Маршрут выходного дня. «Задонщина», Липецкая область / Дружеский гид / Автотуристу.РУ - автопутешествия и автотуризм: отчёты, трассы и дороги, в Европу на машине, прокладка маршрута! 

Авторизация

Зарегистрироваться

Маршрут выходного дня. «Задонщина», Липецкая область

Липецкая область – одна из самых «молоденьких» с точки зрения своего возраста и ее можно смело отнести к числу относительно недавних «географических новостей»: она была образована 6 января 1954 года путем объединения территорий Рязанской, Воронежской, Курской и Орловской областей.
Конечно, история современных липецких земель начинается с более раннего периода, и все же отнести этот край к числу богатых на достопримечательности до недавнего момента казалось мне неоправданной смелостью.
Ну чем знаменит Липецк, кроме как своей минеральной водой и отличным квасом для окрошки, которая там считается главной кулинарной гордостью и входит в материальное наследие человечества отдельно взятого региона?
Но очередной маршрут выходного дня посрамил мои крайне скудные представления об интересностях Липецкой области.
Итак, что можно увидеть за один день в одном-единственном районе – Задонском?
Отправляемся на «Задонщину», чтобы обнаружить:
— церковные колонны в виде деревьев райского сада;
— один из самых скорбных памятников, посвященных Великой Отечественной войне;
— расписанный «под хохлому» трактор;
— скотный двор в виде средневекового замка;
— две прекрасные усадьбы – в диаметрально противоположном состоянии.
Заодно мы узнаем, почему матрасы в храме надо складывать в том же порядке и непременно закрывать дверь в колокольню, почему знаменитый генерал в качестве отдохновения от трудов учил дочерей ведению домашнего хозяйства и что будет, если окрошку запивать шампанским.

Для начала сразу отвечу на последний вопрос: ничего не будет.

Традиционный липецкий квас – совершенно живая субстанция, скорее, не вещество, а существо, биомасса, как в фильме «Через тернии к звездам».
Моя бабушка готовила квас к выходному в теплое время года не иначе, как в десятилитровом эмалированном ведре: иначе смысла не было.
Технология, на первый взгляд, немудрящая – но со своими тонкостями.
У каждой уважающей себя хозяйки в липецком селе в прохладном месте в пол-литровой банке стояла гуща — осадок с предыдущей порции кваса. В начале процесса ее выставляли в тепло, куда-нибудь на солнечный подоконник – и ждали, пока гуща оживет и зашевелится.
Затем серую устрашающего вида гущу соединяли с разведенной теплой водой ржаной мукой – чтобы не было комков. А дальше начинался так называемый процесс «уваривания».
Ловкая хозяйка справлялась с ним самостоятельно, неуверенные в себе заручались поддержкой кого-либо из домочадцев.
В огромном пятилитровом алюминиевом чайнике (иных в хозяйстве презрительно не держали) воду доводили до крутого кипятка, снимали с огня и молниеносно вливали тонкой струйкой по краю ведра в ржаную массу, при этом другой рукой надо было бешено разбивать массу длинной деревянной палкой-мешалкой.
Когда масса остывала и слегка приходила в себя после инквизиторского процесса «уваривания», ведро на ночь ставили в погреб. Если технология была соблюдена – наутро гостей встречал звенящий и легкий квас, который приятно щипал в носу, обжигал губы и слегка бил по неокрепшим детским умам. Такой квас пили без гущи, опустившейся на дно серой подушкой – до следующего замеса.
Недоступным для моего детского понимания аттракционом было добавление в кружку с квасом обычной пищевой соды – на самом кончике ножа. Над кружкой тут же взбухала плотная шапка белой сладковатой пены, так что пить приходилось, далеко отставив руку и вытянув шею, чтобы не обкапаться.
Молодой квас – дерзкий и светлый. Но с каждым прожитым часом он крепчал и набирал характер. Трехдневный квас считался старым и уважающий себя человек употреблял его для окрошки уже неохотно, а пить и вовсе не пил. Но у нашей бабушки квас уходил на ура уже на второй день. А как иначе, если ничего лучше для жаркого летнего дня еще не придумано?!
Настоящая липецкая окрошка имеет ряд секретов.
Во-первых, ее, конечно, могут «оскоромить» сметаной, но «правильная» окрошка – разбавленная молоком, «забеленная».
Во-вторых, огурец в нее не режут, а трут на мелкой терке прямо над тарелкой: в этом случае восхитительный огуречный сок взрывает вкус окрошки потрясающей свежестью, усугубленной тонкими, нежными пластиками молоденькой редисочки.
В-третьих, обязательно наличие зелени – молодого лука и укропа, которые тоже надо слегка подавить до появления пахучего зеленого сока.
Все остальное – по желанию. У нас каждый волен был импровизировать по своему усмотрению: готовилась и ставилась на стол здоровенная бадья с окрошечной основой — и можно было добавлять по желанию к себе в тарелку отварную картошку, рубленое яйцо, вареную колбасу или мясо. Чисто теоретически я знакома с вариантом заправки окрошки, который мог родиться только в тяжелые голодные годы: когда в окрошку добавлялись кубики крепко сваренного холодца. Но это уж совсем ортодоксальный вариант, теперь о таком варианте тяжелой «зимней» окрошки уже вряд ли кто знает. Хотя в одной известной передаче, где англичанин ездит по российским городам и угощается, его как раз и пытались накормить таким вот квасом! Но ничего у них не вышло: супротив сурового липецкого замеса англичанин — слабак.

