаги, которая выпадала из атмосферы в виде дождя, снега или конденсата.
И проходя по каньону, можно увидеть расщелины, по которым с окружающих гор сюда стекает вода. Жители Петры этот факт использовали, вырубив вдоль стен каньона специальные желоба. Уровень уклона ущелья достаточен, чтобы собирающаяся вода стекала в заранее выдолбленные резервуары, расположенные в защищенных местах.
В условиях засухи или осады неприятелем такая система водоснабжения была гарантией выживания жителей. Горы, окружающие каньон, столь высоки и недоступны, что стекающую с них воду невозможно отравить или перекрыть все стоки. И, кстати, в городе было два водопровода (техническая и питьевая вода). Очень прилично, правда?
Даже сегодня поражает инженерное искусство древних. В современной Иордании проблема водоснабжения стоит очень остро, причем существуют совместные с Израилем проекты опреснения воды Красного моря и перекачки ее на север. Однако о серьезных проектах создания системы сбора атмосферных осадков не слышно ничего. Видимо, такая работа современным инженерам не по силам.
В начале 60-х годов прошлого века из-за экстремальных осадков в Петре случилось серьезное наводнение. С гор в каньон обрушился селевой поток, в результате чего погибла группа французских туристов. И сегодня в случае наводнения уровень воды в каньоне может очень быстро подняться на несколько метров. Последнее такое событие, когда туристов из Петры пришлось срочно эвакуировать, произошло буквально за пару месяцев до нашего приезда.
Вообще климат тут с начала первого тысячелетия стал значительно более засушливым из-за наступления аравийских песков. Можно предположить, что в древности объем водостока был значительно выше. Но и сегодня, хотя переход через каньон Сик не занимает много времени (протяженность его около трех километров), здесь предупреждают, что нужно не забывать о правилах безопасности. Вероятность наводнений, между прочим, выше всего как раз в зимние месяцы – с ноября по март.
Стены каньона имеют высоту местами свыше 100 метров, кое-где с отрицательным уклоном. Это приводит к тому, что во многие места ущелья солнечные лучи не попадают никогда. На склонах, из-за разного угла падения солнечного света, стены меняют свой цвет от черного до светло-розового, а в полдень каньон кажется порой золотым.
Ширина его кое-где составляет не более трех метров, поэтому защитить проход в город можно было силами малого количества воинов. Каньон извилистый, прямых участков длиной более 20 метров нет, а в стенах в некоторых местах сделаны на разной высоте ниши. Предполагают, что в нишах могли размещаться охранники-стрелки, что делало каньон еще более неприступным.






