Бовты за бовтами. Часть 2. / Отчёты об автопутешествиях / Автотуристу.РУ - автопутешествия и автотуризм: отчёты, трассы и дороги, в Европу на машине, прокладка маршрута! 

Авторизация

Зарегистрироваться

Бовты за бовтами. Часть 2.

Часть 1.
Часть 2.
Утром мы держим путь на Киев, правда, по пути съехали чуть в сторону для ознакомления с пивоваром Велыка Круча, ну и заодно пригласить их на фестиваль пива и кваса, который состоится в Горловке 10 и 11 сентября. Кстати этот ресторан первым в Украине запустил свою собственную пивоварню ещё 1993 году. Рядом есть продажа керамики, и сувениров местного производства, но из-за малости времени они ещё были закрыты, так что визуально их оценить не получилось.


Пробег у нас на сегодня довольно большой, то есть по плану почти 900 км, и при этом большинство пути — это путь без дорог. Ну или дорог настолько проблемных, что к дорогам их и отнести-то сложно. Так после Киева мы погрузились в бездорожье Житомирщины. Нет, к самому Житомиру претензий никаких, но за ним в полях затерялась деревенька Гвиздярня, мне очень захотелось по ней проехать, немного пройти, и чуть чуть постоять в её центре.


Просто здесь в 1935 году родился мой отец, сюда свою семью успел привести мой дед, перед его арестом в 1937, и расстрелом в том же 37-м.

Здесь мой прадед со своими братьями и другими односельчанами, с вилами наперевес пытались остановить немцев, после чего их заживо сожгли огнемётами, и вместе с ними почти всю деревню. Отец никогда не возвращался в деревню своего рождения, так как после кровавой круговерти 41-го он в шесть лет стал беспризорником и выживал сам по себе долгие годы взросления, идя в наймы и подрабатывая, где и как придется.

В итоге, когда в 18 лет, он пришел в военкомат проситься, чтобы его взяли в армию, те ему отказывали. В СССР был закон до 1 м 50 см ростом в армию не брать, а из-за жуткого и хронического недоедания в свои 18 лет мой отец был ростом ровно полтора метра. Военкома он тогда уговорил взять его в армию, и случилось небольшое чудо. Рулетка из военкомата забросила его служить на Камчатку, а в те годы с едой там был просто беспредел. Как рассказывал мне отец, по узким ручьям к сопкам выползали на нерест буквально двухметровые осетры. У них какая-то сверхзадача выползти почти к истокам, и почти насухо и только потом нереститься. Так вот, в те годы эти сверхделикатесные туши, даже не шли в пищу. Осетров просто переворачивали на спину, вскрывали брюхо и икру, слегка присыпая солью, ели ложками. Согласен, звучит всё довольно жутко, но эффект той «икряной диеты» впечатляет. Мой отец после голодного детства и хронического недоедания, за два года службы и изобилия черной и красной икры в рационе вырос на 20 см. Да, да… после восемнадцати, он умудрился вырасти на ДВАДЦАТЬ сантиметров за два года службы в армии.

Мы немного побродили по деревне, пообщались с местными, однофамильцев у меня в ней уже не осталось, может, и прав был мой отец, категорично не желавший её посещать, даже бывая иногда в Житомире, от которого это и не так уж далеко.
Пепелище в памяти, пепелище в сердце….
….ну а феникс, птица не наших широт.


Ну, а я вернулся, и я привез сюда своего сына. Впрочем, колесо истории провернулось, и наверное наши шестерни уже своими зубьями чужие в местном круговороте шестеренок дней и лет, так что прощай ГВИЗДЯРНЯ, теперь наши дорожки окончательно и бесповоротно разбежались, и наверное нас уже ничего не связывает, а то, что паутинками ещё цепляет, скорее всего подтает окончательно в моих детях и забудется уже навсегда.

Выбравшись из грунтовок Житомирщины, мы понемногу влились в асфальт Хмельнитчины, ну, а там и до виражей Франковщины рукой подать. В общем, к вечеру мы уже довольно комфортно обустроились в отеле «Гуцул», городка Косов.

Этот город мы с Натальей очень уважаем, хотя по архитектуре городом его называть будет явно очень большим преувеличением, а вот по искусству, художественной ценности или точнее художественной самодостаточности он даст фору многим «миллионникам».

Не случайно здесь собирается наверное самый знаковый рынок мастеров и изделий народного промысла. Рынок знаковый не только для местных жителей, но и наверное для всей Украины. Каждую субботу, чуть свет на окраине Косива «майстры» выставляют свои работы. Здесь и юнцы со своей первой и нелепой деревянной фигуркой, и мэтры, которым кланяются даже матерые перекупщики. Маститые художники, которых очень уважают местные, и непонятное «новое поколение косовцев», от которых приходят в восторг иностранцы. Кстати, их на рынке были буквально толпы.




Нас немного запутал администратор в отеле «Гуцул», он посоветовал на рынок выйти часа в три ночи. Сказал, что там будет буквально негде яблоку упасть и полный разрыв, и что к утру останутся только ошметки от шедевров и огрызки от остатков. Но мы дети ГОРОДА, и поэтому, совершив (для себя) небольшой подвиг, выползли на рынок к шести.

Ну и… половина торгующих тоже, наверное, давно приняли другие правила игры, более удобные туристу, и в шесть они только начинали разлаживаться.