Сейчас уже вряд ли кто сам на кухне «уваривает» настоящий окрошечный квас, но более-менее пристойный повсюду продается в бутылках. Например, приготовленный в селе Хлевное. Он хранится катастрофически мало по нынешним временам – 10-15 дней. Когда я из очередной поездки от жадности привожу несколько штук сразу – последние заставляют задуматься о взрывных свойствах веществ и правилах химзащиты, настолько устрашающе разбухают бока у стандартных пластиковых бутылок.

Проникнувшись воспоминаниями при встрече с представителями нашей довольно многочисленной родни, в ресторане в Задонске заказала себе ностальгическое блюдо, а потом мы чё-то решили за встречу выпить – ну и пришлось употребить шампанское под окрошку! И ничего не было!

Впрочем, начав рассказ с самой главной достопримечательности, входящей в список материального наследия человечества Липецкой области, я отвлеклась от необходимых пояснений.

Цель нашей сегодняшней поездки – знаменитый мужской монастырь в городе Задонске, а также две усадьбы в этом районе. Присутствие среди нашей родни дипломированных художника, историка и философа с уклоном в религиоведение, а также практика-ремонтника в сфере промышленного строительства придало нашему любительскому созерцанию оттенок профессионализма – шутка, конечно, но было интересно, как люди с профессиональной деформацией сознания в ту или иную сферу по-разному воспринимают одно и то же. Я вот сразу стала прикидывать, как составлю этот отчет: для этого даже забыла зарядить фотоаппарат, который сдох ровно на десятом кадре, так что все представленные в сем опусе иллюстрации – результат многофункциональности мобильных телефонов.
Ну и еще наличие двух родственничков раннего пубертатного возраста вносило в нашу поездку элемент хаоса и щенячей радости от самого факта существования. И корректировало программу с погрешностью на юные лета.

Самое последнее замечание: все цитаты даны курсивом из замечательной книги, авторы – А.Нарциссов и Д. Нарциссов.


Репец
Не доезжая пяти километров до Задонска на берегу реки Репец и в непосредственной близости от одноименного села находится крайне примечательное сооружение – точнее, то, что от него осталось. Это руины церкви Покрова Пресвятой Богородицы.


Не без опасения получить кирпичом по организму, мы проникли внутрь через боковые дверные проемы: от дверей давно ничего не осталось. Внутри – обломки главного купола, но алтарная часть и притвор еще держатся, своды мощные, сходятся, подобно лепесткам, к краеугольному камню. В боковом нефе алтаря – иконы, свечи, но от этого картина сиротского разорения кажется еще более душещипательной.

Даже плачевное нынешнее состояние памятника не позволяет усомниться в его былой красоте и гармонии.



Оказалось, что у церкви и соседнего с ней господского дома – история давняя и в высшей степени занимательная.

В путеводителе отмечается:
«История села Репец начинается с первой четверти XVII века, в то время оно принадлежало патриарху Филарету. Много владельцев сменилось на его веку, но ярким напоминанием о помещиках Кожиных, принадлежавших к древней дворянской фамилии, служит усадебный комплекс, от которого сегодня сохранились дом, церковь и парк в английском стиле. Основателем рода считался Василий Кожа, сын выходца из Германии, которому приписывали победу над Дмитрием Шемякой, противостоявшем великому московскому князю Василию Темному. Впоследствии Кожины занимали разные высокие посты».