Что нам рассказывают историки об этом удивительном скальном городе?
Петра (по-арабски читается как Аль-Батра) — древний город и столица Набатейского царства, а ныне археологический памятник и символ Иордании, входящий в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, одно из семи так называемых Новых чудес света. Петра находится на юго-западе Иордании, в 200 километрах к югу от столицы королевства Аммана и почти посередине между Мертвым морем и заливом Акаба Красного моря.
Основан город якобы в XIV веке до нашей эры. Впрочем, за достоверность как этой, так и всех приводимых ниже дат ни один из историков, как выясняется, поручиться не готов. То есть толком никто ничего не знает.
Расположена Петра в долине Вади-Муса, в центре более или менее плоской горной террасы, где живописными группами разбросаны скалы из красного песчаника. Две самые высокие гряды замыкают террасу с востока и запада. С востока доступ к Петре открывает узкий каньон Сик, про который я уже рассказал.
Расцвет Петры был предопределен удачным расположением на путях караванной торговли. С одной стороны, через Петру проходила известная на Древнем Востоке Царская дорога (латинское Via Regia), а с другой — караванный тракт из Южной Аравии, так называемый «Путь благовоний», который ко второму веку нашей эры стал частью Великого шелкового пути.
Во второй половине II тысячелетия до нашей эры территорию Петры якобы населяли мидианитяне — пастушеские племена, жившие в Северной Аравии, к северу от залива Акаба. Именно мидианитскому царю Рекему и приписывается основание города в свое время (Иосиф Флавий, «Иудейские древности»). В VII-VI веках до нашей эры Петру вроде как завоевали набатеи, перенеся сюда свой административный и сакральный центр. Впоследствии (середина VI — последняя четверть IV века до нашей эры) набатеи, как и другие арабские племена, попали уже под власть Ассирийской империи.
Потом наступил римский период. Римляне аннексировали Набатею и включили ее в состав провинции Каменистая Аравия со столицей в Петре. В середине первого века нашей эры город пережил быстрый подъем. Управлявшаяся римскими пропреторами Петра сохраняла статус метрополии и оставалась важным военным, административным и торговым центром провинции. В 131 году Петру посетил император Адриан и город на какое-то время стал называться «Адрианова Петра» (латинское Hadriane Petra).
Как рассказывают «источники», сильнейшее землетрясение 13 мая 363 разрушило значительную часть города, но жизнь в нем не прекратилась. Как раз в те времена многие древние монументальные сооружения в Петре были приспособлены под христианские храмы и хозяйственные склады, однако в городе не прекращалось и строительство новых
зданий.
9 июля 551 произошло новое сильное землетрясение, которым воспользовались персы Сасанидского царства для захвата города. Но уже вскоре они были выбиты оттуда византийцами.
В VII-VIII веках на территории, окружающие Петру, началось постепенное проникновение арабов, исповедующих ислам. Этот процесс в основном был достаточно мирным, учитывая историческую терпимость мусульман к христианству. Временное оживление жизни в Петре произошло уже под властью Дамасского халифата (661-750 годы). Для многих паломников, совершавших хадж из столицы халифата Дамаска, набатейский город был одной из остановок на пути следования в Мекку.
Очередное сильное землетрясение 747 года, разрушившее Джераш и многие другие города в Заиорданье и Палестине, вероятно, заставило последних обитателей Петры покинуть город. К тому же со сменой власти в халифате новая династия Аббасидов переместила столицу в Багдад, в результате чего пути к святыням ислама Мекке и Медине теперь миновали Петру.
Последнее упоминание Петры датируется 1276 годом, когда уже в заброшенном городе останавливался султан Бейбарс.
(Не могу не заметить в скобках, что меня необыкновенно восхищают в так называемых «научных» трудах подобные детали: 13 мая 363 года, 9 июня 551 года. Что, уже тогда на этих территориях существовал современный календарь и система записи дат, которую с легкостью можно интерпретировать в нужном товарищам историкам ключе? И там все четко и понятно написано: такого-то мая в 9 часов 15 минут утра свершилось то-то и таким-то образом… Это еще до начала эры книгопечатания? А ведь даже первопечатные книги намного более позднего времени читаются зачастую с огромным трудом и допускают по сей день множество трактовок, а разного рода датировки приводят к ожесточенным спорам среди специалистов. Есть, знаете ли, большой пласт литературы по этому поводу)
В общем, если по-честному, история Петры – большое темное пятно. В конце концов примерно на семь веков про город забыли напрочь даже ближайшие соседи по региону.
Пока до него не добрался Иоганн Людвиг Буркхардт.




О новоявленном Чуде света обычно рассказывают, как о едином комплексе, а названия конкретных объектов как-то ускользают от внимания. Немудрено, ибо в Петре смешались следы нескольких цивилизаций и культур.
Площадь комплекса, все сооружения которого — дома, храмы, гробницы — вырублены прямо в окружающих скалах, около 200 квадратных километров. На территории Петры насчитывается 800 археологических памятников. И это при том, что раскопано, по сути, всего примерно 15 процентов территории. Билеты для входа продаются на один или на несколько дней. Кстати, они довольно дорогие – однодневный билет стоит 50 иорданских динаров (более 70 долларов).
Место настолько интересное, что стоит посвятить ему не один день, хотя, конечно, можно уложиться и в однодневную экскурсию. Те, кто приезжает сюда на длительный срок, останавливается либо в городке Вади-Муса рядом со скальным городом, либо в нескольких отелях непосредственно на территории Петры.
Даже просто для того, чтобы добраться от входа в город до самых интересных мест, требуется пройти несколько километров по узкому каньону Сик и далее уже по широкому ущелью. Совсем ленивые и богатые туристы нанимают для этого осликов или коляску.
Движение в каньоне, зажатом среди высоченных скал, порой происходит в настоящих сумерках — солнце не может попасть сюда. Местами каньон расширяется, становится светлее и можно рассмотреть вырубленные в скалах ниши и остатки полуразрушенных статуй. Тут неизбежны паузы для фотографирования и изумленного почесывания затылка.






