Мы снова в Азию. Путешествие в Узбекистан, Казахстан. Часть 6. Узбекистан. Нукус, Хива, Бухара. / Отчёты об автопутешествиях / Автотуристу.РУ - автопутешествия и автотуризм: отчёты, трассы и дороги, в Европу на машине, прокладка маршрута! 

Авторизация

Зарегистрироваться

Мы снова в Азию. Путешествие в Узбекистан, Казахстан. Часть 6. Узбекистан. Нукус, Хива, Бухара.

Часть 1 здесь.
Часть 2 здесь.
Часть 3 здесь.
Часть 4 здесь.
Часть 5 здесь.

31.08.2018 г. Из казахского Бейнеу мы выехали в 12.30, на границу приехали в 14.15. Два часа проходили Казахскую границу и час — узбекскую. На узбекской границе заплатили за тонировку задних стекол чуть больше 1000 на наши деньги. Прошли границу и сразу на узбекской территории заехали в кафе покушать. Пока «то, да сё», пока покушали, пока заправились, с границы выехали в 19.00. Бензин в Узбекистане стоил на наши деньги примерно 36 рублей за литр, в Казахстане тоже примерно также. Нам нужно было проехать 400 км до первого узбекского города — Нукуса. С границы взяли еще молодого паренька, пограничника, довезти до Нукуса.
Дорога с узбекской границы до Нукуса — просто отвратительная, местами — грунтовка, местами — дырявый асфальт. Ехали медленно, долго.


Уже стемнело, ничего не видно, в конце концов так влетели в яму на асфальте, что помяли диск, спустило колесо, пришлось менять колесо на «докатку». Паренек — пограничник и я помогали Павлу. Пока меняли, чтобы было не так темно, включили свет в салоне. Когда колесо было заменено, и мы все же поехали, оказалось, что весь потолок в машине в ночных мотыльках, они налетели на свет. Во время движения они начали лезть на приборы, на все светящиеся огоньки, в лицо, на ноги. Муж включал фонарик, выгонял их светом на улицу, открывая и закрывая окно, сломался стеклоподъемник у пассажирского переднего окна. Вот так, с приключениями, к 3 часам ночи доехали до Нукуса. Наш пассажир помог нам устроиться в отеле, а сам отправился дальше.
«Закат в пустыне». Это фото я сделала во время вынужденной остановки для замены колеса.

01.09. 2018 г. Утром в Нукусе вышли из отеля, а вокруг нашей машины «куча» импортных ретро-автомобилей. Оказывается каждый год проходит автопробег. Мы встречали эти машины еще в Казахстане, а потом по Узбекистану еще неоднократно пересекались с участниками автопробега, общались с их сопровождающим — Жамшитом, он нам тоже много чего подсказал.
Участники автопробега.









Наша машина приехала в Нукус вся грязная и на «докатке». И мы с утра отправились искать, где можно править диск. Задача осложнялась тем, что в Узбекистане мало кто занимается правкой литых дисков, да ещё и 1 сентября в Узбекистане — День независимости. С трудом, но мы все же нашли мужчину, которому отдали диск на правку.
А мы поехали кататься, уехали за город — на древнее городище Миздахкан.

По дороге встретили мужчину на ослике, пообщались с ним. Вообще, в Узбекистане люди приветливые, доброжелательные, охотно«шли на контакт», практически все говорят по-русски.

Маленький ослик шёл следом за повозкой.

Городище Миздахкан состоит из нескольких частей, которые относятся к различным эпохам. Ученые-археологи установили, что первое поселение человека на этом месте датируется VIII веком до нашей эры. Позже здесь был построена крепость Гяур-Кала, жители которой исповедовали зороастризм – одну из наиболее загадочных мировых религий. Гяур-Кала представлял собой хорошо укрепленную крепость, внутри которой размещались различные бытовые и культовые постройки.

На городище никого не было, мы гуляли одни, наползались с удовольствием без толп туристов. Чуть позже приехали два узбека, у которых есть коммерческие планы на это городище, но пока они не осуществили свои планы, мы нагулялись вдоволь и бесплатно.




