Большой африканский мираж / Путешествия НЕ на автомобилях! / Автотуристу.РУ - автопутешествия и автотуризм: отчёты, трассы и дороги, в Европу на машине, прокладка маршрута! 

Авторизация

Зарегистрироваться

Большой африканский мираж

(Карфаген глазами казахстанца)


«Карфаген должен быть разрушен» — латинское крылатое выражение, означающее настойчивый призыв к борьбе с врагом или препятствием. В более широком смысле — постоянное возвращение к одному и тому же вопросу, независимо от общей тематики обсуждения.
(из Википедии).

Римский полководец и государственный деятель Марк Порций Катон Старший, непримиримый враг Карфагена, заканчивал все свои речи в сенате, вне зависимости от их тематики, классической фразой: «Кроме того, я думаю, что Карфаген должен быть разрушен».
Реплика осталась в истории. А вот от существовавшей в Северной Африке более двух тысяч лет назад блестящей цивилизации не осталось, строго говоря, почти ничего.
Как же вышло, что пожилой римский сенатор в течение нескольких лет, до самой своей смерти, повторял одну и ту же фразу, ставшую в результате крылатой?! Оказывается, поездка в великолепный Карфаген в конце 150-х годов до нашей эры произвела на римлянина столь сильное впечатление, что на идее его уничтожения он просто зациклился. Эту информацию донес до нас вроде как заслуживающий доверия древнегреческий писатель и философ Плутарх в своей работе «Жизнь Катона Старшего».
Знаменитая фраза еще со школьной скамьи отпечаталась в головах даже у тех из нас, кто мало что помнит из истории Древнего мира — во всяком случае, у представителей старшего поколения точно.
Я побывал в реальном Карфагене. Точнее будет сказать — в том месте, где он якобы находился. Никто, собственно, и не думает скрывать, что камни эти процентов на девяносто, если не больше — римский Карфаген. Который римляне построили лет через сто после того, как сами же разрушили Карфаген настоящий.
Тем не менее, увидеть «историческое место» хотят многие. Поэтому поездка к развалинам Карфагена – одна из самых востребованных экскурсий у гостей Туниса. За год сюда приезжает более миллиона туристов.
Хотя древние развалины сами по себе ни о чем, собственно, рассказать туристам не могут.
Руины молчат, и всем приезжающим, по сути, предлагается самим «включить воображение» и мысленно восстановить этот огромный город-государство, прибрежную цивилизацию, возникшую на южном, африканском берегу Средиземного моря даже раньше Древнего Рима.
У кого-то данное действо получается. У них, надо думать, воображение богатое.
А у меня – нет.
Ну да, видно как бы наглядно: вон там была известная в истории бухта и порт, вот тут — главная рыночная площадь. Конечно, вполне себе выгодное место: вся округа простреливается взглядом, и вообще здесь удобнейший со всех точек зрения полуостров. Стоит еще представить вокруг могучие укрепленные внешние стены, и лучше будет согласиться: враг, если сунется, огребет по самое не хочу…
Беда в том, что нет ни стен, ни вообще каких-то серьезных следов богатейшей столицы древнего мира.
А есть только воображение.




Может, о великой истории крупнейшего города древности поведали нашим современникам какие-то основательные и недвусмысленные письменные источники?
Но – вот дела! – если верить тем же историкам (почитал я кое-кого из маститых), то подлинных документов древнего Карфагена практически не осталось. О его истории приходится, знаете ли, судить лишь по сведениям, уцелевшим в римских и греческих документах. Да вот вам цитата:
«Источники — исключительно классики, особенно Поливий, Фукидид, Диодор, Юстин, Ливий и др. Туземные надписи ничтожны по содержанию и относятся большею частию к позднему времени; от памятников туземной литературы сохранились самые жалкие остатки. Таким образом, история великого народа известна ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ИЗ ОТРЫВОЧНЫХ УПОМИНАНИЙ У ЕГО ВРАГОВ или у людей мало осведомленных и к тому же не современных его величию».
Вот как-то так обстоят дела со знаменитым Карфагеном.
Ходил я над руинами древней цивилизации и прокручивал в голове всю эту информацию. «Пощупать» развалины конкретно в данном месте (музей Карфагена в пригороде столицы Туниса) невозможно в принципе, доступ к ним ловко ограничен смотровыми площадками, которые недвусмысленно намекают: попялился, дескать, со стороны, послушал гида – и достаточно.
Конечно, по всей огороженной территории расставлены в якобы красивых композициях какие-то трудно идентифицируемые обломки, но лично мне они не особенно интересны. Во-первых, среди них полным-полно откровенных новоделов. Во-вторых, сплошь и рядом напоказ выставлено как раз «творчество» современных реставраторов, которые на потребу публике лепят из более-менее аутентичных обломков уж совершенно эклектичные вещи – наподобие, скажем, фантазийной «стены», где среди обычного камня в бетонном растворе торчат мраморные обломки с фрагментами древней резьбы.
В-третьих, все это так «до боли знакомо». Плавали, знаем — мне уже приходилось видеть в других странах руины и покруче здешних. И, как ни печально, практически везде по миру чуть ли не бригадным подрядом пытаются вылепить из крайне сомнительных артефактов какую-нибудь «античную древность», нарисованную чаще всего на бумаге кабинетными историками. Потом, естественно, приходится подгонять все на местности в соответствии с регламентированными заранее клише. Чаще всего даже не особенно заботясь о какой-нибудь правдоподобности – непритязательные туристы все проглотят. Устоявшиеся догмы и, понятное дело, деньги решают многое, а в результате порой от реальных следов предыдущих цивилизаций не оставляют, что называется, камня на камне.