На выходе из каньона свет бьет в привыкшие уже к сумеркам глаза, и перед тобой предстает грандиозный фасад удивительного сооружения. Обычно гиды специально «заговаривают зубы», чтобы подгадать эффектный момент выхода к Эль-Хазне (Сокровищнице) – пожалуй, это единственное из названий, которое надолго западает в память большинства посетителей Петры. Каньон перед выходом на площадь у Эль-Хазне делает поворот, поэтому все новички смотрят не туда. Когда же гид предлагает повернуть головы в нужном направлении, эффект получается что надо!
В здании, прославленном телесериалом «Индиана Джонс» (серия называется «Индиана Джонс и последний крестовый поход»), по преданию, хранились сокровища фараонов, а позднее чуть ли не средиземноморских пиратов. Размеры Сокровищницы поражают – не менее 40 метров в высоту и 24 в ширину. Точное назначение здания сейчас установить сложно, на этот счет у исследователей существует множество догадок. Поэтому остается только наслаждаться его красотой и мастерством древних камнетесов.
Перед Сокровищницей всегда самое большое скопление туристов с гидами, торговцев и возниц-бедуинов. Здесь, кстати, уже давно работают археологи ЮНЕСКО, но подробные отчеты об их исследованиях доступны только узким специалистам. Знающие люди вовсе не торопятся объявлять миру, что же это на самом деле за объект: храм, гробница, действительно сокровищница или, может быть, все вместе взятое?
Или вообще нечто иное?
Можно сказать, что Эль-Хазне является одним из ключевых объектов города. Место для строительства выбрано тут явно не случайно.
Малоизвестный факт – раскопан сейчас как минимум один подземный этаж Сокровищницы. Подойдя вплотную к фасаду, можно увидеть перекрытые решетками раскопы. Трудно сказать, какие тайны хранят эти этажи. К сожалению, доступ во внутренние помещения закрыт, вероятно, из-за возможности обрушения и повреждения археологического памятника. Внутрь никого не пускают.
Приходится ограничиваться внешним осмотром и домысливанием цели строительства этого фантастического сооружения. Если внимательно осматривать фасад вблизи, весьма необычно выглядят фрагменты совершенно разной степени сохранности. Четкие капители колонн и ровные ребра храмовых ниш, идеально отшлифованные внутренние стены резко контрастируют с сильно выветренными скульптурами…
Можно предположить, что для храма или усыпальницы (или действительно Сокровищницы) сама природа создала удобное место с глубокой пещерой в скале. Древним мастерам нужно было только удалить лишнее и украсить фасад. Царство набатеев было наследственным, поэтому не исключено, что первой функцией Эль-Хазне была именно усыпальница.
Усыпальницы царей делались вообще-то по всему миру – от Китая до Южной Америки. И всюду, кроме функции гробницы, такие объекты были также хранилищами сокровищ и культовыми местами, имеющими мистическое значение, не совсем понятное по сей день. Исследования подтверждают, что в древности практически по всему средиземноморью храмы, кроме непосредственно богослужений и жертвоприношений, исполняли еще функции своего рода банков, убежищ, жилья для священнослужителей и иногда гробниц.
Но с трудом можно представить, как в каменистой пустыне строились такого рода объекты.
Главной загадкой остается: как же все-таки строители вырезали подобное здание в отвесной скале? Как правило, в таких случаях нужно возводить строительные леса – но ведь деревьев в этом районе не было и нет. Оставалось лишь забираться на самый верх скалы, на высоту более 60 метров, и начинать работу оттуда. При этом непонятно, как рабочим удавалось трудиться на большой высоте в «подвешенном» состоянии и при этом добиться столь невероятного результата – ведь все пропорции и внешние формы Эль-Хазне идеальны!
Как вообще «древние набатеи» оценивали эти самые пропорции и масштабы будущей постройки?!
Откуда у древних скотоводов-пастухов подобное умение?
Зачем им вообще нужно было такое строительство?
Вопросов больше, чем ответов…