Одной из наиболее интересных строений городища являются так называемые «Мировые часы» — разрушенное на треть здание, по легенде, каждый год теряющее по камню. Считается, что конец света наступит тогда, когда часы лишатся своего последнего камня.



Немного севернее крепости Гяур-Кала находится Некрополь – город мертвых, возникший около двух тысяч лет назад. По местному поверью, именно здесь находится могила Адама – первого человека. Мы останавливались у Некрополя, но внутрь ворот не пошли, так как Павел — не любитель посещать кладбища.

Местность вокруг.

После посещения городища, вернулись в город, забрали диск (мастер правил диск дома вручную), сделали шиномонтаж, помыли машину и еще немного прогулялись по городу.
Спортивный комплекс.

В отель вернулись уже к вечеру, поужинали в ресторане отеля и отправились отдыхать.
Такие раритеты стояли в отеле.


02.09.2018 г. Из города Нукус мы отправились в городище Топрак-Кала. Этот день мы следовали по маршруту, подсказанному нам Жамшитом. Городище Топрак-кала («Земляная крепость», «Пыльная крепость») (I — IV в. н.э.) открыто археологом С.П. Толстовым в 1938 году. Топрак-кала была крупным городом и династической столицей, население которой составляло около 3 тысяч человек.

В V в. в Топрак-кале происходит резкий упадок ремесла, затем город опустел и превратился в огромный некрополь с множеством захоронений. Есть две версии, почему жители покинули Топрак-калу, — по политическим причинам (новая династия, пришедшая к власти, перенесла столицу на землю, где ныне расположен город Бируни) или по причине очередного поворота русла непредсказуемой Амударьи, вследствие чего оросительные каналы остались без воды.

Северо-западную часть крепости занимает огромный дворец правителя, внутри дворца археологам удалось обнаружить несколько залов, среди которых был «Зал царей» — святилище, где находилось 23 массивные глиняные фигуры, а также неразгаданная пока загадка — «Зал темнокожих воинов». Загадка состоит в том, что по реконструкциям ученых, древние хорезмийцы были светлоглазыми и светловолосыми, хоть и с достаточно смуглой кожей.

С юго-восточной стороны замка были обнаружены остатки крупного комплекса, центром которого был городской храм огня. Неподалеку от храмового комплекса была расположена базарная площадь. Жилая часть (шахристан) хорезмийского города была разделена главной улицей, по обе стороны которой находились симметричные кварталы. К северу от крепости находился Нижний дворец — загородная резиденция правителя с большим парком.

В результате археологических раскопок на территории городища Топрак-калы были обнаружены яркие свидетельства высокоразвитой культуры и ремесел: шерстяные и шелковые ткани, искусно выделанная керамика, монеты, украшения из золота и умело обработанного стекла, а также изделия из янтаря, раковин и даже кораллов. Внутри города находились мастерские, которые занимались производством широко известных хорезмских луков. Также огромный интерес представляют собой уникальнейшие документы с хорошо сохранившимися образцами древней хорезмийской письменности, обнаруженные в юго-восточной части дворца.




Крепость находится в горах…

… а внизу создана туристическая зона.
Узбекская юрта.

Внутри юрты.

Объекты туристической зоны.

Беседка и качели.

После Топрак-Калы мы поехали к следующей крепости — Аяз-Кала. Проезжали небольшие поселки, везде аккуратная застройка, посадки, скот. Жизнь идет.