Это удивительно: патриарх Филарет – это же отец первого русского царя из рода Романовых, а их родовые земли нам привычнее соотнести с Костромой. Оказывается, этому выдающемуся деятелю Смутного времени принадлежали и эти окраинные, по существу, земли.

«Церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы построена в редком для этих мест архитектурном стиле рококо. И в настоящее время в этом полуразрушенном храме все еще ощущается необычность архитектуры в интерьере, где на высоте второго яруса вдруг, как в фантастическом видении, вырастают каменные деревья. Они поднимаются, изгибаясь могучими стволами в углах восьмерика, по сторонам окон, заменяя традиционные колонны и пилястры. Пока еще заметно, что грубые сучковатые стволы некогда были увиты лепными гирляндами наподобие плюща или виноградной лозы. Однако время разрушает последние остатки лепного убранства этой забытой жемчужины».

Вот с этим полностью соглашусь.
Колонны видны очень плохо из-за паутины посеревших от времени лесов (их установили в 2008 году, когда начались было работы по возрождению уникального памятника – но деньги и энтузиазм закончились раньше).


Мы даже не поняли, что это именно колонны в виде деревьев, порешив поначалу, что это стволы деревьев, которые, за отсутствием подходящего камня, «маскировали» под колонны. Но все оказалось гораздо интереснее. Такие вот колонны-деревья мы где-то встречали, если не ошибаюсь, в европах, но вот для русского храма, да еще в такой дали от столиц, – это совершенное новаторство.


Кстати о новаторстве. Вернее, о несоблюдении традиций, имеющем далеко идущие последствия.
Не далее, чем в сотне шагов от церкви, находится здание господского дома. Раньше здесь была сельская школа, но сейчас этот памятник, судя по всему, снят решительно со всех балансов. Но даже несмотря на «мерзость запустения», в яркий и теплый день ясно можно представить себе «золотой век» этой усадьбы, такой легкой, гармоничной, красивой.


Даже в запущенном парке до сих пор можно увидеть намек на изящную планировку.


«Существует легенда, связанная со строительством усадьбы. Будто бы И.И. Кожин, обдумывая расположение построек, решил сделать главный дом центром симметричной
композиции, к востоку от него разместить церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы, а колокольню построить вдали от храма, по другую сторону господского жилища. На освящение оконченной церкви Кожин пригласил Тихона, бывшего тогда Воронежским eпископом. Увидев явное несоответствие традициям православного храмостроения, святитель указал на него помещику. Однако это только разозлило последнего, и он дал епископу пощечину. Тихон смиренно покинул усадьбу и впоследствии отказался приехать на освящение новой колокольни, построенной уже в согласии с канонами
».

Комментировать действия обеих сторон конфликта мы не будем, но если помещик, конечно, хам и самодур, то и у святителя Тихона характер был, судя по данному факту, твердым.
Более полное представление о нем мы получим в Задонске, куда и отправляемся с самым горячим желанием: пусть посмертное благословение все-таки снизойдет на эту усадьбу с церковью и их непременно возродят к жизни. Уверена, что желающих посмотреть на эту красоту будет много, так как рядом Задонск с очень хорошо отлаженной системой паломничества.

Задонск, Задонский Рождество-Богородицкий мужской монастырь

Довольно много катаясь по российским регионам, мы привыкли уже встречать на своем пути маленькие и не очень города, которые прямо-таки несут на себе печать неизбывного депрессняка и безысходности.
Так вот, Задонск – не из их числа.
То ли из-за постоянного наплыва посетителей в монастырь, то ли в силу какого еще благоволения, город кажется вполне благополучным (ну насколько это вообще может быть применимо к нашей реальности, чай, не швейариях с австриями проживаем): везде что-то строится, народ такой шустрый.

На въезде в Задонск успеваю сфотографировать находящийся на вечном покое МИГ-23: во время войны советские летчики совершали подвиги в небе над Задонском.