Правда, отнюдь не везде гиды так вдохновенно рассказывают о «миллионом» городе с грандиозной историей и невероятными богатствами – как в случае с африканским Карфагеном. Которого в реальности, как я уже написал выше, просто нет.
Сдается мне, что европейские историки прошлых веков, сидя в своих тихих уютных кабинетах и рассуждая в основном умозрительно, сами-то в далекую Африку никогда не ездили и по простоте душевной полагали, что африканское побережье Средиземного моря выглядит примерно так же, как и европейское. Ну, там — теплый юг Франции, Италия, Балканы, где по всему побережью роскошные курорты, фрукты и виноградные вина…
И нарисовав «из головы» на карте Северной Африки название «Карфаген», все они и их последователи в дальнейшем оказались в несколько затруднительном положении. Предложенная ими местность на другом континенте на самом деле оказалась совсем не такой благоприятной.
Со временем пришлось признать, что североафриканское побережье в целом весьма плохо подходит для длительного существования здесь большого и могущественного государства. К слову, даже сегодняшний Тунис сельскохозяйственной продукции производит недостаточно и вынужден её импортировать. А ведь старинные летописи рассказывают о НЕОБЫЧАЙНОМ БОГАТСТВЕ карфагенского царства!
В конце концов, обнаружив не слишком большую плодородную долину между двух столь же небольших африканских рек, начали впоследствии уверять, будто одной этой долины достаточно, чтобы обеспечить длительное существование мощного государства, соперничавшего даже с античным Римом. Дескать, выдающееся политическое значение обеспечило государству «его несравненное положение, одинаково благоприятное и для торговли, и для земледелия, почти на самой середине длинной и бесплодной линии североафриканского берега».
В общем, версия (всего лишь версия XVII столетия!) с течением времени застыла, вошла в литературу и в учебники. Поздно было что-то менять.
А когда уже написаны объемные «научные» труды и явлены свету разного рода диссертации «на тему и около», у любой версии появляются яростные, до пены у рта, защитники и апологеты, кровно заинтересованные в поддержании «устоявшегося исторического порядка»…




Если коротко, то вся история выглядит примерно следующим образом.
Основанный как финикийская колония, Карфаген через несколько веков после своего основания превратился в самый влиятельный город на африканском побережье. Со временем он взял власть над другими бывшими финикийскими территориями и стал столицей крупнейшей колониальной державы Западного Средиземноморья. К третьему веку до нашей эры карфагенское государство подчинило себе Южную Испанию, Северную Африку, запад Сицилии, Сардинию, Корсику…
Таким был Карфаген к моменту развязывания Пунических войн и конкретно к первой схватке с Римом, начавшейся ради обладания Сицилией. Латинское название финикийцев-карфагенян — Poeni или Puni, отсюда: Пунические войны.
После поражения в Первой Пунической войне карфагенская держава была полностью вытеснена с Сицилии, а затем лишилась Сардинии и Корсики. Однако члены семьи Баркидов (это условное обозначение аристократического рода, представители которого занимали высшие государственные и военные посты в Карфагене) Гамилькар, а затем и его зять Гасдрубал смогли завоевать значительные территории на Пиренейском полуострове. Тем самым обеспечив приток финансов в метрополию и новых воинов для карфагенской армии.
Во время Второй Пунической войны сын Гамилькара Ганнибал Барка, перейдя со своим войском через Альпы, нанёс римлянам несколько чувствительных поражений, однако, не получая должной помощи от Карфагена, в итоге был изолирован на юге Италии — можно сказать, на самом носке итальянского «сапога». После потери Испании и высадки римского консула Сципиона в Африке, в ходе битвы при Заме, пунийцы потерпели очередное поражение и были вынуждены подписать крайне невыгодный мир, лишивший их всех заморских владений.




В 146 году до нашей эры в результате Третьей Пунической войны Карфаген был полностью разрушен, а всё его 700-тысячное на тот момент население поголовно уничтожено или продано в рабство. На землях, окружавших руины Карфагена, была образована римская провинция Африка, управляемая проконсулом из Утики (это тоже древний город на территории современного Туниса, к северо-западу от Карфагена).
Да, совсем забыл. Еще нужно рассказать о том, как основали Карфаген. По красивой, как водится, легенде, передаваемой «многими античными авторами», опальная финикийская царица Элисса (в некоторых источниках она упоминается под прозвищем Дидона из-за того, что проделала долгий путь) бежала из Тира — изначального центра древнейшей финикийской цивилизации. Там произошла почти древнегреческая трагедия: брат Элиссы Пигмалион убил ее мужа.
Финикийцы — известные мореплаватели, и Элиссе не составило труда добраться из Тира (нынешний южный Ливан) до северного Туниса. Там она успешно провела переговоры с местными берберами, и здешний вождь Иарбант разрешил ей купить земли столько, сколько покроет одна шкура быка. Видимо, крепко подкованная в геометрии Элисса не только выбрала быка покрупнее, но и нарезала из его шкуры тоненьких ремешков. Ими царица обозначила изрядный круг, внутри которого запросто построилась цитадель, имя которой Бирса: «шкура» значит.
Хотя – встречал я и такое вполне обоснованное мнение — скорее всего это ложная этимология, а в действительности название цитадели Карфагена происходит от созвучного слова в одном из семитских языков со значением «скала» или «крепость».
Заглянем по пути в Википедию: ну-ка, что там о Бирсе написано? А написано, конечно же, следующее: Бирса — цитадель Карфагена, располагавшаяся на одноимённом холме. До наших дней дошла в виде руин, ГЛАВНЫМ ОБРАЗОМ РИМСКОГО ВРЕМЕНИ…