Городище Аяз-кала в Узбекистане, датированное IV в. до н.э., ныне представляет собой уникальный исторический памятник времен зороастризма. Крепость Аяз-кала расположена в двадцати километрах к северо-востоку от древней столицы Хорезма — городища Топрак-калы. Фортификационное сооружение разместилось на плоской вершине 60-метрового холма, обрывистые склоны которого с севера, запада и юга надежно защищали крепость от нападения. С восточной стороны к крепости примыкает плато, преодолеть которое тоже требовало бы определенных сил и времени, так что враг был бы быстро обнаружен постовыми. Двойные стены крепости Аяз-калы, сложенные из сырцового кирпича, обращены к четырем сторонам света. Укрепление стен осуществлялось за счет полукруглых башен, построенных на расстоянии 11-13 м. друг от друга. Все башни оборудованы внутренним помещением, предназначенным, скорее всего, для отдыха воинов или для стражи. Вход в крепость, устроенный с южной стороны, защищен коварным лабиринтом. Есть у входа и своя особенность — он строился с тем расчетом, чтобы властвующий в этих краях южный ветер выносил из городища мусор и пыль. Отсюда и пошло название крепости Аяз-калы — “Крепость на ветру”.
Но мы уже поленились подняться к этой крепости, посмотрели на нее снизу.

Вот такие ворота провожали нас от крепости Аяз-Кала.

Мы отправились в Хиву. Посетить Хиву нам настоятельно рекомендовал Жамшит. По дороге заехали пообедать в кафе.
В Хиву приехали в 16.30, отправились сразу гулять в «старый город».
Кош-дарваза — северные ворота во внутренний город.

Окружённый мощными стенами исторический внутренний город Хивы был основан более 2500 лет назад. В древности город был известен под названием Хейвак.В 1220 году город был разрушен армиями Чингисхана. В 1511 году Хива вошла в состав государства управляемого династией Шейбанидов. В 1598 году, когда город стал столицей Хивинского ханства, он являлся маленьким укрепленным городком, имевшую к тому времени 10-вековую историю. В 1618 году шибанид Араб Мухаммад-хан построил медресе в Хиве. В короткий период Хива стала одним из духовных центров Исламского мира. Расцвет Хивы как города, строительство множества монументальных архитектурных сооружений происходил в XVIII — начале XX века, когда государством правила узбекская династия Кунгратов.

В 1873 году в ходе крупной войсковой операции под командованием генерал-губернатора Туркестана К. П. Кауфмана Российская империя аннексировала часть Хивинского ханства; сам город Хива был взят российскими войсками 10 июня 1873 года. Эти земли вошли в состав Амударьинского отдела Сыр-Дарьинской области Туркестанского края. В начале XX века по инициативе премьер-министра Ислам-Ходжи в Хиве было организовано большое строительство. Например, были построены медресе и минарет, получивший имя в его честь, ставший одним из символов города. Так же была построена городская больница, подарок цесаревичу Алексею Николаевичу и городская почта (Оба здания ныне используются по назначению). В 1919 году части Красной Армии свергли власть Хивинского хана. В 1920 году Хива стала столицей Хорезмской Советской Народной Республики, а в 1924 году земли Хорезмского оазиса вошли в состав Узбекской и Туркменской ССР, которые стали независимыми в 1991 году.

Облик современной Хивы формирует в основном архитектура периода Хивинского ханства конца XVIII — начала XX веков. Но ведущиеся здесь археологические раскопки показывают, что в основании ряда сравнительно «молодых» остатков зданий лежат древние слои, относящиеся к III и ещё более ранним векам до н. э.

Большинство архитектурных шедевров Хивы сосредоточено в её городском ядре — Ичан-Кале. Это «город в городе», обнесенный мощными крепостными стенами, в которых четверо ворот — по каждой стороне света. От западных ворот к восточным пролегла одна из главных магистралей, вдоль которой сосредоточены основные монументальные сооружения.

Внутренний город составляют здания медресе, мечетей, мавзолеев, дворцов.
Сооружения Ичан-Калы.

Слева — минарет Ислам-Ходжа, его называют символом Ичан-Калы. Это — самый высокий минарет — 57 метров. Справа — еще один минарет, это — минарет Джума-мечеть.

Удивительна по красоте мечеть Джума (X век, 1788) На входных дверях её сохранилась датировка строительства: 1778—1782 годы. Но вот 213 колонн мечети, поддерживающие кровлю, имеют возраст гораздо старше — от XII до XV веков.

Колонны примечательны своей удивительной стройностью, богатой орнаментальной резьбой. Они были доставлены сюда с других древних построек и потому многие колонны уникальны и внешне не похожи друг на друга.