В общем, реально рынок забурлил часов в семь, нет, я, конечно, пишу именно о народном промысле и предметах, имеющих художественную ценность. Так как здесь же торговали брынзой, грибами и ягодами, ну и всем, чем, в принципе, могут торговать на рынке, базаре и местах к ним приближенным. Кстати, грибов в этих местах, наверное, тонны, их продают буквально на каждом углу, и в самых необычных местах.



Причем массово преобладает белый, его и называют здесь просто «гриб», а остальные грибами не называют. Я пару раз попадал в смешную ситуацию, пока это не понял.

Как то останавливаюсь вдоль дороги, возле женщины, торгующей лисичками.
..— почем грибы? — спрашиваю.
..— в мэнэ грыбив нема
..— Странно, думаю,ну да ладно. Молча сажусь в машину и едем дальше. Через пару километров уже небольшой рыночек, с десятком лукошек грибов. А Наталья хотела купить именно лисичек, с ними получается очень интересный борщ. Поэтому я прохожу мимо белых, и к женщине, что торгует лисичками.
..— почем грибы ?
И опять:
..— в мэнэ грыбив нема.

Думаю, может, мне не хотят продавать, потому что на русском спрашиваю, перехожу на украинский, и опять тот же ответ:
..— а це тоди щож? — показываю я на лисички, мне и объясняют, а это лисички, а вон то подберезовики, а грибы мол…
..— е тилькы в пана Миколы, ось сам пан, а ось и його грыбы.

Я стал и в дальнейшем присматриваться и прислушиваться и убедился, что звание ГРИБЫ принадлежит только БЕЛЫМ, а остальное для жителей Косовщины — то не грибы!

После этого я уже пару лет, (как матерый) иногда поправляю нашего туриста оказавшегося рядом.
..— Почем грибы?
..— ребята это не грибы — это лисички.
..— а лисички что уже не грибы?
..— в этих местах нет, здесь грибы только белые, а остальные так — баловство для туриста.

Так вот изделия народных мастеров в Косиве на очень и очень высоком уровне, особенно, резьба по дереву. В столице Австрии— Вене даже есть большой музей Косовского искусства, а в самом Косове — Косовский государственный институт прикладного и декоративного искусства.

При семи-то тысячах населения!

Получается, что, наверное, с половину этого городка его выпускники, а вторая половина пойдет в него учиться когда подрастет.

Это конечно шутки, но традиции и сложные технологии многочисленных ремесел здесь очень чтятся, поэтому количество самобытных и интересных мастеров, несомненно, самое большое по Украине.

Нет, конечно, хватает здесь и матерых перекупщиков, которые осанисто пустили корни в торговых рядах и приучили гуцулов, которые иногда спускаются с гор, сдавать весь товар им. Но много и тех, кто вынес одну или пару своих работ, особенно это заметно на рушныках. Многие женщины выносят в ручную вышитые очень интересные рушныки по 60-70 грн, или тканые по 30 грн. Их тут же выкупают «соседки», чтобы те им не сажали цену и торгуют вышитыми вручную уже по 120-150 грн, но самое смешное, что и у них всё это стараются скупить те, кто имеет на Косивском базаре стационарные торговые места, и тогда рушныки идут уже от 200-250 грн.

Но, конечно, вариации цен очень большие, здесь учитывается десятки мелких деталей. Первое — это конечно длинна рушныка, затем его ширина и ткань, на которой вышито, сама вышивка (в одну, две или три нитки), количество цветов, размер крестика и сложность узора. Я пока выяснял всё это, общаясь с торгующими, и приметил очень быстрый и активный круговорот скупок и перекупок. Удивительно, что все очень охотно рассказывают, и что перекупают, и как потом у них это берут и от чего цена зависит, да и просто за жизнь рассказывают много и с охоткой. На Косивский рынок можно выходить просто пообщаться, и от этого тоже получите огромное удовольствие.

Ещё приметил интересный прикол, вот у нас когда начинаешь активно торговаться на рынке, то стандартная отговорка что бы цену не сбавлять:

..— ой, я реализатор, торгую по накладной и уступить не могу…
Здесь же буквально через одну мне говорили почти одно и тоже:

..— ой, та я вжє и не хочу продаваты, то я так вынесла, алє мабудь соби залышу, така гарна рич )))

Ну и ты, естественно, уже начинаешь её уговаривать хотя бы продать тебе эту вещь вообще, то есть просишь тебе продать то, что изначально они и продавали, опустив вопрос цены, и тем более её понижения.

Гуцулы вообще народ уникальный, и юмор у них очень и очень самобытный, меня даже удивляет, что его раскруткой как-то особо никто и не занимается, а здесь на рынке выдают настолько вещи оригинальные, что и знаменитый одесский Привоз им наверное уступает.

Причем это происходит сплошь и рядом.
..— Сколько стоит булава?
..— пъятдесят гривень
..— а если я две возьму?
..— ну дви виддам по сорок пъять..


Я, думая посадить цену максимально, начинаю косить под крупного оптовика
..— а если я у вас куплю двадцать штук, тогда почём будет?
..— тоди по шистдесят гривень
…— ?????
..— ну якщо тоби треба двадцять, то мабудь воны тоби дуже потрибни, а колы потрибни то визьмеш и по шистдесят….


