Алтайское ожерелье. В поисках красоты 12. / Отчёты об автопутешествиях / Автотуристу.РУ - автопутешествия и автотуризм: отчёты, трассы и дороги, в Европу на машине, прокладка маршрута! 

Авторизация

Зарегистрироваться

Алтайское ожерелье. В поисках красоты 12.

предыдущая часть

День двенадцатый.

После двух дней тяжелой работы и сложного бездорожья, на сегодня у нас запланирована разгрузочная прогулка вниз по ущелью реки Аргут, до слияния его с рекой Карагем.


Фото 185. Залив в русле Аргута, почти озеро. Сложно представить, что несколькими километрами ниже вся эта спокойная вода беснуется с диким ревом, зажатая скалами Карагемского прорыва.

Но вначале, мы повернули назад и, пробежав несколько километров, заглянули в село Беляши, в надежде на чудо, вдруг да заработала шиномонтажная мастерская. Встала, в конце концов, острая необходимость ремонта раненых колес Крузака Васильевых. Мечтам нашим не суждено было осуществиться, поскольку все жители по-прежнему охотились за урожаем шишек и в деревню возвращаться не спешили. Приняли решение продолжать путь без запаски, имея на всякий случай ввиду запасные колеса второго ТЛК и Сафаря. Они хоть и меньшего размера, но на небольших расстояниях, в случае крайней нужды, смогут вывезти до цивилизации.


Фото 186. Начало подъёма на перевал Верблюжья Шея.

Узкая, в одну машину, колея тянется по обрывистому правому борту долины Аргута, протяженными серпантинами забираясь к перевалу Верблюжья Шея (Тьюмойнак). На смотровой площадке его, с высоты 1810 метров открывается захватывающий дух вид на степь Самаха.


Фото 187. Степь Самаха с высоты перевала Верблюжья Шея.

В бинокль различимы каменные останцы Шокпартаса. Внизу сливаются в одно общее русло воды Коксу и Аргута. На верхней точке перевала высокой кучей мелких камней сложен обо. Свежий ветер играет белыми ленточками, повязанными на ветвях шаман-дерева.


Фото 188. Шаман-дерево на перевальной площадке.

У народов Южной Сибири и Монголии обычай повязывать ленты на деревьях в особо значимых местах, на перевалах, у источников, существует с незапамятных времен шаманско-языческого прошлого. Лента должна быть однотонной и оторвана только от новой ткани. Важно понимание значения цвета ленточки. Повязывая белую, (используется чаще всего) ленту, путешественник обращается к духу гор Алтая, хозяину того места, где осуществляется обряд, с благодарностью или просьбой о помощи. Зеленый цвет – лес, травы, голубой – цвет неба, желтый – посвящение солнцу, красный — огню. Нельзя повязывать пестрые ленты – они призывают злых подземных духов. Рядом с шаман-деревом запрещено ругаться, нельзя сорить, ленты рекомендуется повязывать с правой стороны по направлению движения, в тишине. Иначе последствие произойдет совершенно обратное запрашиваемому.


Фото 189. Коксу впадает в Аргут. В небольшом лесочке, слева от места слияния двух рек, мы сегодня ночевали.

На спуске с перевала порадовали два экстремальных, коротких, но очень крутых поворота.


Фото 190. На склонах Аргутского ущелья.

Далее колея, став более пологой и постепенно снижаясь, привела к самому узкому месту Аргутского ущелья – Карагемскому прорыву, месту сплавов спортсменов-водников высшей категории сложности.


Фото 191. Аргут разгоняется перед входом в Карагемский прорыв.

На протяжении шести километров бушующая река, зажатая между высоких скал, представляет из себя сплошную мешанину порогов, водопадов, водопадных сливов, крупных камней. Но оставим водные сложности сплавщикам.


Фото 192. Теснины Карагемского прорыва.

Мы, лишь сверху, ненадолго заглянули на безумство водной стихии и, миновав живописные скальные прижимы, выкатились на ровный участок – дельту реки Карагем.


Фото 193. После тесноты Карагемского прорыва, Аргут выбегает на почти степной простор. Справа видна нитка колеи — дальнейший наш путь.


Фото 194. Переезжаем Карагем.

Перед впадением в Аргут, Карагем распадается на три рукава, которые мы успешно перебродили без разведки. Глубина самого широкого из них оказалась около восьмидесяти сантиметров. Берега Карагема были нарядно украшены оранжевыми гроздьями спелой облепихи.


Фото 195. Облепиха по берегам Карагема.

В тенистой тополиной роще, на берегу безымянного ручья, сбегающего к Аргуту с правого склона ущелья, мы устроились на обед. А перед перекусом пешком прогулялись туда, где едва заметная колея превращается в конную тропу и осмотрели остатки тюркского захоронения с изваянием воина.


Фото 196. Кезер-таш.