Внутри мечети есть внутренний дворик.

Зеленый купол — мавзолей Пахлавана-Махмуда.

Пахлаван Махмуд был скорняком (мастером по выделке мехов), что приносило ему средства на существование, а по призванию — выдающимся борцом, талантливым поэтом и мудрейшим философом. Согласно преданию, Пахлаван Махмуд умер в 1322 или в 1325 году и был захоронен во дворе своей мастерской. Хивинцы стали считать его покровителем города и в 1701 г. возвели над местом его захоронения мавзолей. Вскоре это место стало священным, вокруг него вырос целый комплекс построек, а надгробие и сам мавзолей Пахлавана Махмуда были декорированы традиционной бело-голубой майоликой, подобно ханским усыпальницам. У подножья мавзолея — огромное кладбище, целый город могил. Кладбище находится внутри крепостных стен и могил много, места было мало, хоронили и с одной стороны стены, и с другой, так как через ворота запрещалось проносить покойников.
Есть и отдельно стоящие склепы.

Один из входов в мавзолей Пахлаван Махмуда. Мусульмане в мавзолеях около святых для них захоронений тоже молятся.

Этот колодец сооружен перед входом в мавзолей.

Захоронение самого Пахлаван Махмуда.

Украшение стен одного из помещений мавзолея облицовочной плиткой и мозаикой.

В мавзолее Пахлаван Махмуда несколько захоронений.

Так же внутри одного из помещений мавзолея. Все поверхности облицованы плиткой с росписью, а так же мозаикой из цветной керамической плитки.

Еще одно захоронение.

Двери в мектебе. Мектеб — мусульманская (как правило) начальная школа в странах Востока и Российской империи. Как правило — светского направления (в отличие от медресе).

Медресе Кази Калян (1905). Было построено главным судьей Салима Ахун-хана. Здесь обучались различным наукам. Кроме религиозных дисциплин, здесь преподавали основы законодательства и налогообложения. В настоящее время в здании медресе расположен музей прикладного искусства Хорезма.

Во многих зданиях крепости находятся разные мастерские, а изделия этих мастерских продаются тут же в лавочках, на улицах.

Какая красота — резные двери!

Роспись потолка в одном из сооружений крепости.

Ичан-Кала — это крепость города Хивы, а сердцем Ичан-Калы является крепость Куня-Арк. Куня-Арк (в переводе «старая крепость») — это цитадель правителя, которая была в каждом крупном городе. С конца XVIII века крепость представляла собой охраняемый «город в городе» и скрывалась за двойными зубчатыми глиняными стенами — собственными и стенами Ичан-Калы. Возведение Куня-Арк началось в 1686-1688 годах предпоследним представителем династии Шейбанидов в Хивинском ханстве — Худайдад-ханом, сыном Ануша-хана, и продолжалось вплоть до второй половины XIX века, когда в результате строительного бума было отреставрировано и перестроено множество старинных сооружений, пострадавших от вторжения иранских войск в XVIII веке. От бывшей резиденции ханов до наших дней сохранилось лишь несколько построек: восточные ворота с примыкающим к ним помещением для охраны, Крепость Куня-Арккуринишхона (приемная), бастион Ак-Шейх-Бобо, зимняя и летняя мечети и гарем.

Вышли за пределы Куня-Арк, но еще остались в пределах Ичан-Калы.
Привлекает внимание необычный силуэт минарета Кальта-Минар, словно срезанный до середины. Массивный ствол его, изысканно украшенный широкими и узкими поясами глазурированного кирпича, свидетельствует о том, что он замышлялся грандиозным, величественным сооружением, главной вертикалью города. Но после смерти правителя, при котором сооружался минарет, он так и остался недостроенным, получив имя Кальта — Короткий.

«Отчие врата» — Ата-Дарваза. Вошли мы через одни ворота, вышли через другие. В нынешней Хиве это главные ворота «для гостей», ну а «отец», о котором идёт речь в их названии — наверное, хивинский хан, так как ворота расположены рядом со старым дворцом Куня-Арк.

