Маршрут выходного дня. Горки: Ленинские и наоборот / Отчёты об автопутешествиях / Автотуристу.РУ - автопутешествия и автотуризм: отчёты, трассы и дороги, в Европу на машине, прокладка маршрута! 

Авторизация

Зарегистрироваться

Войти или Зарегистрироваться        Мобильная версия

Маршрут выходного дня. Горки: Ленинские и наоборот

Открытие летнего сезона маршрутов выходного дня все откладывалось из-за погодных сюрпризов. Всю весну как выходные – так дождь/снег/снегоградодождь. Да и будни тоже на скупились на погодные сюрпризы. Как вам такое 27 апреля:

Наконец, погода слегка одумалась и дала возможность начать действовать согласно списку, который предусматривает знакомство с разными интересными местами в своей и соседних областях. В качестве «разминочного рюмаша» выбрали музей-заповедник Горки Ленинские.
Причин для посещения – две, обе уважительные. Нет, не приверженность идеям марксизма-ленинизма. Хотя я так же, как лыжники из советского анекдота, с удовольствием совершила бы «поход по ленинским местам»: Швейцария, Финляндия, Париж. (Ладно, Париж можно вычеркнуть, Швейцарию верните).
Причина номер раз: последней владелицей имения Горки была вдова Саввы Морозова. Зинаида Григорьевна превратила Горки в великолепное место, оснащенное по последнему слову архитектурной моды. Если уж Шехтель приложил руку к обустройству усадебного дома – в превосходном результате можно не сомневаться.
Причина вторая: после революции 1917 года усадьба избежала разграбления. Вся она перешла в ведение партийного санатория. С 1918 года там наездами жил В.И. Ульянов-Ленин, а после ранения вождь революции (с домочадцами: женой, сестрой, братом) находился в Горках до самой смерти. Ульяновы в комнатах ничего не трогали, так и жили в обстановке купеческой роскоши.
Когда имение стали перелицовывать в мемориальный музей-заповедник, вопрос с ней (роскошью) решили в духе соцреализма: все что можно вынести – в запасники на хранение, мебель – в строгие белые полотняные чехлы. Дабы не разрушать мифы о скромности и чрезвычайной непритязательности Владимира Ильича в быту.
Сейчас музей Горки – это довольно успешная попытка усидеть на двух стульях: рассказ о товарище Ленине и госпоже Морозовой ведется в чересполосицу.

Посетитель музея-заповедника может выбрать, в каком объеме он хочет узнать об истории этого места. Мы взяли билет на часовую экскурсию в Северный флигель и Большой дом (500 рублей с человека), а также посещение объекта «Мемориальный гараж» (100 рублей с человека).
Музей крестьянского быта, музей «Кабинет и квартира В.И.Ленина в Кремле» и научно-культурный центр проигнорировали.
Наименее затратным является посещение территории – всего 50 рэ с носа.


Посетителей парка очень много, а уж как приведут в порядок дорожки – самокатчиков станет в разы больше, вангую.


До начала экскурсии у нас почти полчаса, хватает времени, чтобы бегло ознакомиться с историей усадьбы и ее главными владельцами. Необычный экспонат из мемориального гаража – с ним знакомство еще предстоит, но особый интерес уже вызван:


А вот и главный усадебный дом с флигелями по бокам. Подъезды-подходы в середине мая были в стадии ремонта, красная порода пачкала обувь – но вид зданию придавала весьма колоритный:

Если в интернете начать смотреть картинки по тегам «Ленин, Горки» — вывалится с десяток сюжетов. Часть из них я помню из своего октябрятского детства: вождя революции любили изображать в окружении крестьянских детей. И на картинках Ленина часто изображали как раз на фоне этого заметного дома.