«Два военных аэродрома действовали с осени 1941 года под Задонском. По свидетельству исторических документов 1943 г., летчики базирующегося здесь 57-го бомбардировочного авиационного полка при отражении наступления немецких войск только с 5 по 14 июля уничтожили около 80 танков, 300 автомашин, 13 орудий и 7 складов с боеприпасами. При преодолении противодействия истребителей и зенитной артиллерии стрелками-радистами и воздушными стрелками было сбито 9 истребителей противника и потеряно 7 своих бомбардировщиков и 10 человек лётного состава.
Советская авиация в ходе войны выросла в грозную силу, обеспечившую победоносный исход крупнейших операций. В её рядах достойное место занимала 2-я воздушная армия, ее соединения прошли героический путь от Ельца и берегов Дона до Берлина, Праги и реки Эльбы
».
Кстати говоря, памятник установлен на улице, которая носит имя уроженца Задонска, летчика, дважды Героя Советского Союза Михаила Тихоновича Степанищева.


В Задонске есть еще один пронзительный памятник.
Он посвящен простой русской женщине, уроженке Задонска, Марии Матвеевне Фроловой.
Она вырастила восемь сыновей – и ни один из них не вернулся с войны. В память о погибших сынах вокруг скорбной фигуры установили колонны, на каждой – свое имя: Михаил, Дмитрий, Константин, Тихон, Василий, Леонид, Николай, Петр…
У основания монумента лежат цветы – и детские плюшевые игрушки: этот памятник справедливо считают посвящением всем матерям, потерявшим детей в военное время.


Памятник стоит на площади, которая до революции носила название Монастырской: действительно, до монастыря здесь рукой подать.

Но прежде чем туда отправиться, приведу несколько примечательных фактов об истории города Задонска – из вышеупомянутого издания господ Нарциссовых:
1. Из-за постоянных набегов печенегов и половцев здешние плодородные земли долгое время пребывали в запустении – их так и называли: «Дикое поле».
2. Во времена Петра Первого из здешних богатых лесом мест поставляли материал на воронежские верфи, в ряде деревень ткали паруса для первого русского флота.
3. Задонск расположен на старой южной Тифлисской дороге: его никак нельзя было миновать проездом из Петербурга и Москвы по дороге в Воронеж – и далее на юг. Посему Задонск видал и Пушкина, и прочих замечательных путешественников.
4. К исходу XVIII века город разделился на две части: на высоком правом берегу Дона находился монастырь – и Дворянская часть города. На низинном левом берегу раскинулся Торговый город: здесь жили ремесленники и проходили богатые ярмарки.
5. В XIX веке неповторимый облик города создавали черепичные крыши: их было чрезвычайно много, ибо черепица считалась самым доступным кровельным материалом после соломы и тростника.
6. В маленьком Задонске действовало аж 22 питейных заведения. Товар отпускался только в принесенную тару, в одни руки зараз — не больше трех ведер водки.
7. Свыше двадцати лет в Задонске, когда-то славном своими монастырями, не было ни одного действующего храма. И лишь в 1943 году после известного приказа Сталина открылась первая церковь в Задонске: ее священником стал отбывавший заключение с 1929 года иеромонах Виктор (Дубинин).

«Путешествие к святыне – шаг серьезный. Поэтому собираться в дорогу в расчете на развлекательный тур по сакральным местам не стоит. Посещение святых мест требует определенного настроя. Но это не значит, что смысл такой поездки доступен лишь глубоко религиозному человеку».
Снова поспешу согласиться: среди десяти человек нашей команды все были разной степени воцерковленности, но все одинаково прониклись атмосферой этого места.


Обитель была основана в 1610 году, но практически все постройки в монастыре – век XIX.
С историей монастыря можно ознакомиться на сайте


Главное событие, которое определило облик монастыря как важного духовного и церковного центра, — это пребывание здесь «на покое» в течение 13 лет Тихона Задонского, бывшего епископа Воронежского и Елецкого (именно в этом качестве он приезжал на «неосвящение» церкви в селе Репец, о чем мы говорили выше).
В Задонске бывший епископ жил в усиленных трудах, вел строгую иноческую жизнь, не забывая излагать на бумаге свои мысли: под его авторском были изданы труды «Разные письма», «Письма келейные», «Краткие поучительные слова».
Святитель Тихон скончался 13 августа 1783 года, а в 1861 году был причислен к лику святых Русской православной церкви.
Памятник почитаемому святому установлен на территории монастыря.


Маленькая одноэтажная церковь справа от высокой колокольни построена на месте домика, где жил святитель Тихон во время своего пребывания в обители. Церковь носит имя святителя Тихона. В примыкающем к ней домике селятся многочисленные паломники.