Крепостная стена.

Нагулявшись внутри этих крепостных стен, мы хотели уехать в Бухару, но наш знакомый — Жамшит, посоветовал нам не ехать вечером, помог нам устроиться в отеле в Хиве и подсказал, где поужинать. Отель у нас был прямо напротив центрального входа в крепость. А ужинать мы пошли в ресторан «Зарафшан» в крепость Ичан-Кала.
03.09.2018 г. Достаточно рано, в 9.30, мы выехали из Хивы в сторону Бухары, сперва дорога шла очень хорошая…

… а за 90 км до Бухары опять началось! Грунтовка, дырявый асфальт. Мы уже боялись быстро ехать, поэтому 547 км между Хивой и Бухарой мы проехали за 9 часов. Именно поэтому Жамшит отговорил нас вечером уезжать из Хивы. Только въехали в Бухару, сразу заехали на автосервис: проверяли ходовую, меняли масло, фильтр, так как к этому моменту мы уже проехали 7000 км, да и масло стало подтекать, нам герметизировали прокладку картера. В конце нашей поездки по Узбекистану мы поняли, что дорог в этой стране почти нет, между двумя городами не проедешь без дырявого асфальта или грунтовки. Когда узбеки спрашивали нас: «Вы приедете еще к нам?», я отвечала: «Приедем, когда вы дороги построите». На что они сами «оптимистично» говорили:«Ну тогда вы к нам больше не приедете».

Когда мы еще были в Хиве, мы забронировали частный отель в Бухаре через Booking. Вообще, если ты находишься в Узбекистане больше 7 дней, необходима ежедневная регистрация, которую делают в отелях, поэтому мы даже не пытались искать какие-то квартиры, а все время пребывания в Узбекистане останавливались в отелях. Эти регистрационные талоны потом проверяли на границе. Частные отели были подешевле, мы и снимали в них номера. Но нам нравились такие отели. Они все оформлены с национальным колоритом, завтрак — это не шведский стол, а хозяева просто готовят тебе кучу еды: здесь и бутерброды, и каши, и яйца разного приготовления, и йогурты, и выпечка, и фрукты, и мед, и орехи, и разные другие сладости. И попить чаю и поесть фруктов можно в любое время дня. Дыня и арбуз всегда были на столе во внутреннем дворике. Хозяин отеля в Бухаре — Бахтияр ждал нас, начиная с Хивы. Как только мы приехали, он названивал нам, пока мы были на сервисе, встретил нас на центральной улице и проводил до отеля узкими улочками.
Вот такое оформление комнаты было у нас в отеле в Бухаре.

Потолок.

Санузел со всеми удобствами, конечно тоже был в номере.
04.09.2018 г. Город Бухара. С утра Паша вместе с Бахтияром отправились на сервис: что-то гремело в машине, снова вышел фреон из кондиционера, и машину нужно было вымыть после перезда по узбекским дорогам из города в город. Машину подремонтировали, но заменили шланг так, что через несколько дней он пережегся о какой-то агрегат в двигателе, и фреон снова вышел, но это уже было перед Казахстаном, и мы не стали больше ремонтировать кондиционер. В этом путешествии нам немало приходилось заниматься машиной, и кондиционер нас тоже всю дорогу «подводил». А пока мужчины поехали заниматься машиной, я пошла гулять по городу, но меня Бахтияр еще записал на маникюр. Помощь Бахтияра обошлась нам всего-лишь оплатой одного совместного обеда.
Итак я отправилась на прогулку пешком. Жили мы в самом центре города, и я начала фотографировать почти с «первого шага».
Караван-сарай «Олимжон», XIX век.

Внутренний двор караван-сарая.

Я пришла к культовому ансамблю «Гаухужон».
«Гаухужон» — в переводе с узбекского — «убийство быков». Дело в том, что этот ансамбль был построен на месте старой, XVI века, скотобойни.
Мечеть Ходжа Калон (1573-1579 гг) и минарет Ходжа Калон, водоем.

Медресе, 1562 — 1566 гг.