Вообще-то очевидно, что никакое храмовое строительство не бывает без государства. А государство само по себе не бывает без письменности и документации. От шумеров остались целые библиотеки глиняных табличек. От Египта – каменные стелы и папирусы, розеттский камень, наконец, даже учебные тексты по математике. От майя тоже кое-что осталось – например, их иероглифы.
А от набатеев, которых в Иордании считают древними арабами, не осталось ровным счетом ничего. Даже о набатейских царях история умалчивает. Впрочем, кое-какие имена все же называют. Наследственная монархия в Набатее, якобы, ведёт отсчёт с воцарения Ареты I в 169 году до нашей эры. И все. Откуда дата – неизвестно. Чем прославился – неизвестно. Какие деяния совершил – молчание. Когда умер – тайна. Какое отношение имел к строительству Эль-Хазне – ни слова. Единственный источник: этот самый Арета буквально одним предложением упоминается в Библии (2-я книга Маккавейская, 5:8 – и то, кстати, это неканоническая книга, апокриф).
Ну и нельзя умолчать еще об одной, совершенно приземленной, гипотезе, которую можно встретить в интернете (чего там только не встретишь)! Есть версия о том, что фасад сокровищницы создан вовсе не 2000 лет назад полукочевым народов набатеев. А является новоделом XIX века, высеченным на основе более старого утраченного фасада европейскими (или даже петербургскими) мастерами – дескать, в стиле фасада находят много сходного с архитектурой Санкт-Петербурга. Целью такой подмены могло быть желание британцев привлечь туристов в совершенно дикие места…
А может быть, и древние римляне «пошутили».
Как уже упоминалось, Петра была частью караванного пути на Восток. Поэтому там давно было поселение из своего рода таможенников, стражников, содержателей караван-сараев. Когда в начале второго века нашей эры, при императоре Траяне, эту территорию присоединили к Риму, туда вошел шестой Железный (Ferrata) легион. И остался там на постой. Вместе с десятым Сокрушительным (Fretensis) легионом он составил местный военный гарнизон. Это самые известные и прославленные легионы Рима, участвовавшие в подавлении иудейского восстания, стоявшие гарнизоном сначала в Иерусалиме, а потом в районе Петры.
Этим и объясняется римский амфитеатр в Петре на три тысячи мест. Римский легион состоял примерно из 8 тысяч пехотинцев и нескольких сотен всадников. Так что все как раз «по размеру» — солдаты развлекались посменно. Они же были своего рода строительными батальонами и от нечего делать вовсю упражнялись в архитектурных излишествах на окрестных скалах…
Как вам такая версия?
Еще одну гипотезу можно почерпнуть из Библии. В 6-й главе книги Бытия сказано: «В то время были на земле исполины». А что, для человека высотой, допустим, в 5 метров работа с фасадом высотой в 40 метров не представляется уже совершенно невозможной. Кстати, имеются сведения (неафишируемые, конечно), что в мае 2007 года в Петре были найдены мумии мужчины около 5,5 метров ростом и женщины, рост которой — 3,8 метра. Однако информация была сразу же закрыта, так как противоречит исламу.
Проверить последнюю информацию лично у меня нет никакой возможности, так что – без комментариев, как говорится.