Святитель Тихон, конечно, не узнал бы сейчас монастыря, ведь активное строительство началось через 10 лет после его смерти при игумене Тимофее. С этого времени появились двухэтажные братские корпуса, кельи для больницы, гостиничные корпуса, постройка для приходского духовного училища, общежитие для бурсы, кухня и подвалы.



Вид на монастырь в момент его расцвета (иллюстрация с официального сайта):


Но главным зданием монастыря является мощный и величественный собор Владимирской иконы Божией Матери.

Если не обращать внимание на перебор с яркостью краски, то этот храм сразу что-то напоминает: совершенно верно, Храм Христа Спасителя в Москве. И это не удивительно, поскольку собор создавался по проекту знаменитого архитектора Константина Андреевича Тона.
Когда святитель Тихон был причислен к лику святых и были обретены его нетленные мощи, в монастырь хлынуло множество паломников. Чтобы вместить всех желающих поклониться чудотворной Владимирской иконе Божией Матери и приложиться к мощам, и был возведен этот огромный собор.

В советское время судьба собора и всего монастыря была плачевной: в нем расположился консервный завод и овощехранилище.
Справедливости ради надо отметить, что большевики не сразу принялись лютовать. До февраля 1919 года никакие революционные изменения не затронули монастырского образа жизни, и лишь с этого времени стали действовать согласно присланному циркуляру: религиозные обряды запрещались, церковное имущество было учтено и описано, а монастырские кельи были переданы общине в аренду: по 600 рублей за келью (к сожалению, срок пользования имуществом за такую плату не указан). И только в 1922 году, когда советская власть повсеместно принялась изымать церковное имущество в рамках компании по борьбе с голодом, монастырь лишился всех реликвий, которые представляли ценность для приемщиков ювелирного сырья. То есть – всего.

В 1988 году мощи святителя Тихона были переданы из Орловского краеведческого музея одному из храмов Орла, а затем, после реконструкции Задонского монастыря, мощи вернулись в месту упокоения почитаемого святого. С этого времени начинается новая страница в истории возрожденного монастыря.

Строительные и ремонтные работы здесь, похоже, не прекращаются. Вот и в наше посещение службу заглушал рев отбойных молотков, сопровождающий ремонт центральной лестницы. Ее высота вполне объяснима: в соборе – три уровня. Нам посчастливилось иметь такого сопровождающего из числа местной братии, который нас провел по местам, заказанным рядовому посетителю.

Первый уровень – это полуподвальное помещение в основании собора. Сейчас оно используется как складские помещения. Но раз в году, 13 августа, когда в монастырь прибывают тысячи паломников в день кончины святителя Тихона, это обширное помещение переоборудуют под столовую. Наверно, в знойные августовские дни в этом полуподвальном помещении прохладно и без кондиционеров. А если учитывать, что для пропитания паломников благотворители часто жертвуют арбузы, — то совсем красота!

Второй уровень – это непосредственно место проведения службы. Меня привлекла интересная витрина, почти музейная, в которой выставлены реликвии, привезенные паломниками со Святой земли и пожертвованные храму: камень, горсть песка, шишка ливанского кедра, восковая свечка – все хранит память о далеком Иерусалиме.

Третий уровень – по периметру всего помещения церкви, за исключением алтарной части. Здесь тоже во время массового наплыва посетителей монастыря размещаются на ночь паломники. Я не удержалась от желания сфотографировать табличку, призывающую к соблюдению «правил общежития»:

С высоты третьего яруса особенно красив нарядный так называемый «фарфоровый» иконостас, который и в самом деле сделан из керамики и покрыт цветной глазурью.


И все же, как на детей, так и на взрослых самое яркое впечатление произвел подъем на колокольню.


Колокольня с церковью Николая Чудотворца общей высотой 80 метров увенчана 22-метровым шпилем, высота креста – 5 метров.
Предупреждающая надпись на входе:


С каждым новым ярусом открывается все более прекрасный вид не только на монастырь, но и город, да что там город – на окрестности, поля и чудный Дон:




С высоты колокольни хорошо виден одноэтажный дом с мезонином и трехколонным портиком: раньше он принадлежал семье аптекаря Ульриха, сын его стал городским судьей и попечителем женской гимназии. Сейчас в здании – краеведческий музей.
Жалко, что не зашли.