Говорят гуцулы очень быстро, частенько проглатывая окончания слов и вставляя какие-то невероятные словосочетания, большинство из которых я просто не понимал, особенно если это люди преклонного возраста.
…— а вы часом не з Кийова?
..— нет а что?
..— та булы тут дурнувати с Кийова, так всє в мєне купылы
..— так вам важно что бы я был с дурнецой?
..— ще б пак, лупнерував би трошкы…
..— или Киева? Спрашиваю одновременно пытаясь вникнуть глубже в предыдущую фразу.
..— та яка ризниця, звидкы? Краще був бы дурнуватый, я счыныв бы бомборос, годи маштеретысь, и туртубы сзойци в гроши.

Тут я уже начинаю совсем зависать, а говорливый дедок обоймой выдает такие невероятные лексически завитушки, что я их не только не запомнил у меня даже уши их не успевали в мозг подавать.

С другим «майстром» даже немного подружились.
..— Прийиджайте до мєнє кращє видпочываты, садыба майжє в джыфи…
Я поинтересовался:
..— а вот для вас визуально гуцулы, отличаются от остальных украинцев…
..— авжэж,
..— и как, или чем?
..— та ничым, ми таки ж сами украйинци — тилькы дыки )))

Как я и писал, с юмором у гуцулов более чем достаток.

Мы же с Натальей бродили по рынку с шести до девяти, затем вернулись в номер и, разбудив сына, пошли все вместе на завтрак. Отель «Гуцул» от рынка расположен буквально в паре сотен метров, поэтому после завтрака мы с Натальей снова вернулись на рынок — уж очень нам понравилось общаться с «майстрами» и просто торгующими, да и всегда умудрялись найти что-то необычное, яркое и очень настойчиво просящееся к нам в Горловку.

Приглянулись работы косивской художницы Виктории Швець, она создала буквально свою вселенную и целый мир забавных зверьков, его населяюших, с персонажами, слегка напоминающими привычных, но только слегка.



Они чудней и веселей, и, несомненно, честней и чище. Их хочется прижать, или к ним прижаться, ну, и главное, с ними с первого взгляда вступаешь в диалог, а потом уже везя их в машине домой долго и упоительно слушаешь их забавные рассказки о чудысь прене и вайсукознах.

В унисон с их рассказами и творчество гуцулки Плитки-Горыцвит. На поиски её музея мы и отправились после косивского рынка. Ориентир у нас село Криворовня, ну а дальше
..— йидьте доки йидыты, а дали пишкы — объясняли нам дорогу местные, неопределенно показывая рукой куда-то в горы.

Бросив машину в тенечке, мы стали пробираться по огородам к вершине ближайшей горы. Дороги, как таковой, в этих местах нет вообще, да впрочем и тропинок тоже, гора четко поделена заборами на участки, и только в некоторых местах к заборам как бы приделаны ступеньки, для коров не перебраться, ну а нам в самый раз. Так от забора к забору мы и выбрались уже слегка отчаявшись к музею Плитки–Горыцвит.

Небольшой домик, где она когда-то жила, почти доверху завален её трудами.

Это и рукописные книги, картины и многочисленные рисунки. Большинство просто свалены в кучу. Вернувшись из лагерей Сибири, Параска начала очень много работать, собирая и систематизируя исчезающие сказки и легенды, затерянных в горах гуцульских деревушек.

Так же на основе гуцульского фольклора она начала писать и свои стихи и прозу. Потом попыталась всё это опубликовать, в редакции вроде заинтересовались и попросили прислать им всё, что Параска имеет, типа для полномасштабного выбора. Она отдала всё, что накопила и написала, отбывая срок в Сибири, и то, что написала по возвращении. Это оказалось ловушкой. КГБ изъяло все работы, объявив их националистическими. После этого Плитка-Горыцвит писала только для себя, писала много, сшивая в объёмные труды и сбивая их мебельными гвоздями. Она украшала все свои книги и собственными иллюстрациями, разрисовывала детские садики и школы и буквально в каждом доме Криворовни есть икона, написанная Плиткой-Горыцвит. Работала она феноменально много, и времени на подсобное хозяйство выделить не могла вообще. В итоге её кормили соседи и другие жители села. Она твердила всем, что обязана сделать мир хоть немного добрей и лучше.

Именно поэтому она категорически отказывалась рассказывать хоть что-то о годах заключения, проведенных в Сибири.

..— это вызовет озлобление, и значит это вспоминать нельзя. Отвечала она всем, кто пытался интересоваться.

Умерла Параска Плитка-Горыцвит в 1998 году, оставив почти тысячу книг, написанных вручную. И семь лет все её работы лежали нетронутыми и никому не нужными, под лавками и в углах у дальних родственников, многие отсырели и погибли. Затем в 2005 в её доме был создан музей, и сейчас несколько книг Плитки изданы, остальные грудами и штабелями ждут, наверное, своей очереди.

Мы купили те книги, которые уже отпечатаны, хотя смотрительница музея сетовала, что к продаже книги у неё закончились, а спускается в долину она чуть ли не раз в полгода. На мой вопрос:

..— а что у вас посетители разве бывают чаще? — она рассмеялась и продала свои (последние) экземпляры. Сейчас я с трудом вчитываюсь в её творения, писала Плитка-Горыцвит на гуцульском диалекте и почти половина слов мне незнакома, так что я её тексты разбираю буквально по винтикам, узнавая значения многих слов, задавая вопросы на гуцульских форумах, на сайтах Косовщины. Ну и в ходе такой переписки у меня появилось пару друзей, к которым я уже обращаюсь напрямую.