Фантазии, что это якобы римские легионеры от скуки нарезали в скалах всякие монументальные сооружения, отметаем напрочь – попробуйте сами сотворить любое более-менее приличное здание без архитектурного проекта, специальных знаний и особых навыков в области строительства. Посмотрим, что получится.
Вообще в последние годы происходит такое своеобразное расслоение тех, кто интересуется следами древних цивилизаций. Профессиональные историки, а также гиды и некоторые граждане упорно твердят, что мегалитические сооружения построили не какие-то там «ануннаки», а наши предки – вот так, с помощью примитивных инструментов, мускульной силы и такой-то матери. Целые конференции собирают, где друг другу с восторгом демонстрируют, как можно с помощью бронзового зубила сделать так называемый «внутренний угол» на граните и тому подобные экзерсисы.
Самое забавное, что никто из них – уверен! – в жизни не выточил своими руками ни один кабошон, допустим, из нефрита или халцедона. И не отполировал до зеркального блеска ни один срез природного камня хотя бы с ладонь величиной. Предел их возможностей – постучать современным зубилом на участке камня величиной с пепельницу (или чуть больше) и на основе этого сделать соответствующие выводы, что работать с камнем – это фигня, «терпенье и труд все перетрут»…
Да вот не все! Можно выточить с помощью станка и алмазной чашки вставку из нефрита – это, в конце концов, по силам и подростку. Но, не имея соответствующих знаний, технологий и инструментов, отполировать его не получится, сколько ни старайся (особенно некоторые из сортов). Для этого нужна особая доводочная алмазная резина, алмазные пасты разных фракций, специальные насадки для станка из текстолита или твердых сортов дерева. И доводка, то есть шлифовка, и тем более полировка может быть разных уровней, то есть совершенно разного качества.
Впрочем, я не собираюсь тут вдаваться в подробности технологии обработки минералов. А употребил некоторое количество терминов только для того, чтобы лишний раз напомнить — работа с природным камнем требует серьезных профессиональных навыков. И, самое главное, профильного высокотехнологичного инструмента. Не медного зубила и молотка (много ими не наработаешь – в лучшем случае придашь какую-то форму материалу), а именно специализированного инструмента, «заточенного» конкретно под камнерезное дело.
Откуда мог взяться подобный инструмент как у древних египтян (искусство работы с камнем у которых просто зашкаливает), так и у древних аравийских пастухов — построивших, якобы, скальные сооружения Петры – вопрос далеко не «детский». Так называемая официальная наука предпочитает обходить данный вопрос стороной, игнорируя даже явные следы строительной техники очень высокого порядка. В представлениях «ученых», с их исключительно линейным видением развития земной цивилизации, такого просто не может быть. А значит, следов как бы и нет.
Но следы-то есть! Есть в Египте, в Турции, в Сирии, в Ираке, в Мезоамерике – то есть, собственно, по всему миру.
Есть они и в Иордании.
Следы строительной техники – если смотреть внимательно и понимать, что ты видишь — можно наблюдать в Петре в разных местах. Более того, многое из того, что там попадается на глаза, по техническому уровню исполнения пока нам недоступно.
На обработанных стенах скальных помещений видны чёткие следы инструмента, с шириной захвата значительно больше, чем бронзовое или медное зубило. Более того, кое-где на идеально выверенной поверхности стен залов есть явные следы фрез шириной где-то от 80 до 200 сантиметров или даже больше.
А абсолютно правильная форма полуколонн высотой 20 метров, вырезанных – такое впечатление! – не руками, а роботами прямо из скальной породы, вообще поражает воображение. Это песочком-то в качестве абразива и деревянными терками создавали такое мастеровитые набатеи?!!!
Повторюсь: древние строители в ряде случаев провели работы, недоступные пока и современной технике.
Начнем с самого начала. Налицо совершенно фантастический объем работ только для подготовки строительства. Конечно, это была совсем «лёгкая работа» (но уж точно не по зубам бронзовым зубилам). Огромные фрагменты окружающих скал как будто срезаны огромной дисковой пилой – вот это масштабы! Просто прикиньте объём удаленной породы. И это только на начальном этапе!
При строительстве Эль-Хазне, по самым скромным подсчётам, было вынуто от 8000 до 10000 кубометров осадочных пород, плюс выемка породы во внутренних залах, о размерах которых можно судить хотя бы по высоте «входной двери».
Второй этап: сначала начерно вырезали скалу в виде куба. Не слабо — вырезать в отвесной скале «кубик» 40×20×20 метров и убрать строительный мусор?!
А далее – опять же начерно придать пропорции фронтону и нижестоящим колоннам. Малейшая ошибка, и вырезанный в цельной скале «объект» – уже брак, который ни за что не исправить!
Вы это понимаете?!
Про заключительную «отделку» и говорить не будем – трудозатраты там просто колоссальные.
Гипотезу о том, что весь колоссальный объём горных работ выполнен бронзовыми или даже железными зубилами, можно даже не обсуждать. «Начистую» тут, скорее всего, работали специализированные машины (так и хочется сказать – под управлением компьютеров). Я думаю, профессиональные строители подтвердят, что наша цивилизация пока «так» не может. А уж тем более не может человек, свисающий со скал на веревке или даже в строительной «люльке», и работающий при этом примитивным инструментом.
Когда Буркхардт открыл Петру для цивилизованного мира, город уже пребывал в немалом запустении, и многие древние сооружения здесь «дышали на ладан». В частности, одна из шести колонн Эль-Хазне лежала на земле, а две другие готовы были вот-вот обрушится. И действительно, уже в наше время реставрацию объекта проводили английские специалисты, потратив на это уйму времени и средств. Но именно восстановленная ими колонна сейчас отличается от пяти других своей заметной кривизной. Не удалось англичанам в точности повторить то, что было вполне «по зубам» древним строителям. Возможностей самой передовой в техническом отношении державы мира не хватило!
Есть в Петре следы совершенно незнакомой и не очень понятной нам теперь технологии. Скальный город расположен в зоне сильных землетрясений. И внутри города находятся сотни бывших жилых помещений, часть из которых при землетрясениях пострадала. Кое-где в подобных «квартирах» откололись целые фрагменты стен. И можно увидеть, что начерно обработанные сперва стены выравнивались как бы штукатуркой из жидкого камня. Полное впечатление, что «штукатурили» именно расплавленным до жидкого состояния камнем – со стороны отличить этот внешний слой от скальной породы невозможно. Там, где «штукатурка» обвалилась, хорошо просматриваются следы первоначальной техногенной обработки стен фрезой.
Впоследствии эта технология была явно утрачена. В сегодняшней Петре сплошь и рядом можно наблюдать одно и то же: древние постройки по уровню превосходят позднейшее строительство. Взять хотя бы более поздний, римской постройки, амфитеатр: вот тут как раз каменные сиденья вырублены зубилами «вкривь и вкось».