Экскурсия начинается у северного флигеля: табличка с надписью «Сувениры» есть – а указателя начала экскурсий нет.
Начало экскурсии – на первом этаже, где представлена история усадьбы Горки. Первый владелец – некто Иван Спасителев: искусственность имени не случайна. Итальянский монах-августинец Иоанн Сальватор прибыл в Московию вслед за невестой Иоанн III Софьей Палеолог. Миссия у монаха была самая ответственная: разведать, какова возможность обращения Московского княжества в католичество. Но попав в «Третий Рим», Иоанн Сальватор принял православие и женился на московской дворянке. За верную службу Иоанн III пожаловал новообращенному Спасителеву вотчинные земли, в числе которых оказалось и сельцо Горки. Род Спасителевых владел им более двухсот лет.
Потом начинается смена владельцев, и только на имени сенатора А.А. Писарева экскурсовод делает акцент. Александр Александрович Писарев – генерал-лейтенант эпохи наполеоновских войн, варшавский военный губернатор, попечитель Московского университета, член Российской Академии. При нем Горки был выстроен дом в стиле классицизма, и Горки превратились из мелкодворянского поместья – в красивую усадьбу.
Следуя логике рассказа экскурсовода, далее судьба Горок складывалась не самым благополучным образом. Усадьба постоянно переходила из рук в руки, будучи скорее не постоянным местом жительства, а средством вложения денег, приданым, средством расчета, разве что в карты не проигрывали (или проигрывали – не расслышала).
Новая эпоха началась, когда имение приобрела вдова Саввы Морозова. Зинаида Григорьевна третьим браком сочеталась с московским градоначальником Рейнботом, тем самым окончательно она оторвалась от своей прежней среды. Но вкусы и размах у нее оставались неизменными. Поэтому она подвергла усадебный дом масштабной реконструкции, для которой пригласила Федора Шехтеля. Об этом нам расскажут чуть позже, в большом доме, а экспозиция первого этажа северного флигеля заканчивается рассказом о том, как в 1918 году имение было конфисковано у прежней владелицы под партийный санаторий. Сюда часто приезжал В.И. Ленин, для проживания он выбрал как раз-таки скромный флигель, а не роскошный главный корпус.
В витринах выставлены костюмы Владимира Ильича:

И копия пальто, которое было на Ленине при покушении: на черной драповой ткани аккуратными красными стежками обозначены места входа и выхода пуль.

По крутой лестнице группа вслед за экскурсоводом поднимается на второй этаж. Первая дверь – кабинет Ленина. В рассказе гида упор делается на скромность как этого помещения…

… так и соседней комнаты, принадлежащей Н.К. Крупской:

Даже свои многочисленные труды вождь революции и его верная подруга сочиняли не за кабинетными письменными столами, а за маленькими неудобными туалетными столиками. Мне сразу вспомнилось из «Собачьего сердца», что Айседора Дункан вполне вероятно режет кроликов в ванной, а пищу принимает в спальне.
Кстати, именно так (почти) у Ульяновых и было. Следующая комната в анфиладе – столовая, в которой находится поместительный диван. Именно здесь находилось спальное место сестры Ленина – по-моему, это была Мария. Маняша – как ее звали в семейном кругу (хорошо нас учили в октябрятах).
В этой комнате привлекает внимание стол по эскизу Шехтеля, на котором лист заказа членов семьи Ульяновых: молоко, соль, сахар, капуста, крупы, картофель, морковь, лук, помидоры, яйца, масло, мясо куриное. Дата листа заказа – октябрь 1920 года.

Последняя, четвертая комната в анфиладе второго этажа дает представление о скромном уюте комнат.

Зинаида Морозова даже здесь озаботилась проведением электричества, водопровода, канализации, так что посетителям гордо демонстрируют туалетную комнату, а также проложенную поверх стен плетеную электропроводку. Именно так было принято делать на заре всемирной электрификации. Но в главном доме владельца с запросами озаботилась тем, чтобы электрические провода не портили гармонии внутреннего убранства – и велела сделать электропроводку скрытой.

В главный дом экскурсанты заходят через обширную южную террасу: она и находящийся в северной стороне дома зимний сад были добавлены при шехтелевской реконструкции.