Отсюда, собственно, и начинаются все забавные моменты. Можно, конечно, разинув рот, внимать гидам и восторгаться красивым легендам, которые почему-то с удивительным постоянством повторяются из страны в страну. У «многих античных авторов», видимо, с фантазией было как-то не слишком. Ведь практически все то же самое я, например, слышал в той же Турции: бычья или воловья шкура фигурирует в повествованиях о том, как турки получили свою долю земли.
И в болгарском народном предании первый болгарский князь Константин получил от самого Христа «столько земли, сколько покроет шкура вола» — царь также режет шкуру на ремни и создает Болгарское царство.
В рассказах Н.М.Пржевальского есть такая же легенда, которую ему поведали в Тибете: во времена весьма давние пришел будто бы на границу Тибета какой-то ян-гуйза с тем, чтобы пробраться внутрь страны, но его туда не пустили. Тогда он попросил, чтобы ему продали кусок земли, равный бычьей шкуре. Тибетцы согласились на это и взяли деньги. Ян-гуйза изрезал кожу на тонкие ремешки и обвел ими большое пространство земли, которое оспаривать у него никто не мог (с тех пор тибетцы и стали бояться хитрых европейцев).
Схожий сюжет отмечен в Хиве. В туркменской легенде говорится о том, как Хазират Полван-ата сумел обманным путем потребовать у царя Индии столько людей, сколько поместится на коровьей шкуре: разрезав шкуру на тонкие ремешки, он окружил большую территорию, где разместил много людей, которых потом и отвел в Хорезм.
В общем, сюжет о плутовстве с землей при помощи ленты, нарезанной из шкуры — с помощью чего люди осваивают земли и закладывают новые города — повторяется очень часто и во многих странах.




Что еще мы знаем о Карфагене? Если верить хроникам (как вы помните, они все сплошь более позднего времени, греческие или римские), то воевать карфагеняне не любили, им больше нравилось торговать, договариваться, наращивать экономическое превосходство. Совсем недурственное качество, кстати, не находите?
Тем не менее, между делом они захватили все, что лежало вокруг Средиземного моря и внутри него, а также немалую часть Испании — ну, надо понимать, это совершенно безо всякого удовольствия, а исключительно выгоды для…
Потому что, кроме передового флота, у Карфагена была мощная армия и великие полководцы: Гамилькар, Гасдрубал, Ганнибал, Магон. И помните, наверное, как карфагеняне удивляли тех же римлян боевыми слонами — что даже зафиксировано в современной компьютерной игре «Цивилизация».
Однако все войны с Римом они почему-то успешно продували, если судить по «сухому остатку».


После Второй Пунической войны, к примеру, по условиям весьма тяжкого мирного договора Карфаген не мог проводить собственную внешнюю политику, не мог вооружаться. Ко всему прочему была назначена какая-то фантастическая контрибуция, распределенная на пятьдесят лет. Римляне, по сути, не стали «убивать курицу», несущую золотые яйца. А просто сделали все, чтобы ей, курице то бишь, невозможно было поднять голову и «встать с колен».
В целом же, после первых двух поражений в войнах, карфагеняне в результате выторговали вполне приемлемые условия и смогли не просто восстановиться, но и развиваться дальше.
И тут произошла крайне интересная штука. Контрибуцию Карфаген выплатил уже через десять лет и даже упорно укреплялся, формально не нарушая договора с Римом. В этом и убедился тот самый Марк Порций Катон Старший, который в составе делегации прибыл в Карфаген для разрешения какого-то международного конфликта, как и предписывал мирный договор.
И что же там увидел Катон? А увидел он полнейшее процветание — высотные, в шесть и семь этажей, каменные дома, канализацию, подведенную практически ко всякой квартире. Огромный рынок, где оптом и в розницу торгуют чем угодно: здесь дешевое оливковое масло, свежая рыба, любое мясо в изобилии, а также золото, драгоценные камни, отменная керамика, которая в Риме доступна только патрициям.
Там, в Карфагене, в это же самое время заключали крупные торговые сделки, в сундуках менял оседали монеты разных государств, рудники исправно поставляли серебро, медь и свинец, со стапелей сходили корабли…
Побывал Катон и в провинции, где смог увидеть тучные нивы, пышные виноградники, сады и оливковые рощи. При этом имения карфагенской знати ничем не уступали римским, а подчас и превосходили их по роскоши и великолепию убранства.
И это они проиграли войну?!!!
В общем, Катон Старший разозлился не на шутку, серьезно, до паранойи. И каждую речь в римском сенате он с тех пор заканчивал тем самым крылатым выражением: «Карфаген должен быть разрушен»!