Или, например, заходишь внутри скалы в зал с идеальными пропорциями – к его параметрам и к технике изготовления, что называется, не придерешься! Но тут же, сбоку, видишь грубо прорубленное входное отверстие, относящееся уже к «бедуинской культуре» — по-видимому, для удобного прохода навьюченного животного (верблюда или ослика). Предельно грубая обработка, отверстие сделано, что называется, кувалдой!
Кто спорит, современные иорданцы внесли и кое-что свое в Петру. В течение веков здесь проживают бедуины племени Бедуль, сохранившие свой уклад жизни до сегодняшних дней почти без изменений. Раньше они занимали скальные помещения по всей Петре, но с созданием Национального парка в 80-е годы прошлого века многие из них были переселены из основных туристических мест в новый посёлок, возведённый неподалёку. В качестве компенсации племени Бедуль была дарована монополия на торговлю на территории парка. Также они освобождены от уплаты налогов. И на своих двуколках бедуинские возницы за каких-то 5-10 динаров с человека добрасывают туристов в скальный город и обратно. Обратно из Петры ведь нужно уже идти на подъем, и ноги у всех посетителей города основательно тяжелеют. По прошествии нескольких часов, в конце длинного пешего путешествия, многим (особенно пожилым) туристам очень хочется облегчить свою участь…