В этом селе есть так же музей Ивана Франко,…


музей Грушевского,…


и чуть поодаль от них музей Гуцульщины и музей фильма «Тени забытых предков»,…


…хотя они вроде как и на землях соседней Верховыны, но именно отдыхая в Криворовне Коцюбинский и написал свой знаменитый роман, а спустя полвека С. Параджанов снял свое эпохальное кино тоже здесь.

В начале двадцатого века Криворовня носила пафосные звание «украинских Афин» и «летней столицы украинской культуры», сейчас же многие относят окрестности Криворовни уже чуть ли не к сакральным и мистическим местам.

Нас же удивило огромное количество шерсти, которое сушилось буквально во всех дворах, хотя самих овец мы почти не встречали, получается, что пастбища, где они проводят лето, доступны только для пеших прогулок, на полонинах высоко в горах.

Ну, а мы продолжили свой путь по музеям Карпат, их здесь довольно много, часто это как бы небольшие домашние экспозиции, которые размещаются у кого-то дома. Почти все они бесплатные, просто люди считают своим долгом сберечь и сохранить то что есть интересного и необычного в их крае. Так мы попали в забавный музей Лесной скульптуры Игоря Фартушного (это Яблунив), где кореньям и сучьям заботливо отобранным на лесных опушках мастер, чуть их подправив, придал вид и форму, странных и необычных созданий.

При этом все они словно декорация к песне группы «Мандри»:
… Ой-гой, дриці-дриці oй-гой, дриці-дриці,
Там шугає така погань, що гріх і дивитись.
В чорта роги — круторогі, очі — як лещата.
Жінка в нього — чорна жаба, бридка та вусата.


Так что им стоит, наверне, в залах этого музея снять клип на свою песню про Орисю.

Интересно получилось в музее Олексы Довбуша в селе Космач.

..— а вы звидкы?
..— мы из Донецка
, — отвечаем.
..— щось не тє на Украйини коиться, крим Донецька та Варшавы, Довбыш никого бильше мабуть не цикавыть… тилькы ци два миста свойых сынив к нам видраджують, бильш никого. Єх бильш никого!

..— а що сынку паны у вас дуже лютують?
..— так у нас всех панов ещё в семнадцатом… попытался я острить.
..— ага, вси довкил товарыши — подхватил пожилой пан-экскурсовод..— єх не миг Олекса пєрєдбачыты що товарыши страшниша за панив..

Кстати, Плитка-Горыцвит, о которой мы писали выше, являлась правнучкою Олексы Довбуша.
Окрестные виды на подъезде к Космачу очень красивые,…


… в центре села плечо к плечу стоят два храма, по архитектуре довольно сходные но различные по конфессиям и наружной окраске.


У православного храма Св. Ап. Петра и Павла довольно интересная история.


Так же в этом селе очень много виртуозных мастериц вышивки. Рушныки из Космача ценятся очень высоко в любом уголке Карпат, ну и лет триста у них длится борьба с Коломыей за первенство в неповторимости и оригинальности пысанок.

Правда, вот дороги к Космачу и от него отсутствуют полностью. Есть только пыльные направления, присыпанные гравием и булыжником и сложные переезды с обвалившимися обочинами. Впрочем, в Карпатах таких «сюрпризов» сейчас предостаточно, и они уже давно не исключение, а привычный фон для туриста.

Заехали мы в этот день и на Серебристые водопады, или «Гук», как его частенько называют, за то, что он довольно громко гукает…))) Народ активно купался в ручьях Пистыньки, хотя вода почти ледяная, так что нас хватило только на «помочить ноги».


Рядом с водопадом есть ресторан «Аркан», терраса которого нависает прямо над речкой, из-за прекрасных видов его и выбрали, чтобы перекусить.

Для полной аутентичности попросили рыбки из Пистыньки.

Готовят хорошо, коллектив работает быстро, четко и слаженно. Ресторан понравился.

Вечер решили завершить визитом в музей семьи Корнелюкив, это уже в самом Косиве по ул. Гоголя, 26. и хотя время работы вроде бы до 19:00, а мы явились немного позже.

Но ведь это семейный музей, и в итоге, завидев нас, нерешительно переминающихся с ноги на ногу возле забора, хозяева поспешили нам навстречу, уточнив, не к ним ли мы? Пригласили на экскурсию.

Музей занимает несколько комнат в доме, и в нём с любовью собранны различные экспонаты из жизни и быта гуцулов.

Впечатляет количество шляп для различных праздников и гуляний, от повседневных до тех, которые гуцул может надеть только раз в жизни. Так же впечатляет коллекция керамических тарелок, расписанных четырьмя поколениями этой семьи. Интересная коллекция гердан и гуцульских топориков. Ну и напоследок пани Мария предложила нам сфотаться в национальной гуцульской одежде.


Причем шляпы она очень тщательно выбирала каждому из нас сама. Сначала Богдану, потом Наталье и немного задумалась, бродя из одной комнаты в другую, какую же предложить мне. И тут у одной из шляп лопает леска, за которую она была подвешена к потолку и она падает на пол.

вот видите пани Марыя шляпа сама меня выбрала, значит в ней я и буду делать фото, — говорю я, надевая на себя шляпу.

Пани Мария умело обращается с техникой, и ей даже не пришлось показывать, что и как, она уверенно направила на нас объектив зеркалки и сделала несколько снимков.