Хотя беглое знакомство со списком оставшихся неохваченными задонских достопримечательностей повергает в уныние: здесь есть гончарная мастерская; музей «Русская фантазия» — купец Платонов построил его в приданое дочери Лидии, не подозревая, что в этих стенах будут рассказывать о русских промыслах, хотя идея торговать хрустальными чайниками и турками, в которых можно кипятить воду и варить кофе, ему наверняка бы понравилась.
Здесь же – дом писателя Н.А.Задонского: его книгой «Денис Давыдов», изданной Центрально-Черноземным книжным издательством, я зачитывалась в школьные годы.
Здесь же – дача Осипа Мандельштама, где он провел с женой Надеждой лето 1936 года.
Здесь же – уникальный поющий дуб, который «пророс» внутри небольшого бревенчатого домика – по легенде, под его кроной любил отдыхать святитель Тихон. Поэтому дуб наделен удивительным качеством: время от времени из-под его коры раздаются песнопения, похожие на церковные. И это очень плохо: так дуб предупреждает о бедствиях и трагедиях.
Еще здесь установлен единственный в мире памятник пенициллину.
И памятник микроскопу.
И памятник донскому бирючку. Это такая рыбка весом в 100-200 граммов, заливным и ухой из которой лакомился проезжающий через Задонск Пушкин, о чем оставил запись вышеупомянутый писатель Н.А.Задонский.

Очень много всего мы не посмотрели. Но у нас есть оправдание: двое 12-летних детей, которым наше взрослое занудство было глубоко неинтересно. Поэтому мы отправились в

Форест-парк.
Этот физкультурно-оздоровительный комплекс в десяти минутах езды от Задонска – рай для детей и любителей поболтаться на веревке на высоте пяти-семи метров над землей. Но это развлечение добавило в нашу поездку ту необходимую дозу дури, которая сделала познавательный день просто приятным во всех отношениях.


Несмотря на протесты детей, желающих одолеть третий трек, мы сочли программу невыполненной до конца – и устремились в последний объект на сегодняшний день:

Усадьба Скорняково

Официальный сайт

Чтобы не пересказывать долго и нудно историческую справку, скажу своими словами.
Усадьба Скорняково-Архангельское известна уже три столетия. В разные периоды своего существования принадлежала разным почтенным людям, среди них — Скорняковы-Писаревы, Чернышевы, Муравьевы, Чертковы, Шидловские.
Самый знаменитый владелец усадьбы – Николай Николаевич Муравьёв-Карский, «герой войны 1812 года, русско-турецких войн, патриот, преданно служивший своему Отечеству и много сделавший для укрепления и расширения границ Российской Империи. Приставку «Карский» к своей фамилии Граф Муравьёв получил от императора Александра I за взятие турецкой крепости Карс, в результате чего в 1856 году по условиям Парижского мира Россия смогла вернуть себе Крым».
Усадьбу Муравьёв-Карский получил в качестве приданого за своей женой, Натальей Григорьевной.
У них было четверо дочерей. Всех их прославленный генерал очень любил, но воспитывал в строгости и без баловства. И даже в качестве отдохновения от своих повседневных трудов не раз принимался обучать дочерей ведению домашнего хозяйства.
Не знаю, каким образом это происходило, но сам Николай Николаевич Муравьёв-Карский был образцовым хозяином: при нем усадьба достигла своего высшего расцвета.
В 1918 году усадьба была национализирована, в дальнейшем в ней расположился колхоз «Тихий Дон».
Но, в отличие от пока что прискорбного состояния усадьбы Репец, с которой мы начали знакомство с Задонщиной, здесь нашлись предприимчивые люди, которые не побоялись вложить средства в возрождение усадьбы. Здесь мы видим совершенно европейский подход: не каждая из усадеб или замков имеет какую-то сверхисторическую ценность, но почему бы не приспособить былые «обломки прошлого» к практическим задачам – и при этом попутно людям рассказать об истории?

На въезде – Михайло-Архангельский храм, построенный в 1812 году:



Вход на территорию усадьбы для индивидуальных посетителей – 100 рублей с персоны, дети до 12 лет – бесплатно.

Первым делом мы устремились к заманчивой глади тихого пруда:


Это идеальное место для проведения выездных свадебных церемоний, а еще здесь в июне проходит фестиваль «Джаз на пруду».


В Скорняково была устроена ткацкая и коверная фабрика, в которых постоянно работало не менее 300 человек обоего пола. Точное время постройки неизвестно, но по документам в 1780 году коверная фабрика уже существовала. В советские годы в здании фабрики располагались мастерские колхоза «Тихий дон». С 80-х годов здание было заброшено и очень быстро развалилось. Фабрика была восстановлена в 2014 году и сейчас здесь расположена ресторация «Бальмонтъ».