Пока Павел Филатов, наш фотограф и специалист по местной культуре, рассказывал про оленные камни, менгиры, кезер-таши, балбалы и другие алтайские памятники давних времен, солнечный луч под каким-то таким необычным углом осветил статую, что нам показалось будто на каменном невозмутимом лице древнего воителя промелькнула добрая улыбка. Будем считать, что предки тоже благоволят нашему путешествию.


Фото 197. Осматриваем остатки каменных могильных оградок и петроглифы на них.

После обеда, наслаждаясь окружающими пейзажами, неспешно покатили в обратном направлении, теперь уже вверх по Аргуту.


Фото 198. Аргутское ущелье в своем самом, пожалуй, узком месте.

Еще раз постояли на Верблюжьей Шее, любуясь на непривычно широкие, после узких каньонов, открытые глазу, просторы степи Самаха.


Фото 199. Среди скальных прижимов.

В деревне Беляши подкупили хлеба и на заправке буквально выпросили двадцатку солярки для Сафаря. Назавтра мы готовимся преодолеть Южно-Чуйский хребет через урочище Ажу по перевалу, про который мало что известно. Поэтому и постарались максимально близко подобраться к реке Тара и к её долине, откуда собственно и предполагали начинать подъем.


Фото 200. Ещё раз любуемся пейзажами степи Самаха.

Через тридцать пять километров после села, нашли на правом берегу реки Джазатор укромную, уютную полянку, на которой и встали на ночевку.


Фото 201. Машина теряется на горном склоне.

Отсюда не видно и почти не слышно пыльную гравийку связывающую Кош-Агач и Беляши, которая, кстати, огибает Южно-Чуйский хребет. Мы же поставили себе задачу перебраться через него напрямик, по малоизвестной колее.


Фото 202. Берег реки Джазатор, на котором мы в тот день заночевали.

На стоянке уже не раз кто-то ночевал, поскольку присутствовало старое костровище, были заготовлены дрова впрок, были удобно уложены бревна вокруг костра. Но! Не было ни соринки, ни бумажки, ни пакета, ни пластика, ни битого стекла, что, к громадному сожалению, стало непременным атрибутом в местах частого пребывания рыбаков, охотников, грибников и прочих туристов. Насколько же трепетно здесь люди относятся к природе, а ее здоровое состояние не является для них пустым звуком.
Перед ужином нагрели в котлах воды и устроили женщинам помывочный вечер. Мужики, под заходящими лучами солнца, ополоснулись в холодной и прозрачной воде горой реки. Как солдаты перед решающей битвой по древней традиции. Ну, а битву нам должен был заменить последний бездорожный и не изученный участок.

окончание

Комментарии (4)

RSS свернуть / развернуть
+
1
+ -
avatar

BVD64

  • 20 января 2018, 05:44
Но! Не было ни соринки, ни бумажки, ни пакета, ни пластика, ни битого стекла, что, к громадному сожалению, стало непременным атрибутом в местах частого пребывания рыбаков, охотников, грибников и прочих туристов.

К сожалению — подобное у нас редкость. И так приятно, что в вашем, Олег, замечательном путешествии такие моменты присутствовали. Есть надежда, что народ выздоравливает.
+
3
+ -
avatar

Oлeg

  • 20 января 2018, 08:03
Да, Володя, это приятно. Жаль только, что основная причина в тамошней чистоте, видимо, все таки удаленность от часто посещаемых «цивилизованных» маршрутов и дорог.
+
1
+ -
avatar

Miquel

  • 20 января 2018, 11:13
А перед перекусом пешком прогулялись туда, где едва заметная колея превращается в конную тропу и осмотрели остатки тюркского захоронения с изваянием воина.


Удивительное дело. Т.е. там не курган с останками армии, а могила одного воина!? И до сих пор не тронутая чёрными копателями! Откуда узнали про сей факт? Зловещее место! Кезер-таш
+
1
+ -
avatar

Oлeg

  • 20 января 2018, 17:20
Огромная тема для дискуссий и предположений. В курганах, как я понимаю, хоронили все же, более менее, зажиточных и знатных. И курганы — это явление скифских времен, прим. 2500 лет тому назад. А тюрки своих воинов, может даже и великих хоронили в могилах, только на ранних этапах огораживали их оленными камнями — вертикально стоящими узкими каменюками. Считается, что сколько врагов убил, столько камней и ставили. А позднее огораживали плоскими камнями, типа оградки. Часто на их поверхности наносили петроглифы — изображения тех же врагов или убитых зверей.
Везде, где есть дороги, все давно вскрыто, раскопано и изучено. А в таких вот тупиковых местах попадаются ещё остатки каких-то следов былых цивилизаций.

Внимание!

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии непосредственно на сайте. Советуем Вам зарегистрироваться (это займёт 1 минуту) и получить тем самым множество привилегий на сайте!

Можно также оставить комментарий через форму "ВКонтакте" ниже, но при этом автор публикации не получит уведомление о новом комментарии.