Уже отдавая шляпу пани Марии, я заметил на ней номерок 03, и подумал, что если в доме 26 мне к ногам падает шляпа 03, то, наверное, это что-то да значит. Я стал просить пани продать мне этот экспонат, пытаясь аргументировать странное стечение символов. Ведь уже довольно давно и на многих сайтах в инете, я позиционирую себя под ником 2603, а здесь цифры каким-то чудом сошлись дублируя мой ник — дом 26 и инициатива со стороны шляпы с номером 03, то есть опять 2603. Но пани Мария была непреклонна, ей дорог каждый экспонат и он многое значит для их семьи. По этому шепнув в шляпу.

..— извини, и ….до встречи, — я побежал догонять Наталью и Богдана, которым моя попытка купить шляпу сразу не понравилась и они ждали меня снаружи.

Но теперь я знаю, куда я буду приходить регулярно, приезжая в Косив. Может, на самом деле шляпа именно этого и хотела. )))

Утром едем в село Спас, это буквально двадцать километров от Косова. Здесь сегодня начинает свою работу «Фестиваль аутентичной Карпатской кухни». Уже на подъезде к селу мы поняли, что фестиваль будет на удивление масштабным мероприятием. Центр был перекрыт и машины, которые приехали посмотреть и поучаствовать, отправлялись в обход села, «на дамбу».

«Дамбой» оказалась длинная высокая насыпь по периметру села, высотой метров пять, которая, наверное, должна защитить Спас во время паводков. Но её и насыпали-то в чисто защитных целях, а в итоге она превратилась в дополнительную дорогу в полтора машины шириной. Ну а так как во время фестиваля на дамбу подгрузили ещё и функцию паркинга, и на ней уже плотненько в ряд выстроились многочисленные авто, то проезд по дамбе, а тем более паркинг с краю, выглядел довольно жутковато. Так что, слегка попотев и поюзав по осыпающимся откосам, мы все же втулили нашу «ласточку» на выбранное для неё место.

Затем через небольшую балку выбрались на стадион, который и был отведён под место проведения фестиваля.

Вот тут мы, конечно, были удивленны и поражены размахом мероприятия, а точнее его какой-то собранности и целеустремленности. Буквально каждое село Карпат выставило лучшее из блюд и продуктов, которые они считают своими и гордятся ими. Все экспозиции очень аккуратные и аутентичные. Всё можно пробовать или купить.





Мы с Натальей стали погружаться в рецепты, названия и способы приготовления. Гуцулы очень тщательно и дотошно описывали, что и как готовить, очень настойчиво указывая именно на мельчайшие детали. Оказывается, только кукурузы они различают с десяток помолов. И тот помол, который годится для приготовления гуцульских голубцов, они категорически не рекомендуют использовать в баноше, для баноша только свой помол.




Так как мы пытались много узнать о способах приготовления, особенностях продуктов, да и вообще о тонкостях гуцульской кухни, то наши вопросы как-то сами собой перетекали в дегустации, ну а дегустации норовили перерости в застолья, все нас настойчиво пытались усадить в свой круг, и, естественно, сразу налить по чарочке.

От спиртного мы отказывались, но лавинное гостеприимство, на нас обрушившееся, требовало каких-то зеркальных мер. Выход нашли в «Березовой на бруньках», которой у нас в багажнике было аж два ящика. Так как машина стояла в теньке, а за ночь спиртное очень охладилось, в Косиве ночью температура падала уже до 8 градусов, горы всё-таки. То водка была прохладная, то есть вполне приятная. Теперь у нас появилась возможность ответных жестов. Ну и мы наливали, угощая наших мгновенно возникавших друзей.
..— файна, шумиєра!

Я уже привык, что половина гуцульских слов, имеют какие то невероятные корни и звучание. Но на всяких случай решил уточнить.
..— шумиєра цє що?
..-як, що шумиєра! — отвечали мне тыча пальцем в бутылку. Так я понял что горилка — это шумієра на гуцульском.

Кстати Плитка-Горыцвит была уверена, что гуцулы — это арии из Индии, которые пришли и осели в этих горах изрядно славянизировавшись. Именно на эту тему у неё много книг и стихов. Её аргумент, что многие древние герои, духи, и разновидности нечистой силы носят почти одни и теже названия, как у гуцулов, так и у древних ариев.

Ну, а я повторюсь, творчество у неё очень интересное, какое-то глубинно народное, от сердца, от нужд, от тяжб этого народа. Я приведу один стих, который уже перевел с гуцульского на украинский.
…… колЫшу тэбэ дытыно, тай соби думАю
Чы колы подаш водыци, як я задужаю?
Сэрце в Мамы незривняннє в доброти вид Бога
Чым видплатыш ты дытыно, в жытьевых нывзгодах….


Кстати, во всем своем творчестве она слово «Мать» всегда пишет только с большой буквы, как и слово «Бог». Ставя их в своем творчестве рядом, или как бы делая их значение для людей одинаковым.

Тема ариев и их культуры Плитку-Горицвит, очень волновали с детства, она была настолько этим увлечена, что в разгар войны в 1943 она отправилась в Германию в университет, чтобы изучить те материалы об ариях, которые там были. При этом ей тогда было 16 лет. Естественно, немцы её порывов не поняли, и никто её в архивы не допустил. Но по возвращению в Криворовню её поход в Германию стал одним из поводом для её ареста. Расстрела она избежала только потому что была ещё малолеткой, всё-таки 16 лет.

Ну, а мы перепробовали дюжину видов буца и брынзы,…



…каждый раз получая в подарок «гуцульского коника» из сыра, так что у нас уже целый эскадрон, тем более что хранятся они годами, правда от времени становятся буквально каменными.