Давайте теперь заглянем еще в одно описание этого великолепного города древности. И будем читать внимательно, ибо это важно:
«Очень быстро Карфаген превратился В ОДИН ИЗ САМЫХ КРУПНЫХ И БОГАТЫХ ГОРОДОВ античного мира. В период расцвета его население достигало МИЛЛИОНА ЧЕЛОВЕК. У подножия Бирсы находился форум — площадь, куда сходились три улицы, застроенные шести- и семиэтажными домами, в них жили, как сказали бы мы сейчас, «представители среднего класса». Далее шли прямые улицы СО СТОЛЬ ЖЕ ВЫСОКИМИ ЗДАНИЯМИ, разбивавшие город на правильные прямоугольники…
На перешейке, отделявшем город от материка, финикийцы возвели ТРИ РЯДА СТЕН ВЫСОТОЙ 15 И ТОЛЩИНОЙ 10 МЕТРОВ. В мощных (четырех- и пятиэтажных) башнях, удаленных одна от другой на расстояние полета стрелы, сооружены ПОДВАЛЫ, УХОДИВШИЕ ПОД ЗЕМЛЮ НА ДЕСЯТИМЕТРОВУЮ ГЛУБИНУ. Со стороны же моря Карфаген был защищен одной стеной. В черте города размещались казармы для 20 тысяч пехотинцев и 4 тысяч всадников, находились конюшни для 4 тысяч лошадей и для 300 слонов — «тяжелых боевых машин» карфагенской армии (замечу в скобках, что ни одного слона в Тунисе я почему-то так и не увидел, хотя объехал практически всю страну с востока на запад и с севера на юг).
Залив перегораживала дамба, в которой для судов был проделан проход шириной 30 метров. Она отделяла от моря торговый порт с хорошо оборудованными причалами. Узким каналом торговая гавань соединялась СО СПЕЦИАЛЬНО ВЫРЫТЫМ ВОДОЕМОМ ПЛОЩАДЬЮ ОКОЛО 10 ГЕКТАРОВ, ПРЕДСТАВЛЯВШИМ СОБОЙ ВОЕННЫЙ ПОРТ. В нем могли разместиться 220 крупных кораблей… По периметру гавани было расположено более 200 домов. В центре ее, на насыпном острове, располагались верфи и резиденция наварха, которому подчинялось все в порту, из окон резиденции он мог наблюдать за происходящим в гавани и у причалов. Здание увенчивалось башней, откуда подавали сигналы кораблям».
Тут мы прервем цитирование и «поверим на слово», что действительно именно здесь, в Африке, находилась величественная столица могучего карфагенского царства.
В таком случае следует, наверное, ожидать, что в «плодороднейшей долине» (как написано в источниках) остались какие-то заметные следы огромного миллионного города? Старые сооружения, грандиозные развалины и прочие следы великой цивилизации?
Но как бы не так! «От знаменитых карфагенских храмов НЕ ОСТАЛОСЬ НИЧЕГО» — сообщает нам весьма известная в недавнем прошлом Энциклопедия Брокгауза и Ефрона (универсальная энциклопедия на русском языке, со свободной манерой изложения, изданная в Российской империи акционерным издательским обществом Ф.А.Брокгауз — И.А.Ефрон в 1890-1907 годах).
И от самого Карфагена, как вы уже знаете, тоже ничего не осталось.




Пришлось, конечно же, придумать объяснение: Карфаген столько раз «безжалостно разрушался». Чего же тут ожидать?
«После последнего римского штурма в 146 году до нашей эры руины Карфагена горели 17 суток. А после того, как пожар кончился, развалины Карфагена были стерты с лица земли. Место, на котором стоял город, распахано, посыпано солью и проклято. Так пришли к концу своего долгого пути финикийцы в Африке».
Если верить той же Энциклопедии, то Карфаген «200 лет оставался в развалинах, пока первый Фатимид вновь не населил его. Новый город уже не мог подняться до первоначальной высоты; удобствами положения воспользовался Тунис. Прославленные в древности гавани Карфагена сделались негодны, так как засорились песком. Городок, состоявший в XVI веке ИЗ ОДНОЙ МЕЧЕТИ, ШКОЛЫ И 25-30 ЖИЛИЩ ДЛЯ НЕСКОЛЬКИХ СОТ ОБИТАТЕЛЕЙ, был разрушен испанцами, и теперь на месте этого «Лондона древности» — три бедных арабских деревеньки: Сиди-бу-саид, Дуар-ем-шат и Малка, а на месте Бирсы возвышается церковь в честь погибшего здесь св. Людовика, короля французского. При нем музей пунических древностей, основанный в шестидесятых годах стараниями кардинала Лавижери».
Итак, никаких следов прежнего величия летописного Карфагена в Северной Африке попросту нет. В более или менее достоверной истории, начиная с XVI века, мы обнаруживаем здесь лишь «небольшой городок» с населением в несколько сот жителей и одной мечетью. Удобных гаваней нет.
Каково?!
ТРИ БЕДНЫЕ АРАБСКИЕ ДЕРЕВУШКИ, жилищ всего 25–30, скудный крестьянский быт. Разве что имеется музей, организованный здесь европейцами в девятнадцатом веке в память о якобы великом «античном» прошлом этих мест.
Археологические работы на месте «великого африканского Карфагена» начались лишь в 1817 году. Копали потом в следующем веке, не слишком активно копают и сегодня. Но ничего особенного не обнаружили до сих пор.
Ну да, есть здесь какие-то надписи, которые историки интерпретируют как связанные с Карфагеном. Однако такие надписи вовсе не доказывают, что именно тут находилась метрополия Карфагена. Грандиозный Карфаген древности вообще-то имел много колоний, разбросанных по всему миру. И в каждой из них хранились какие-то карфагенские документы, переписка, могли иметься соответствующие надписи на стелах, плитах, колоннах. Найдя в Северной Африке карфагенские тексты и монеты, явно не следовало делать поспешный вывод, будто наконец-то нашли метрополию.
Никаких археологических следов могучего Карфагена, достойных пышных летописных описаний, здесь нет и в помине. Такие полуразрушенные остатки каких-либо средневековых фундаментов, которые показывают туристам, можно найти практически где угодно — в Европе, Азии, Америке, в других регионах той же Африки.