Вид на ресторацию со стороны пруда:

В трех минутах ходьбы от пруда через луг – «тихий Дон»:


В части восстановленных построек располагаются гостиничные номера, цены вполне приятные, можно ознакомиться на сайте.
Каждая из построек отсылает к прошлому: восстановление происходило по фотографиям и описаниям, на старых фундаментах.
Вот, например, флигель «Школа»:

А еще есть изба «Березки» — на фундаменте избы, предназначенной для проживания дворовых,
цейхгауз – дом с мезонином. Это все вполне приличного вида. В отличие от «Дома управляющего» — до которого пока руки не дошли.

Зато фаэтон доехал:

По поводу здания в форме каре за памятником самому прославленному владельцу усадьбы наши мнения разошлись: его частично руинированное состояние не позволило предположить, что это всего-навсего… скотный двор. Хотя лично я таки выдвинула версию о конюшне и каретном сарае.


Рядом с разрушенным на настоящий момент скотным двором – самый настоящий скифский курган!
Информация на сайте усадьбы:
«Погребальные комплексы курганов относятся к эпохе бронзы и датируются серединой — третьей четвертью II тыс. до н. э. Находки из погребений: глиняный сосуд, бронзовые ножи, каменные наконечники стрел, костяные поделки вместе с подробным описанием раскопок в 1886 году были переданы в открывшийся в Москве Исторический музей (1886 год) дочерью Генерала Муравьева А.Н.Соколовой.
«В 1859 году в Мае месяце, по воле Н.Н. Муравьева-Карского, один курган в Скорняково подле скотского прогона был поперек разрыт, и в нем найден на глубине 5-ти аршин долбленый дуб в виде гроба длиной около 4-х аршин, и в нем громадного роста скелет человека, лежащего головой на север, а ногами на юг. В гробу, в головах покойника, находились: а) большой глиняный горшок с крышкой и ручкой, в котором были кожаные деньги с печатью; они хоть и сотлели, но печать на них явственно была заметна; б) сбоку головы стальной тесак длиной в 6 вершков, в) костяной рог с медной оправой и кожаной бахромой; г) семь кремневых стрел в 1/2 вершка длиной, на половину черные. Вероятно, это была могила одного из Татарских вождей.»
В 1866 году курган сыграл роковую роль в судьбе Н.Н.Муравьева-Карского. На вершине кургана располагалась скамейка, на которой Николай Николаевич любил сидеть. В октябре 1866 года дул сильный северный ветер и прославленный генерал, сидя на этой скамейке, простудился и вскоре скончался от воспаления легких
».
Вид и в самом деле красивый – даже сейчас: на закат, на луг, на недалекий поросший берег Дона. Последний вид в жизни прославленного генерала…


Все десять человек, принимающих участие в нашей поездке по Задонщине, как один нафотографировали на свои телефоны всякие красивости усадьбы: пруд, реку, деревья. А вот достопримечательности Пень «Коллективизация» — ни у кого не оказалось. Хотя все мимо него проходили. «Пень – напоминание о советском периоде жизни усадьбы. В корнях пня находятся тракторные цепи, часть бороны, обшивка комбайна, пила и другие запчасти и инструменты, которые при малейшей поломке выбрасывались из мастерской колхоза и на которых потом вырастали деревья».
Так что если кто соберется в Скорняково – с того картинка пня!

Трек маршрута:


Вместо заключения.
Перед началом нового весенне-летнего сезона в списке желаний — около 15 маршрутов выходного дня.
Посмотрим!

Комментарии (9)

RSS свернуть / развернуть
+
3
+ -
avatar

BVD64

  • 14 мая 2018, 12:58
Ну чем знаменит Липецк

По сути подобный вопрос можно задать о любом городе (особенно в глубинке), а копнёшь историю — масса интересностей! Вот и Ваша, Света, очередная российская страничка, тому доказательство. А уж о мастерстве рассказывать Вам равных мало. Чего только стоит «Баллада об окрошке»!!! Простейший, казалось бы, продукт, а сколько тонкостей приготовления! Справедливости ради скажу, что мне больше по вкусу «неправильный» вариант употребления, со сметанкой. А в остальном всё принимается. :)

находится крайне примечательное сооружение – точнее, то, что от него осталось.