Посетителей просят предположить, для чего перед террасой прямо в дорожку вмонтировано три стеклянных люка, обрамленных решеткой. Оказывается, это отверстия для естественного освещения подземного коридора, соединяющего главный дом с поварней, по нему блюда доставлялись горячими даже в холодное время года:

Первые две комнаты парадного первого этажа – служебные. Одна из них – телефонная. Наличие связи было одним из непременных условий для проживания Ленина в Горках. При этом целых три телефонных аппарата разных производителей вовсе не гарантировали сколь-либо приемлемый уровень связи. О чем товарищ Ленин неоднократно с раздражением упоминал в своих записках и требовал наладить телефонную связь как «архиважное» дело в первую очередь.
(КВН золотого периода вспоминается: — Барышня, барышня, Смольный, Смольный! Смольный, Смольный, барышню, барышню!)


В усадебном доме становится понятна планировка, проведенная по проекту Шехтеля. Архитектор изменил анфиладу парадных комнат первого этажа и провел перепланировку в современном духе: вход в комнаты по этому проекту был из широкого коридора с колоннами. А завершался коридор таким притягивающим помещением, что хотелось немедленно туда.

Но сначала гостей музея приглашают в парадную столовую. Вот здесь, на первом этаже главного дома, рассказ экскурсовода практически полностью переключается на Зинаиду Григорьевну. Все в этом доме носит отпечаток ее личности. Девушка из старообрядческой купеческой семьи не побоялась оскандалить себя скандальным разводом и не менее скандальным браком, так что даже отец ее признавался: лучше бы мне тебя, дочка, в гробу видеть. Нельзя сказать, что второй брак был у Зинаиды Григорьевны счастливым, но то, что он был удачным с материальной точки зрения – это бесспорно. Все самое дорогое, модное и роскошное должно было быть у нее. Особую любовь она испытывала к фарфору, поэтому на столе в парадной столовой Горок – роскошные английские сервизы.


Если у утомленного гостеприимством гостя возникала потребность в кратковременном отдыхе, он мог не только воспользоваться удобным диваном тут же, в столовой, но и отправиться в находящуюся по соседству библиотеку.
По пути в библиотеку экскурсовод просит обратить внимание на прекрасную фаянсовую раковину, расположенную у входа в это помещение. На здесь не случайна: качество типографской краски в то время оставляло желать лучшего, так что случайно запачкавшему руки чтецу можно было легко привести себя в порядок.

В библиотеке особенно примечательно вот это кресло-трансформер: при желании в нем выдвигается скамеечка для ног и особенно удобно откидываются подлокотники. Так что есть подозрение, что послеобеденное чтение могло легко перерасти в послеобеденный сон.

Книжные шкафы в библиотеке различаются своим содержимым. Собрание книг дореволюционных владельцев – в дорогих переплетах, с золотым тиснением:

Ну а тома, присланные для работы по заказу Ленина, явно не декоративные:

Наконец-то, приходит время для самого эффектного помещения в доме – с зимним садом, огромными окнами, уходящими прямо в сад, теплым толстым ковром, кинооборудованием для просмотра фильмов, пианино и прочими прелестями буржуазного быта:



Те полтора интернет-источника, в которые я сунула было нос для получения более детальной информации об усадьбе, меня возмутили: дескать, ярчайший образец купеческой безвкусицы. Да уж, не самый банальный интерьер! И очень выразительный. Понятно, что в активе Зинаиды Григорьевны не было фамильных родовых портретов, что не помешало ей для гармонии повесить на стенах чужих родственников – но подходящих по стилю. Шторы – копия наполеоновских, с золотым шитьем в виде пчел (а не мух, как может показаться), карнизы украшены головами золотых овнов.


Все в этом зале эклектично потому, что владелица была вольна от соблюдения традиций родовитого дворянства – и была вольна следовать моде, не стесняясь при этом в средствах. Вот Шехтель и воплощал самые дорогостоящие фантазии: стекла столь огромные в России тогда не производили, так что стеклянное полотно для гостиной Горок везли из-за границы. Зато каков эффект присутствия природы внутри помещения!

Из гостиной не хочется уходить, но группу уже увлекают на второй этаж – с приватными комнатами хозяев. Сначала – мужская половина, с удобной ванной комнатой. Кстати говоря, унитаз в это время было принято прятать в большом шкафу, по размерам вполне сопоставимом с нынешними туалетами в стандартной панельной девятиэтажке.