А отождествление невзрачных тунисских руин с «летописными карфагенскими» целиком и полностью основано, как мне представляется, на ошибочной географии и хронологии.
Изучая письменную историю, нужно постоянно помнить, что слова, имена и самое главное – географические названия могли со временем менять свой смысл. Одно и то же слово могло означать в разные исторические периоды совсем разные вещи. Кроме того, многие географические названия – как ни странно это прозвучит! — перемещались по карте с течением времени.
Географические карты и названия на них застыли лишь с началом эры книгопечатания, когда появилась возможность распространять много одинаковых экземпляров одной и той же карты. А до того момента каждая карта была совершенно уникальна.
К тому же, в древних текстах названия и имена сплошь и рядом писались без огласовок – лишь в виде своего рода основы из согласных. То есть в большинстве случаев гласные при чтении текстов добавлялись, что называется, по памяти. Естественно, с течением времени некоторые гласные путались, забывались, заменялись на другие.
Вот и представьте теперь, насколько неоднозначно можно сегодня перевести на современный язык древний текст, состоящий из одних согласных. Тем более, когда слово, допустим, является сокращением более длинного выражения.
Конечно, огласовка обыденных, часто повторяющихся слов более или менее однозначна. А вот если в древнем тексте появляется сочетание согласных, обозначающее название города, местности, страны, реки? Тут могли возникать самые разнообразные огласовки, иногда кардинально меняющие смысл текста.
И если проанализировать старые европейские или, скажем, скандинавские географические карты, мы можем неожиданно обнаружить, что раньше Африкой называли некоторые области Европы и Азии. По сути, название перемещалось по старинным картам на весьма большие расстояния. Пока, наконец, не застыло на нынешнем месте уже в эпоху создания современной версии истории.
Вот где, как вы полагаете, располагалось название «Африка» на карте в Средние века, если там жили многие европейские и азиатские народы?
Не удивляйтесь, но армяне, оказывается, жили в Африке.
И была африканская Германия.
И была африканская Албания.
Скифия находились не где-либо, а в Африке.
Царьград – Константинополь – нынешний Стамбул тоже иногда считали расположенным в Африке. Византия, соответственно, располагалась там же!
Уже после, с началом книгопечатания, названию «Африка» отвели лишь современный Африканский континент, а все предыдущие европейские и азиатские «Африки» были забыты.
Так что, строго говоря, географы и археологи, сбитые с толку историками, имели все основания ОШИБОЧНО переместить — на карте, на бумаге! – реальный Карфаген (где бы он ни располагался на самом деле) в том числе и в современную Африку…
Помните, что там дальше произошло с Карфагеном?
Римляне обвинили карфагенян в нарушении договора и объявили им очередную, третью по счету, войну. Это была «война на уничтожение». В течение трех лет римляне вели осаду городских стен Карфагена, ПРОТЯЖЕННОСТЬ КОТОРЫХ СОСТАВЛЯЛА 30 КИЛОМЕТРОВ, А ВЫСОТА В НЕКОТОРЫХ МЕСТАХ ДОСТИГАЛА 15 МЕТРОВ.
Осаду начали в 149 году до нашей эры и держали ее до 146 года. Постепенно силы защитников таяли, и в конце концов римляне ворвались в город. Уличные бои шли шесть дней и шесть ночей. Карфагеняне защищали стену за стеной, улицу за улицей, дом за домом, комнату за комнатой. Огонь, как писал греческий историк Аппиан, перекидывался с одного дома на другой.
Из рушащихся зданий «вместе с камнями вываливались на середину улиц вперемежку и мертвые, и живые… Другие же, сбрасываемые и падавшие с такой высоты вместе с камнями и горящими балками, испытывали огромные страдания, ломая кости и разбиваясь насмерть… Люди, точно мусор, заполняли рвы».
Кавалерия скакала по трупам и раненым.
Из 700 тысяч жителей, насчитывавшихся в Карфагене к началу осады, в живых остались 50 тысяч, которые были обращены в рабство.
На десять дней Карфаген был отдан на разграбление, а потом снесен с лица земли.
«Тяжелые римские плуги вспахали то, что осталось от его улиц и площадей, в землю бросили соль, чтобы не плодоносили больше карфагенские поля и сады».
Карфаген был разрушен до основания и предан проклятию, на месте города запрещалось селиться кому бы то ни было.