А сколько их, подобных, по стране — не перечесть. Хочется верить, что здесь ключевое слово «осталось»: может обратят на них внимание в конце-концов, и останутся они уже «на века».
Что касается остальных достопримечательностей, то скорняковская усадьба мне понравилась больше монастыря. По причине своей подлинности что-ли. Монастырь уж больно ярко смотрится, особенно на контрасте с церковью Покрова Пресвятой Богородицы — отношение к святыням, по сути, должно быть идентичным.
До глубины души потрясает памятник солдатской матери: сколько силы у наших матерей, чтобы такое горе пережить.
Спасибо, Света, за замечательный рассказ!
+
2
+ -
avatar

begun12

  • 14 мая 2018, 13:20
Владимир, огромное спасибо за отзыв!
мне больше по вкусу «неправильный» вариант употребления, со сметанкой
— мне, откровенно говоря, тоже, но липецкая традиция — это как раз с молоком!
А сколько их, подобных, по стране — не перечесть
— увы. Но вот Репец как раз очень хочется увидеть среди восстановленных объектов.
Монастырь уж больно ярко смотрится
— я в тексте постеснялась это озвучить, но колор именно «вырвиглаз». Особенно если посмотреть на историческую иллюстрацию, где все постройки выдержаны в светлых тонах и светло-голубых.
скорняковская усадьба мне понравилась больше
— ну это вроде как несравнимые вещи, но я понимаю, о чем идет речь.
Забегая вперед, скажу, что вчера были в Зарайске. Кремль — красота! Но — больше «цапануло» место не в пример скромнее. Так что продолжение, надеюсь, следует!
Еще раз спасибо!
+
1
+ -
avatar

BVD64

  • 14 мая 2018, 15:15
ну это вроде как несравнимые вещи, но я понимаю, о чем идет речь.

Вот в этом я нисколько не сомневался, потому и провёл подобную параллель.

Забегая вперед, скажу, что вчера были в Зарайске. Кремль — красота!

О, Зарайск! Были там проездом, возвращаясь из Европ. Так, что: приключения продолжаются!
+
2
+ -
avatar

bulava61

  • 14 мая 2018, 17:57
Как всегда, интересно (особенно про окрошку), познавательно, узнал кое-что новое:
Задонск видал и Пушкина, и прочих замечательных путешественников.
А я-то думал, что Пушкин — поэт, оказалось, что казалось…
+
3
+ -
avatar

begun12

  • 14 мая 2018, 19:06
У «нашего всего» Александра Сергеевича ипостасев- тьма-тьмущая: он и поэт, и прозаик, и ловелас, и путешественник. И если уж Вы, уважаемый Алексей, перелопатили все мои скромные опусы для бомбического поздравления с ДР (за это Вам огромное спасибо — до сих пор шок), то видели карту «знаменитого путешественника» Пушкина, которая хранится в музее Большое Болдино.
Огромное спасибо за комментарий.
Без ложной скромности: горжусь! Отчёт вышел прекрасный! А «баллада об окрошке» — мой личный Монблан: самой нравится!
+
3
+ -
avatar

bulava61

  • 14 мая 2018, 20:09
Эх, Света, Вы слишком хорошо обо мне думаете, я не могу запомнить
все мои скромные опусы
, да и не являюсь большим поклонником «нашего всего». Странно, что у Вас
до сих пор шок)
, это же кратковременное помрачение сознания, у Вас же затянулось на 2 месяца, пора из него выходить.
Отчёт вышел прекрасный!
Согласен.
+
3
+ -
avatar

begun12

  • 14 мая 2018, 21:33
не являюсь большим поклонником «нашего всего»
— так ить Александр Сергеевич, чай, на барышня, зачем быть поклонником: не нужно почитать — достаточно почитывать.
А что касается двух месяцев после поздравления: «Делай добро и бросай его в воду» — все помню)))
+
1
+ -
avatar

bkozyrev

  • 15 мая 2018, 17:04
Хорошая окрошка получилась. ;)
+
0
+ -
avatar

begun12

  • 15 мая 2018, 18:13
Спасибо!

Внимание!

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии непосредственно на сайте. Советуем Вам зарегистрироваться (это займёт 1 минуту) и получить тем самым множество привилегий на сайте!

Можно также оставить комментарий через форму "ВКонтакте" ниже, но при этом автор публикации не получит уведомление о новом комментарии.