Мы не знаем достоверно, что за цивилизация воздвигла это чудо. Можно верить или не верить в «атлантов», «ануннаков» и прочих инопланетян. Можно замалчивать и игнорировать очевидные факты. Но в современном мире невозможно скрыть от пытливого взора достижения древних строителей, по техническому уровню заметно превосходящих нашу цивилизацию.
Да, мое мнение таково – в Петре в определенных местах совершенно конкретно прослеживаются следы технологий, ныне нам неизвестных.
Вот что интересно. Те, кто так или иначе пишет о Петре, часто занимаются откровенным преувеличением. Читаем, например, следующий текст: «вырубая внутри скал правильной формы пещеры, они (набатейцы) получали анфилады жилых и прочих помещений. Так появилась Петра – город, вырубленный в камне».
А ведь здесь откровенный вздор! Нет там никаких «анфилад». А есть, по сути, только фасады. И за фасадами – не слишком большие и совершенно пустые помещения. Например, об Эль-Хазне в очень солидном источнике сказано: «внутренняя часть Сокровищницы в Петре имеет голые стены с двумя ничем не украшенными камерами с высокими потолками». И зачем они? Неведомо.
Самая распространенная точка зрения относительно Эль-Хазне — это усыпальница кого-то из набатейских царей. Но пустые каморки навевают сомнения. Потому как усыпальница обязательно была бы как-то украшена: каменной резьбой, статуями, еще чем-то. Есть версия, будто там была набатейская библиотека, что уж совсем невероятно. К чему скотоводам, пиратам и даже купцам библиотека? И где хранить свитки в голых стенах? То же самое, кстати, можно отнести и к понятию «сокровищехранилища». Ну очень странное получается Казначейство — можно ведь именно так перевести с арабского данное название (Эль-Хазне, казна).
В других скальных сооружениях на территории Петры, в принципе, все то же самое.
К чему заниматься восторженными преувеличениями, когда есть «голые», но не менее поразительные факты?!
Общее впечатление от этого города: грандиозное строительство здесь было как будто разом остановлено каким-то событием или катаклизмом. И первые строители покинули город навсегда. Ушли или погибли.
Возможно и такое, что это место служило в те древние и малопонятные нам времена своего рода школой мастеров-строителей. Отсюда так много недоделов…
И построен город отнюдь не разбойными набатеями. Которые в первую очередь были просто скотоводами, не оставившими письменных источников, документов и оседлых традиций. И не ранними арабами наподобие бродячих бедуинов. Эти племена не имели истории. События же, не зафиксированные в текстах или хотя бы в преданиях, не могут стать предметом науки. Говоря более конкретно: события, не пропущенные через осмысление и логику, как бы не существуют для истории.
Лично у меня сложилось впечатление, что Петра – это своего рода гигантский «конструктор» для всей нашей последующей цивилизации. Такой вот образец «греко-римского», «византийского», «мавританского» и всех прочих наиболее известных стилей в архитектуре будущего человеческого мира. Здесь были воплощены в физическом мире своего рода только «общие зарисовки». Ну что-то вроде макета — как мы сейчас вырезаем заготовки из картона или пластика и делаем пространственные модели для новых проектов. Которые когда-нибудь потом, быть может, будут воплощены в жизнь и появятся уже «в реале».
Для тех, кто тут проводил эксперименты, не составляло больших трудов создавать эти макеты не из пенопласта и картона, а вырезать непосредственно на местности из окружающих скал. Как любой творец на стадии размышления и творения, он (или они) любил уединение – чтобы никто не мешал фантазировать и экспериментировать с формами окружающего пространства.
Отсюда столь скрытое расположение данного уникального места на нашей матушке-Земле, по сей день полной всяческих загадок. Загадок, которые ждут (и когда-нибудь дождутся) своих вдумчивых исследователей…

Дмитрий Фефелов,
апрель 2019 г.

Комментарии (3)

RSS свернуть / развернуть
+
3
+ -
avatar

LarissaM

  • 7 апреля 2019, 19:13
Спасибо за интересный материал! Как всегда — увлекательно и познавательно! Прекрасные фотографии создают эффект присутствия и погружения в атмосферу этого необычного места.
+
2
+ -
avatar

Miquel

  • 8 апреля 2019, 17:01
Дмитрий, спасибо за титанический труд. Это было, действительно, очень познавательно.
+
1
+ -
avatar

fdiogen

  • 8 апреля 2019, 17:29
Спасибо! Но, признаюсь, труд не такой уж и «титанический». Немало материала осталось у меня, так сказать, за кадром. Все ведь в одну публикацию не запихнешь. Для определенной категории потенциальных читателей в моих очерках и так «слишком много букофф». Я это понимаю. И приходится, по сути, наступать на горло собственной песне. Хотел было здесь еще провести аналогию с подземными мечетями казахстанского полуострова Мангышлак (и фото у меня соответствующие имеются) — вот где наглядно видно работу «молотком и зубилом». Причем там — уже второе тысячелетие нашей эры, это далекие потомки тех самых «мастеровитых набатейцев», якобы построивших Петру, разве что немного в другом регионе. А получается, при работе с такой же скальной породой — именно только как «молотком и зубилом». Никакой, понимаешь, эстетики и в помине нет… В общем, материал «по теме» имеется, но я решил в конце концов не нагружать сверх меры этот очерк.

Внимание!

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии непосредственно на сайте. Советуем Вам зарегистрироваться (это займёт 1 минуту) и получить тем самым множество привилегий на сайте!

Можно также оставить комментарий через форму "ВКонтакте" ниже, но при этом автор публикации не получит уведомление о новом комментарии.