Не думала, что вспомню Ленина добрым словом, но благодаря его присутствию усадьба избежала участи быть разграбленной в первые революционные годы, а в советское время она была избавлена от размещения ней больницы или школы (что может быть приравнено к пожару или наводнению). Поэтому глаз радуется обилию подлинных вещей:


По словам экскурсовода, влияние Ленина на интерьер большого дома было минимальным, но оно все же было. Из северного флигеля Владимира Ильича после ранения все-таки переселили в главный дом, где условия были несравненно лучше. В кабинете Ленин работал, но, верный своей скромности, основательный письменный стол у расширенного по проекту того же Шехтеля окна игнорировал: писал за скромным столом в плетеном кресле, которое так не вяжется с обликом этой комнаты. Это (или почти такое) плетеное кресло мы видим на многих фотографиях Ленина в Горках: плетеная мебель легкая, теплая, к тому же глава партии большевиков привык к ней.


В кабинете была поставлена кровать, на которой спала Крупская: в соседней комнате (уютном и изящном голубом будуаре с окнами на две стороны) разместился Ленин, и верная подруга желала быть поблизости, если вдруг ему потребуется помощь.
Именно эту комнату я не сфотографировала. В ней находится посмертная маска и слепок с рук покойного вождя мирового пролетариата, который был сделан скульптором для памятника. В этой комнате экскурсовод и рассказывает о том, как драпировали стены и убирали мебель в чехлы, ибо очень не вязалось повествование о кончине Ильича с нежным интерьером дамского будуара.
Следующая комната – спальня хозяйки, в которой Зинаиду Григорьевну сменила сестра Ленина, и туалетная комната – от такой же ванны в мужской половине ее отличает изящный фаянсовый столик тонкой заграничной работы.


Я все ждала, что рассказ о Зинаиде Морозовой экскурсовод завершит упоминанием о том, как она прожила после революции долгую жизнь где-нибудь в Ницце, благополучно проедая предусмотрительно прихваченные драгоценности. Но нет: ничего такого кроме долгой жизни (умерла в 1947 году в возрасте 80 лет) не было. Жила скудно, в крошечном деревенском домике, продавая крохи, оставшиеся от многомиллионного национализированного состояния. За заслуги (читай – финансирование) Московского художественного театра в конце 20-х годов ей выхлопотали пенсию. Представляю, какими словами нищая старуха вспоминала своего второго мужа, который финансировал в свое время оппозицию и выделял деньги на революцию. Хорошо, если ей в своей халупе удалось забыть вид, открывающийся с парадного балкона усадебного дома в Горках:

На этом экскурсия по главному дому заканчивается, а желающие могут пройти в мемориальный гараж. Находится он на хозяйственном дворе с чрезвычайно живописной водонапорной башней:

Ранее здесь был каретный сарай, но прогресс его переиначил в гараж.

Главный экспонат этой выставки – роллс-ройс на полугусеничном ходу, специально заказанный для Ленина за границей и переоборудованный для езды по зимнему бездорожью на Путиловском заводе:

Еще здесь хранится весельная лодка: ее приобрели в качестве тренажера, чтобы Ленин после серии инсультов мог разрабатывать подвижность и работать над своей реабилитацией. Но состояние больного не позволяло ему заниматься таким серьезным видом физических упражнений, как гребля.

Что ж, состояние было совсем паршивое, если учитывать наличие еще одного экспоната в мемориальном гараже. Эту электрическую инвалидную коляску приобрели для беспомощного Ильича революционные матросы, но даже ей он не смог управлять самостоятельно. Так она и стояла несколько лет, пока вдруг не потребовалась. Дело в том, что после смерти В.И. Ульянова-Ленина его брат Дмитрий Ильич остался проживать в Горках. Он категорически отверг предложение переселиться куда-либо в иное место, а принудить брата вождя мирового пролетариата не могли. Так он и остался здесь, в Горках. Со временем сказались старые раны, и у Дмитрия Ульянова То ли отказали ноги, то ли их ампутировали (я не поняла рассказа экскурсовода), и тогда он воспользовался наследством покойного брата: освоил передвижение на инвалидной коляске и довольно ловко гонял по дорожкам усадебного парка.