Затем началась «ХОДА», тут мы снова были удивлены масштабом этого действа.

На стадион, словно при открытии олимпийских игр, входили делегации разных стран, делегированные сюда их украинскими общинами. Самой большой была делегация Канады, ну а самой маленькой России.



Затем потянулись районы Карпат, различные города и села.






Бурного приветствия почему-то удостоилась делегация Угорницкой сельхоз. рады.

Их радостно встретили криками жители села Спас и другие участники:
..— гэроям слава и ..— витаемо банду з Угор! ..— слава гэроям!

Какую-то часть местного фольклора (и, похоже, очень интересную) я явно не знаю, так что, думаю, этот вопросик как-нибудь внимательно поизучать.

Представили всех областей несли впереди или каравай или струцель. Струцель — это красивая и непонятная конструкция, которую гуцулы всегда носят на особенные торжества.

Затем со сцены разорвали воздух вздернутые к небу трембиты. Команда гуцул, прогнав через них несколько кубометров воздуха, буквально оглушила весь стадион.

После трембиты склонились перед зрителями и началось торжественное открытие фестиваля.
Как и положено, речи толкали различные политики и главы, про то, как они любят Украину и как её должны любить мы (причем намного ответственней, чем они).

Но нас пафос отечественных политиков уже давно не впечатляет, и мы в тексты не вслушивались, а продолжали изучать карпатскую кухню, записывая рецепты, пробуя и запоминая.

Изучая и пробуя квас из мёда, настойки мёда на травах, ну и более крепкие рецепты, где основой по-прежнему выступал мёд, карпатские травы и, конечно, «царица ягод Карпат» — черника и её подружка брусника.



Черника с белым мёдом нас вообще привела в восторг, а предложил попробовать нам эту смакоту бывший боец УПА.

..— я був у служби безпекы УПА, видстежував бойцив НКВД и зныщував йих, войины червонойи армийи мене не цикавылы, тилькы НКВД…

Время стирает грани, они становятся уже не такими острыми и уже не режут и не ранят. Хотя ещё рано судить, кто тогда был прав.
…-лицом к лицу, лица не увидать
большое видится на расстоянье…


И расстоянье в сотню лет наверное тот минимум с которого стоит начать судить и оценивать события тех лет.

Лично я судить и осуждать именно сейчас взял паузу. Перевалив за сорок пять, я понял, что не могу судить резко и категорично, как я это делал в тридцать, став старше, я понял, что отрицая что-то, я должен пытаться понять, что же именно я отрицаю.

Моя мать родом почти из этих мест. И её отца (моего деда) в 1947 году убили бандеровцы. Он не симпатизировал коммунистам, немцам или бандеровцам. Он просто считал, что продукты выращенные им, должны попасть на стол его детям. И выступал против любой власти, которая могла оставить его детей голодными. В высшие цели он не верил, точнее считал, что выкормить и поставить детей на ноги — это и есть его высшая цель.

Бандеровцы считали по другому, а 1947 был голодным годом. Еда была очень нужна всем.

Мой дед и несколько его односельчан, взяли в руки оружие. После войны этого добра было в избытке. Они несколько раз отстояли своё село от попыток воинов ОУН-УПА с ними поделиться продуктами. Но церковь святое место, и в Божий храм они с оружием войти не могли. Это и учли бандеровцы, деда и его односельчан «взяли» в воскресенье, после молитвы на выходе из церкви. Их показательно (в назидание остальным) забили до смерти цепями. Ему тогда было 41.

А через неделю в их деревню дошла «советская власть», и расстреляли несколько жителей намного менее радикально настроенных, чем мой дед. И запас продуктов на зиму, который он отстаивал от бандеровцев, у его семьи «советы» забрали подчистую. Получается, что если бы советская власть активизировалась в их селе на пару месяцев раньше, то воевать он попытался бы уже с ней, и скорее всего ушел бы в лес и сам бы стал бандеровцем.

Через несколько часов сын взмолился о пощаде, и попросил его отвезти в номер. Так что пришлось прерваться и доставить его в Косов, в отель. Хотя перед самым Косовом завезли его в домик св. Николая, он находится прямо возле дороги в селе Пистынь, через которое и вела нас дорога в Косов.


Сам Святой Николай куда-то отлучился, а вот выставку новогодних игрушек и различных безделушек в усадьбе Святого Николая нам показали. Впрочем, аналогичные усадьбы (для туристов) стали появляться и в других карпатских сёлах. В общем ни мы, ни сын ничего интересного или необычного (для себя) не нашли. Богдан остался в отеле.

Мы же посмотрели несколько церквей по окрестным деревням все они имеют принципиально похожую архитектуру и почти одинаковый возраст в 110-120 лет…

…кроме церкви в Микулынцях, которая, правда, и слегка постарше, ей уже 170 лет.


…и снова вернулись на фестиваль карпатской кухни.



Веселье в Спасе уже било буквально фонтаном. Наверное, основное и особо заметное отличие этого фестиваля от Сорочинской ярмарки, это его искренность и влюбленность в него всех участников.

Здесь вообще не было ширпотреба, да и на торговлю, как таковую, упор никто не делал.