Те, кто привык механически принимать на веру все то, что выдают «ученые мужи» и чем заполнены их умные толстые труды, написанные «научным» языком, могут дальше не читать.
Но лично я рабскому следованию «авторитетам» давно уже предпочитаю здравый смысл и логику. Да и имеет смысл вспомнить, как в недавнем прошлом, буквально на нашей памяти, с таким грохотом рушились всяческие «столпы» и «авторитеты» (например, марксизма-ленинизма). Близкие к нам по времени события неожиданно получали совершенно иное толкование. А штампы и устоявшиеся правила сдувало «ветром перемен» с такой скоростью, что можно только диву даваться.
Вы думаете, с так называемой «древней» историей не может происходить то же самое? Еще как может!
Люди склонны полагать – не вдаваясь в тонкости – что основой для безапелляционных суждений историков служит нечто достоверное. Раз те указали «точные-преточные» даты, вплоть едва ли не до часов и минут, то все именно так и тогда случилось.
Но жизнь сплошь и рядом преподносит абсолютно другие уроки. Летописи, относимые исторической наукой, допустим, к римскому периоду, на самом деле оказываются либо позднейшими копиями, либо вообще плохими компиляциями нескольких других (чаще всего «утраченных») исторических трудов.
Сидел какой-нибудь книжник где-нибудь в монастыре и от нечего делать марал бумагу своими высокомудрыми соображениями относительно событий, участником которых он вовсе не являлся. Такие специфические граждане, как известно, знают об иных событиях далекого прошлого гораздо больше, нежели современники описываемых событий, даже оставившие воспоминания!
И нынешние ученые мужи тоже сплошь и рядом не допускающим возражений тоном заявляют в своих книгах примерно следующее: «в хрониках ошибочно утверждается»…
Ясен пень, из нашего века гораздо лучше видно, что там и как происходило в древние времена!
Наконец, с чего вы взяли, что в древности совсем не существовал такой популярный ныне жанр, как фантастика?! Приврать современные борзописцы (и, конечно же, политики!) очень даже любят. Так неужто наши, не столь просвещенные, предки этим не страдали? Подозреваю, что их мир был в этом смысле едва ли не веселее нашего! Фантазия у некоторых могла разыграться не на шутку, а возможностей перепроверить было гораздо меньше.
Вот и верили всему написанному, а потом еще и многократно переписывали друг у друга, добавляя свои собственные выдумки и предположения.
А потом выдавали все за «чистую монету»!
Впрочем, чего уж там, в наше время положение не слишком поменялось. Добавились разве что еще сугубо «шкурные» интересы людей, составивших себе научную карьеру на определенных интерпретациях событий далекого прошлого.
Ну так вот, давайте попробуем теперь представить себе эту картину: город, в котором проживало миллион (!) жителей, пускай даже и превращенный в руины после штурма, «перепахали тяжелыми римскими плугами»…
А как же фундаменты «шести-семиэтажных домов»? А «тридцать километров 15-метровых стен толщиной в 10 метров», расположенных ко всему прочему в три ряда? А подвалы, «уходившие под землю на десятиметровую глубину»?
Пахали, надо полагать, прямо по ним? Как и, самое главное, чем?
Я так и вижу суровых римских легионеров, управляющих мощными бульдозерами и «Кировцами» с «тяжелыми римскими плугами». Которые длинными проходками сносят к чертовой матери окружающие развалины, вырывают из земли вековые фундаменты, а потом еще посыпают все это солью. Требуемое количество соли прямо тут же подвозят длинные эшелоны по узкоколейке, проложенной от ближайшего соленого озера…
Сколько же соли потребовалось, чтобы потом на всей территории огромного города «не плодоносили больше карфагенские поля и сады»?!!!
Вы хорошо представляете себе, что такое город с населением в миллион жителей?
А это, между прочим, казахстанская «северная столица» Нур-Султан (Астана), занимающая площадь около 800 квадратных километров.
Или это город Волгоград, с площадью территории почти 860 квадратных километров. И город Пермь, тоже площадью более 800 квадратных километров. Это Уфа или Воронеж, Самара или Омск, Красноярск или Ростов-на-Дону – в каком-нибудь из них кто-то из читателей наверняка даже бывал. Размеры территории, которую нужно «перепахать» и «засыпать солью», можете представить?
Стоит еще вспомнить, на минуточку, что в древности все сооружения (тем более оборонительные) строили немного попрочнее, нежели хрущевские пятиэтажки в недавние времена. Известно немало случаев, когда действительно старые постройки – не только церкви и монастыри – пресловутые большевики не могли «сковырнуть» даже с помощью динамита. Про прочность кладки стен и фундаментов дореволюционных сооружений знает каждый, кто хоть немного интересовался вопросом – остовы этих зданий, неподвластные векам, можно найти в любом из перечисленных городов. И прочность старого кирпича, кстати сказать, на порядок превосходила современный.
Так что усилия, которые были необходимы для того, чтобы ликвидировать какую-нибудь действительно древнюю постройку, зачастую превосходили возможности советского периода.
Про целесообразность таких действий я уже не говорю.