И еще одна медресе Абдурахмони Алам уже более позднего времени постройки, XIX век.

Вход в мечеть.

Гуляя, проходила мимо медресе Гозиён. Квартал с одноименным названием Гозиён («борцы за веру») был одним из центров мусульманского образования в дореволюционной Бухаре. Здесь находилось несколько медресе. Построено это медресе, как и большинство исторических зданий в Бухаре в XV—XVII веках. В XVIII—XIX веках это медресе входило в систему образования Бухары. Ещё в XIX веке это медресе использовалось как мусульманская школа — сюда приезжали студенты из разных городов.

Сейчас здание медресе является архитектурным памятником.

Я пришла к мечети Балянд.

Мечеть Балянд имеет возраст 500 лет, построена около небольшого старого пруда. Это великолепный образец памятника архитектуры начала XVI века. Ее название переводится как «высокая», поскольку она построена на высоком фундаменте.

Кош-медресе — ансамбль из двух медресе, построенных в XVI веке по указанию Абдуллахана. Два медресе образуют кош, типичный среднеазиатский ансамбль, образованный из двух сооружений, находящихся на одной оси фасадами друг к другу, этим и обусловлено название комплекса.
Слева — медресе Абдулла-хана (1588-1590 гг.), справа — медресе Модари-хана (1566 г.).

Медресе Абдулла-хана (1588-1590 гг.).

Я вышла к парку и озеру имени Саманидов. За озером видна крепостная стена — Великая Бухарская стена, XVI век.

В парке распоожен мавзолей Саманидов.

Мавзолей строился в IX веке (между 892 и 943 гг). Обнаружен и реставрирован в XX веке. В мавзолее имеется три захоронения, предположительно одно из которых принадлежит Ахмаду ибн Исмаилу, сыну Исмаила Самани. Могилы самого Исмаила, основателя Саманидской династии, возможно, в мавзолее нет.

Мавзолей Чашма-Айюб — культовое сооружение в центре Бухары, включает в себя мавзолей и священный источник. В настоящее время в нем располагается Музей воды.Мавзолей неоднократно перестраивался на протяжении XIV—XIX веков, табличка из резной терракоты рядом с колодцем сообщает, что мавзолей был построен в 1379—1380 годах при Тамерлане мастерами, вывезенными из Хорезма.
Сооружение образовано четырьмя помещениями, расположенными на оси Восток-Запад, каждое помещение увенчано куполом. Самое западное помещение было построено первым как погребальная башня, остальные объемы были пристроены позже.

Музей памяти Имама Аль-Бухари. Имам аль-Бухари известный мухадис, еще его называют богословом, который написал более 20 книг и много различных записей. И почти каждая из них очень важны для мусульманского народа. А самое главное воспроизведение в его жизни «Аль — Джоми ас-сахих». Так вот в этом мемориальном музее и сохранились те записи и книги.

Пройдясь по этой части города, я села на такси и отправилась на маникюр.
А после маникюра продолжила свою прогулку по городу одна, так как мужчины продолжали заниматься машиной. И пришла к православному храму Архангела Михаила.

В 1860 году в переселенческое село, которое находилось на окраине Бухары стали приезжать русские православные христиане, которые и построили деревянный храм. Освящен и назван храм был в честь Святого Александра (предположительно Невского). В 1872 храм сильно пострадал от пожара. В 1875 году в Бухару стали приезжать строители и военные. С их помощью было возведено по эскизу А. Бенуа новое церковное здание — уже кирпичное. Первоначально храм входил в состав Тамерлановского военного округа, а затем Самаркандского военного округа, затем входил в ведении Туркестанского Епархиального Начальства, и именовался «церковь при Управлении Самаркандского воинского начальника», военно-местный храм, а с 1992 года как «Храм Святого Архангела Михаила». В 1929 году храм был закрыт и превращен в склад. В 1931 году по решению революционных властей была снесена отдельно стоящая колокольня. Высота её была 5 метров, и на ней было подвешено 5 колоколов, самый большой из них именовался Архангелом Михаилом. В 1992 году храм передали верующим, его освятили и начали восстановление.
Ханака Файзабад (1598 — 1599 гг.) В конце XVI века в средневековой Бухаре, в окрестностях местности Файзабад была построена мечеть как пристанище для странствующих по святым местам дервишей-монахов. Мечеть-ханака Файзабад была сооружена знаменитым суфием Мавлоно Поянда-Мухаммад Ахси Файзободи. Когда-то сооружение имело название «Шохи Ахси», но позже мечеть переименовали в честь суфия, построившего ее. Здание условно разделено на две части: мечеть с михрабом для молитв в направлении Мекки и ханаку с тремя этажами келий, где дервиши могли отдохнуть и пожить какое-то время.