А то, что выставляли к обозрению мастера с окрестных сёл, было очень самобытно и оригинально. Многие работы уникальны и аутентичны. И явно отличались от преобладающей на Сорочинцах луботы. Сейчас с бурно затянувшимся кризисом многие ищут «тихую гавань» для своих сбережений, вот оригинальные изделия карпатских мастеров, наверное, и можно рассматривать как способ вложения капиталов :). Например пысанки на гусиных яйцах, которые мы покупали пять лет назад, в Коломые (при музее), невероятно сложные и оригинальные, шли по 10 грн, а сейчас работы такого уровня уже ниже двухсот гривень найти сложно. Почти такой же прикол и с герданами, пять лет назад у Марии Корнелюк мы приобрели сложнейшую работу за сто гривень. Сейчас вряд ли бы уложились в тысячу, при покупки аналогичной герданы…

Здесь сами участники пили и ели то, что выставляли, то есть фестиваль был нужен прежде всего им самим и они были его главными участниками. Это был как бы глобальный съезд соседей и знакомых отметить сбор урожая и отгулять окончание страды.




По этому гуляли все и везде, гуляли по-крупному и хотя со сцены постоянно выступали поющие и танцующие,…


…их особо то и не слушали, так как поющих и танцующих что-то свое по периметру стадиона уже было много.
Чем крепче градус фестиваля тем ядреней песни.
…— хвала богу, хвала царю
Що мий мылый на цвинтари….


Со сцены не только пели, но и рассказывали анекдоты, травили байки и довольно много историй «с перцем». Причем все анекдоты о гуцулах подчеркивают их удивительное трудолюбие.

Повинь. Батько с сыном сыдять на даху и дывляться на воду яка вжє пиднялась пид самий дах.
..— аой, батько капелюх дядько Пєтра пливє
Батько перехрестывся
..— добрый був, чоловик, спасы Іса його душу
..— аой, батько знов капелюх дядько Пєтра плыве, але вжє проты тєчийи
Через пивгодыны.
..— батько, батько дывы капелюх знов плывє, ой знов проты течийи
Батько не вытрымав, взяв цыглыну и жбурнув у капелюха
..— чого вам? Вынырнув дядько Пєтро
..— ты що робыш? Повинь же..?
..— повинь, не повинь а ораты трэба…

В общем, фестиваль удался, мы получили огромное удовольствие, его посетив,

действо явно стоило того, чтобы промчаться сюда через всю страну, оставив за спиной почти полторы тысячи километров.

В номер мы уже вернулись затемно, и буквально рухнули замертво. Класс!

Да и чуть не забыл победителем фестиваля были признанны блюда села Россохачь, они всех удивили своей замащенкой (мясо, тушенное в печи) и смачной вудрой.

22 августа, с утра пораньше мы выезжаем в сторону дома. Рядом с Косовом есть село Старый Косов, и в его центре интересный храм с полуторавековой историей.

В планах у нас заезд в город Чортков и думали, что едем на фестиваль "Стародавній Меджибіж 2011", так как пару месяцев назад его открытие на «Дорогах» было прописано 21 августа. Я тогда эту дату запомнил и больше как-то к ней не возвращался. И вдруг просматривая уже в Косове инет, вижу, что дата проведения фестиваля сместилась на неделю. А у нас и бронь была на отель «Меджибожский замок» на 22 августа и полная оплата по безналу этой бронировки, оформленная тогда же. Поэтому, двигаясь в сторону Чорткова, звоню в Меджибож и спрашиваю, возможно ли отмена брони? Говорят, что в принципе — ДА..., но надо мне все ньюансы оговорить с бухгалтером, и дают её номер телефона. Вызваниваю, объясняю, что и как, и мне идут на встречу. Так что знакомство с Меджибожем, а точнее с интересным фестивалем, который проводится в его стенах в конце августа, мы очередной раз пропустили, или, точнее, отложили на следующий год.

Итак, Чортков. Городок довольно интересный, правда, от замка сейчас остались маловразумительные развалины, а вот костел Станислава довольно симпатичный, есть так же и старая ратуша, и в одном с ней здании кафе лемков.

Стало интересно ознакомится с кухней этого карпатского народа, поэтому кафе специализирующееся на лемковской кухне и стало нашим основным пунктом посещения. Но нас ждало почти полное разочарование. Кроме десятка фотографий лемков на стенах в коридоре, больше это кафе ничего интересного предложить не смогло. Скромная и даже немного убогая обстановка, пятна от жвачек, которые густо въелись в ковровое покрытие между столами, стулья из СССР и чахлое меню с очень скромным ассортиментом стандартных блюд.

Так что на звание носителя традиций и кухни Лемков оно явно тянуть не может, или пока очень до него не дотягивает.

Ещё в этом городе есть прекрасно сохранившаяся деревянная Вознесенская церковь 18 века. В отличии от преобладающей в Подолье архитектуры тех лет, этот храм заметно сложнее и больше. Очень красивое и интересное сооружении.


Необычным или непривычным было то, что возле церквей Чорткова прикалывают к деревьям, растущим рядом, объявление о предстоящих похоронах с сообщением даты и времени их проведения.

На выезде из Чорткова, навигатор почему-то уверенно пытался повести нас через поле с кукурузой, хотя, может, он был и прав, потому что дорога потом на несколько километров была просто ужасной, и скорее всего ехать по кукурузе было бы комфортней.

Хотелось бы ещё отметить и село Товсте, через которое мы проезжали раньше, там есть интересный храм Архистратига Михаила, он, правда, не относится к старинным сооружениям, его построили в 1939 году. Но тоже как-то визуально отличается от большинства культовых сооружений в этих краях.

Кстати, в этом селе аж до 1951 года успешно работала самая крупная подпольная типография ОУН.