Но историки продолжают фантазировать дальше. Оказывается, лет через 100 после разрушения Карфагена (а если верить Энциклопедии Брокгауза и Эфрона, то через 200) небезызвестный Юлий Цезарь решил основать на месте города колонию, но этим планам суждено было осуществиться только после его смерти. Римские инженеры «убрали около 100 000 кубических метров земли, разрушив вершину Бирсы, чтобы выровнять поверхность и уничтожить следы прошлого».
Правда, тут же напрашивается вопрос: как так, разве до сих пор эти следы не уничтожили? Чем тогда вообще занимались сто или там двести лет назад?!!!
И вот на том же самом месте были возведены новые храмы и красивые общественные здания. И опять через какое-то время Карфаген стал одним из самых роскошных городов Римского мира, вторым по величине после Рима городом Запада. Для удовлетворения потребностей теперь уже 300 000 жителей города были построены: цирк на 60 000 зрителей, театр, амфитеатр, термы и 132-километровый акведук…
Ну-ну, и «полную рекультивацию» испорченной солью почвы тоже, надо думать, скоренько произвели мастеровитые римские химики-мелиораторы? Или же предыдущие разрушители, старательно засыпавшие всю округу солью — «чтобы во веки веков ничего не росло» — все-таки схалтурили? Об этом историки почему-то умалчивают.
А про историю Карфагена осталось рассказать совсем немного. К началу пятого века уже нашей эры Римская империя стала переживать упадок, то же самое происходило и с Карфагеном. В 439 году город был захвачен и разграблен вандалами, а впоследствии завоевание города византийцами на время приостановило его окончательное падение. Потом в 698 году Карфаген (или как он тогда назывался?) взяли арабы, а его камни «послужили материалом для строительства города Туниса». Арабам, надо полагать, в отличие даже от дикарей-вандалов, уже построенный ранее город оказался ни к чему? Захотелось, видимо, построить что-то сугубо свое, арабское…
И еще процитирую:
«В следующих столетиях мрамор и гранит, когда-то украшавшие римский город, были разграблены и вывезены из страны. Позднее их использовали для строительства соборов в Генуе, Пизе, а также Кентерберийского собора в Англии».
Во как! В самом деле, чего это я заладил: где остатки «великолепного могучего Карфагена», куда все делось?
Тебе ж сказали: в Англию вывезли! Вместе с римскими обломками.
Своих каменоломен в тогдашней Англии было, судя по всему, недостаточно? И поближе – например, в Европе – никаких подходящих развалин под рукой тоже не оказалось? Пришлось возить обработанный (но побитый) камень из Африки — тот, который местным арабам не пригодился…
Чего еще из Африки-то возить, ведь правда же?




Не хочу никого обидеть, но как мне представляется, не было в африканском государстве Тунис никакого Карфагена. Не тянет это место на то, чтобы размещался здесь когда-то один из величайших городов древнего мира. Тот самый, который несколько столетий боролся с Римом и едва не сокрушил самую мощную державу античного прошлого. По словам римского историка Тита Ливия, «за этой борьбой сильнейших на земле народов следили все племена и цари». Еще бы — ведь речь шла о мировом господстве!
Честно заявляю: я не знаю, где НА САМОМ ДЕЛЕ находился летописный Карфаген. Конечно, кое-какие соображения по этой части у меня имеются, но изложение их потребует еще столько же места, как и все вышесказанное (если не больше). А размеры любой публикации имеют свой предел. Замечу только, что существуют достаточно интересные исследования, а также аргументированные версии по данной теме. Некоторые из них кажутся очень даже убедительными. В общем, кому интересно – информацию можно поискать самостоятельно.
История современного Туниса, естественно, овеяна былой славой великолепного Карфагена и в немалой степени базируется именно на ней. Но если убрать эту «подпорку», значит ли, что поездка сюда станет малоинформативна и неинтересна?
Нет, конечно же!
Во-первых, в стране есть на что посмотреть и помимо развалин. Во-вторых, при внимательном подходе имеющиеся руины и вся окружающая местность могут дать немалую «пищу для ума» и преподнести весьма неожиданные сюрпризы.
В связи с тем, что следы Карфагена в пригороде столицы Туниса самые что ни на есть минимальные (по понятным причинам), туристам волей-неволей показывают вообще все «имеющееся в наличии», вплоть до достаточно топорно сработанных новоделов. Иными словами, из запасников извлекают даже то, что историкам показывать публике совсем не хотелось бы.
Организованных туристов в столицу Туниса привозят большими автобусами и осматривают они обычно основные места раскопок на холме Бирса. То есть, на том самом холме, который якобы был опоясан ремешками из бычьей кожи и с которого все начиналось.
Потом они едут смотреть термы Антонина, самые большие римские бани в Северной Африке. Гиды обязательно расскажут, что когда-то эти термы были высотой почти 30 метров, длиной более 200 метров, а теперь от них остался лишь нижний этаж и пара высоких колонн, ставших эффектной визитной карточкой Карфагена (хотя колонны явно новодельные — как минимум наполовину).
Для особо придирчивых рядом с точками, откуда открывается наиболее выигрышный вид на раскопки, установлена информационная доска с планом реконструкции, призванная неназойливо сообщить: видите, мол, никаких загадок для нас, историков, тут не осталось.
Сохранилось от терм, прямо скажем, немногое (и не совсем понятно, какое отношение римский император Антонин Пий имел к этому сооружению), но о величине постройки можно судить по кропотливо созданному макету, расположенному на смотровой площадке.