На этом экскурсия была завершена, и только мы вышли в парк, чтобы пройтись по ленинским местам…


…как начался дождь (не мог пролиться, пока мы час внутри ходили). Поэтому знакомство с парком оказалось неполным, но очень мокрым.


Снаружи дом при детальном рассмотрении просто восхитителен:

Особенно то самое огромное окно из гостиной – зимнего сада:

Семисотлетний дуб в усадебном парке:

А еще в парке находится несколько курганов вятичей: как мы помним, одним из владельцев усадьбы был Александр Александрович Писарев, попечитель Московского университета и член Российской Академии наук. Он и строил усадебный дом так, чтобы из окон его кабинета были видны древние курганы.

Погребальная тема поддерживается памятником умершему Ленину – ничего подобного раньше не приходилось видеть:

Скульптурная группа «Смерть вождя» была создана Сергеем Меркуровым, который запечатлел, как рабочие несут мертвого Ильича. Соглашусь с теми источниками, которые сравнивают ее с «Гражданами Кале» Родена. Первый вариант памятника 1924 года был вовсе скандальным: автор изобразил рабочих полностью обнаженными, следуя принципу героизации в древнегреческой скульптуре. По велению партии скорбящих рабочих все же облачили в одежды, а вот фигура вождя под очертаниями покрывала явно обнаженная – и при этом уже носит следы героической идеализации, от которой впоследствии не будет избавлен ни один ленинский монумент.
В чем мы имеем возможность убедиться тут же, в Горках, в экспозиции под открытым небом, где собраны всевозможные иконографические типы ленинских памятников, и даже один Сталин затесался:


Располагается эта аллея напротив ленинского научно-культурного центра – это была лебединая песнь ленинизма как направления советской науки:

Но заканчивать рассказ на такой тяжеловесной ноте вовсе не хочется, поэтому в заключение — совсем другая тема – расположенный на территории киногородок. Находится он в той части усадьбы, где раньше было образцовое хозяйство: оранжереи, электрифицированные коровники, фруктовые сады. Некоторое представление об этой составляющей дореволюционной жизни складывается из прогулки по этой части парка.


Киногородок, конечно, не переносит в прошлое, в дореволюционную Россию, но предлагает некую игру в нее. Здесь нет какого-то платного входа, пока площадка с макетами зданий не востребована – по территории блындает приятно проводящий вечер выходного народец.




Ловко замаскированный под дерево фонарный столб:

К сожалению или к счастью, я не смотрела ни одного сериала, снятого в киногородке, а вот фильмов, где засветилась в самом разном качестве сама усадьба Горки – множество. Среди них – «Машенька» по Набокову с юной Заворотнюк, «Брат-2», «Адмиралъ», «Пассажирка», сериалы «Братья Карамазовы» и «Пелагия и белый бульдог».

Всем новых летних впечатлений)))

Комментарии (3)

RSS свернуть / развернуть
+
2
+ -
avatar

bulava61

  • 7 июня 2021, 19:50
Света, Вы снова вышли на свою стезю — обстоятельный рассказ. Появились и новые словечки: у меня — «вштырило», у Вас —
блындает
. Правда, осталось послевкусие — создалось впечатление, что автор куда-то спешил, непривычно большое для Вас количество опечаток. Мне казалось, что Горки Ленинские — довольно скучное место с культом вождя в каждом углу, но после Вашего рассказа мнение поменялось. Спасибо.
+
1
+ -
avatar

begun12

  • 8 июня 2021, 09:35
Очепятки — это ладно (чукча — не корректор, чукча — писатель), но вот как Вашего внимания не удостоились две шеренги Лениных — это мне непонятно!
Спасибо за отзыв)))
+
0
+ -
avatar

bulava61

  • 8 июня 2021, 12:57
как Вашего внимания не удостоились две шеренги Лениных — это мне непонятно!
Мне хватило Лениных в своей поездке. Особенно с головой космонавта.

Внимание!

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии непосредственно на сайте. Советуем Вам зарегистрироваться (это займёт 1 минуту) и получить тем самым множество привилегий на сайте!

Можно также оставить комментарий через форму "ВКонтакте" ниже, но при этом автор публикации не получит уведомление о новом комментарии.