Мы же едем домой, и, понимая, что на ночевку в родных пенатах сегодня уже явно не успеем, просто едем, думая ближе к вечеру сориентироваться, где и у кого мы будем ночевать.

По пути проехали село Чагари, первые скульптурные композиции проскочили, просто потому что не сразу дошло, то что увидели. Яркие интересные и необычные работы стоят в этом небольшом селе ещё в нескольких местах. Остановились на фото уже на выезде из села. Забавный и душевный архитектурный знак. Молодцы! Очень порадовало это село и люди, его так любящие, что превратили его в музей под открытым небом, музей забавных скульптур.

Ну а дальше по прямой и без приключений. Ночевку стали планировать в отеле «Каталунья» города Кировоград, просто уже пару раз в ней останавливались и телефон сохранился в памяти мобилки. Звоню, чтобы сделать заказ. Кстати, у этого отеля постоянно одна и таже фишка, когда бы вы ни позвонили, там всегда говорят, что из свободных номеров остались только «люксы» по 650 грн за ночь. А простые все заняты. Как я уже писал, мы останавливались здесь несколько раз и всегда вынуждены были брать «люксы», и при этом всегда были единственными постояльцами в этом отеле.

Так произошло и в этот раз, звоним, нас уверяют, что в наличии есть только «люксы», но при этом добавляют, что кондиционеры в них сломаны.
..— что же это тогда за люксы то? — спрашиваю.
..— а чё нормальные, не нравится не берите.

Ну и вообще, мужчина на той стороне провода, с корректным ведением беседы был явно не знаком. Звонок оставил слишком негативный осадок, и мы, не притормаживая, решили Кировоград пропустить. На ходу звоним дочери и просим посмотреть нам на «Дорогах» что-нибудь в Знаменке или Александрии, которые находятся в 30 и 70 км от Кировограда соответственно.

В Знаменке дочь ничего не нашла, а по Александрии скинула нам телефон отеля «Сапфир». Мы созвонились, и администратор всё четко и очень вежливо нам рассказала и об отеле, и о всех имеющихся у них номерах, и чем они отличаются. Спросили про подъезд к отелю, здесь нас тоже уверили, что заблудиться невозможно, так как он относительно трассы в пятистах метрах, строго перпендикулярно и по прямой, а на съезде стоит указатель. Дочери дали отбой и сказали, что джи-пи-эс координаты диктовать уже не требуется. Отель приятно удивил, очень высокого уровня, всё очень чисто, персонал вышколен и обходителен, хорошая кухня в ресторане, большие и просторные номера.

Из минусов — только отсутствие инета, и я думаю, на сегодня это уже огромный минус. Ну и, наверное, название … :))), так как в холе, на лестнице, да и вообще в множестве на стенах висят картины из янтаря и янтарной крошки, а название «Сапфир» — уж как-то в памяти он запомнился как «Янтарь», ну, или «Бурштина», впрочем, ещё раз повторюсь, что отель отличный, так что вопрос на будущее о возможной ночевки, точнее места возможной ночевки в этих местах мы для себя закрыли.

Утречком 23 августа, все дружно встали ни свет ни заря, и даже сыну в номер стучать особо не пришлось, хотя он у нас любитель *давануть на массу*.

Свежими и отдохнувшими мы без напряга к двенадцати осилили оставшиеся пятьсот км, и стали готовиться к Дню Независимости, который наступит завтра.

Наталья окунулась в создание своего очередного кулинарного шедевра, благо, что ягод черники (для него необходимых) мы привезли с собой из Карпат в избытке.

Вот, кстати, его рецепт (очень рекомендую). Рецепт привожу полностью и со вступлением, так как мы и нашли его в книге Дж. Херриота «Из воспоминаний сельского ветеринара».

Прогуливаясь в солнечный августовский день по тропинкам, вьющимся среди торфяников на вересковых вершинах йоркширских холмов, можно набрать черники на пирог, хотя задача эта и трудоемкая. Маленькие лиловато-черные с восковым налетом ягоды прячутся среди листиков на кустиках, достигающих лодыжки. Однако черничный пирог стоит бесконечных поклонов — сочный, душистый, он имеет множество поклонников, которых нетрудно распознать по синим от сока губам.

Чтобы испечь пирог, раскатайте 250 г слоеного теста на два пласта для мелкой, 20-сантиметровой формы. Уложите один пласт на дно, насыпьте 250 г черники и сахара побольше. Накройте вторым пластом и прищемите края. Сделайте сверху прорезь и выпекайте 40 минут. Первые 10 минут при температуре 220 C, а потом 180 С.

Да, и чуть не забыл, для пирога вам понадобится готовое слоеное тесто — 200 г, черника — 250 г и сахар. Или мой любимый вариант: судок чуть крупнее, теста 300, а черники 500 и сахар, хотя Наталья меня в этом не поощряет и старается выдерживать ту рецептуру, которая указанна в книге, и Херриоту за неё большое спасибо, так как черничный пирог мы попробовали во время наших прогулок по туманному Альбиону, сразу стали его поклонниками, а тут и рецептик, смакота!

Фотографии по городам, праздникам, музеям и интересным местам в этом автотуре у меня в большом количестве в отдельных альбомах на семейном сайте.

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Внимание!

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии непосредственно на сайте. Советуем Вам зарегистрироваться (это займёт 1 минуту) и получить тем самым множество привилегий на сайте!

Можно также оставить комментарий через форму "ВКонтакте" ниже, но при этом автор публикации не получит уведомление о новом комментарии.