Мавзолей Сайф ад-Дина Бохарзи — остаток некогда обширного культового комплекса у могилы популярного шейха, поэта и богослова, Сайф ад-Дина Бохарзи, жившего в 1190—1262 годах. Рядом с почитаемым захоронением в 1358 году был возведен мавзолей Буян-Кули-хана, а в конце XIV века — Мавзолей Сайф ад-Дина, построенный на месте древней усыпальницы.

Минарет.

Вот здесь меня и «выловили» мужчины, и мы все вместе поехали обедать, кормить Бахтияра, а он — нас, так как он привез нас (в прямом смысле «привез», так как сам был за рулем) в место, где мы отведали очень вкусные шашлыки, причем разного вида. Машина была помыта, подремонтирована.
После обеда мы отправились гулять по Бухаре уже вместе с мужем. Рядом с нашей гостиницей находилась площадь Ляби Хауз. На неё мы сразу и пришли.

Ансамбль Ляби-хауз (XVI-XVII вв.) — одна из центральных площадей Бухары, где вокруг крупного искусственного водоема сгруппированы медресе и ханака Надира Диван-Беги (1622 г.), также рядом расположено медресе Кукельдаш (1568 г.). Дословно «Ляби-хауз» переводится как «берег бассейна». Именно в этом бассейне бухарские водоносы, спускаясь по каменным ступенькам, набирали воду для населения. Центральный пруд Ляби-хауз — один из немногих водоемов, который уцелел в период массового осушения прудов в Бухаре в советское время. Тогда это было санитарной мерой, так как пруды являлись рассадниками многих болезней. Ляби-хауз возник благодаря визирю Надиру Диван-беги, который приказал вырыть водоем между медресе Кукельдаш, ханакой и медресе Диван-Беги. Это было сделано для завершения прекрасного образа, задуманного визирем.
Бассейн на площади.

Медресе Надир Диван Беги.

Внутренний двор медресе Надир Диван-Беги, в нем сейчас расположены ресторан и торговые лавочки.

Памятник Ходжи Нассреддину.

Ханака Надир-Диван-Беги построена узбекским сановником, дядей Имамкули-хана Надиром Диван–беги в 1619—1620 гг. Образует кош с расположенным напротив медресе Нодир-Диван-Беги. Входит в ансамбль Ляби-хауз.

Медресе Кукельдаш, 1568-1569 гг.

Мимо площади идут улочки со старыми и новыми зданиями, но построенными в архитектурном стиле старого времени, чтобы все смотрелось органично.
С площади мы свернули в небольшую примыкающую улочку и увидели еврейскую синагогу, построенную, как было написано на табличке в XVI-XIX веках. Снаружи здание ничем не выделялось, но мы зашли во внутренний двор. Нас встретил местный раввин и провел для нас очень даже интересную экскурсию. Устройство среднеазиатских синагог в общем похожее — маленький дворик и два молельных зала по бокам, справа для повседневных, а слева для праздничных богослужений.

Зал для праздничных богослужений.

На кафедре лежит Тора.

Еврейские символы на стенах.


(Продолжение следует).

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Внимание!

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии непосредственно на сайте. Советуем Вам зарегистрироваться (это займёт 1 минуту) и получить тем самым множество привилегий на сайте!

Можно также оставить комментарий через форму "ВКонтакте" ниже, но при этом автор публикации не получит уведомление о новом комментарии.