Зато здесь можно спуститься вниз и побродить посреди развалин, занимающих площадь более 300 квадратных метров. Термы (а термы ли вообще?) были когда-то украшены колоннами из мрамора, известняка и гранита разных цветов. И дело в том, что на этой территории, среди аляповатых конструкций из необработанных камней и так называемого «римского» бетона, можно увидеть артефакты, совсем не вписывающееся в официальную версию истории.
Как и среди экспонатов Египетского национального музея — я писал о них в своем очерке «Пирамиды в моем рюкзаке (Египет глазами казахстанца)» — мы обнаруживаем следы деятельности как будто не одной, а двух принципиально разных цивилизаций. Одна из них свободно обращалась с огромными глыбами камня, с твердым гранитом, долеритом, базальтом, а возможности другой как раз полностью сопоставимы с примитивным уровнем технологий древности.
Я без малого четверть века был непосредственно связан с обработкой природного камня и работал в камнерезной мастерской, а также бывал на современных комбинатах подобного профиля в разных частях бывшего СССР. И именно поэтому мне не понятно, как древние мастера могли ТАК обрабатывать гранит и другие твердые породы — а обломки циклопических колонн правильных круглых форм, с идеальной шлифовкой и полировкой, недвусмысленно об этом говорят! На территории терм встречаются они в нескольких местах, к ним можно свободно подойти и рассмотреть.
Но ведь не было у древних ни необходимых инструментов, ни технологий, доступных нам сегодня! Медным и даже бронзовым инструментом такие колонны сделать невозможно.
Если верить утверждениям историков, эти колонны создавали римляне и добивались подобного результата с помощью ручного труда. Имея при этом в своем распоряжении лишь каменные, медные и бронзовые инструменты и постепенно скалывая ими кусочки материала.
Но вот беда — для подобной обработки твердого гранита ни медный, ни бронзовый инструмент не подходит. Стачиваться будет сам инструмент, а вовсе не гранитный блок, из которого делают колонну.
Некоторыми твердыми породами природного камня кусочки гранита, конечно, скалывать можно. Однако при этом, во-первых, образуются характерные следы скалывания. А во-вторых, получать столь простым способом такие идеальные по форме колонны «древние римляне» никак не могли. Для этого нужно что-то наподобие гигантского токарного станка.
Строго говоря, это вообще непосильная задача для достаточно примитивного в технологическом отношении общества, каким рисуют сегодня историки и древний Карфаген, и древний Рим.






А от совершенства поверхности на некоторых обломках невольно приходишь в изумление. Колонны настолько ровные, что складывается полное ощущение изготовления их на самом современном камнеобрабатывающем заводе. Эти поверхности, несмотря даже на эрозию и повреждения, сохранили следы не только шлифовки, но и полировки высочайшего уровня! Для получения того же результата в наши дни нужны не только тросовая или дисковая пила с алмазным покрытием и специальный полировальный станок, но и другие специализированные станки на пределе возможностей современного машиностроения.
Ничего тут не решает «рабский труд» (такая версия звучит частенько), где можно убивать десятилетия на одну, допустим, подобную колонну.
Одно из двух: либо то древнее государство было совсем не примитивное, либо это делали вовсе не «древние римляне». А кто-то по развитию гораздо выше даже нашего современного общества.
Фрагментов разрушенных колонн из твердого камня с идеальной обработкой поверхности на территории терм относительно немного. А основную массу составляют колонны из мрамора и известняка, сработанные на более примитивном уровне – и уже явно вручную. Вот это как раз было по силам древним римлянам: мрамор такой материал, который при усердии и определенных трудозатратах вполне поддается ручной обработке. Но даже на таком «технологичном» материале строители не смогли добиться совершенства. Более поздние колонны (которых и сохранилось больше) уже не блещут ни пропорциями, ни качеством конечной обработки и полировки.
Впечатление складывается такое, что прилежные ученики старательно пытались повторить творения мастеров. Но у них получилось, как получилось: на «двоечку с плюсом»…
А ко всему прочему, на более древних колоннах кое-где присутствуют другие свидетельства потрясающих возможностей неизвестных мастеров-камнерезов: просверленные в граните отверстия! Не ясно, каким образом можно было сразу получать с помощью сверлильного инструмента почти совершенно ровную, как бы обработанную поверхность — при ручном сверлении добиться этого невозможно в принципе.
Да и как резали в данном случае гранит, за счет какого усилия? Какой материал инструмента мог выдержать то усилие, которое потребовалось бы, чтобы резать весьма твердый материал? Какой прочности должен был быть инструмент, способный проделать такую работу? А главное — откуда подобные технические возможности могли быть у «древних римлян»?
Что интересно, практически теми же самыми вопросами я задавался, разглядывая некоторое время назад и удивительные артефакты Древнего Египта.




Обработку твердого камня на таком уровне, как это встречается на некоторых фрагментах разрушенных колонн в термах Антонина, можно осуществить исключительно при наличии весьма развитых технологий. Которые позволяют легко обрабатывать твердый гранит, придавая ему при этом идеальную круглую форму. А при необходимости еще и сверлить в нем геометрически правильные отверстия. Получается, такие инструменты у древних строителей были. И результаты их работы способны сбить с толку даже современных специалистов.
Соответственно, ответ на вопрос: как именно делали эти колонны — нужно искать за пределами примитивных методов строительства. Тогда возникает новый вопрос: КТО же их делал?
Сдается мне, что римляне построили свои термы на обломках более древнего — и гораздо более совершенного! — сооружения, относящегося к мегалитической культуре, о которой мы знаем сегодня чрезвычайно мало. Возможности той исчезнувшей цивилизации, что очевидно, намного превосходили даже наши сегодняшние возможности…
И не менее интересные артефакты, к слову, можно встретить на холме Бирса, если побродить там среди выставленных на заднем дворе экспонатов «Музея Карфагена». Среди достаточно примитивных поделок, выдолбленных вручную из мрамора и известняка, можно найти предметы, сделанные скорее всего в технике каменного литья (тоже метод, утраченный нашей цивилизацией, но, судя по всему, активно применявшийся в прошлом).
Вот, например, скульптура коня с отбитыми ногами и хвостом, а также отсутствующей головой – что позволяет зато увидеть принцип его изготовления и сборки. На скульптуре присутствуют специфические и весьма технологичные «монтажные отверстия», доступные сейчас обозрению. Отверстие под крепление хвоста чем, интересно, сверлили — тоже медным сверлом и вручную? Но зачем, спрашивается, такие сложности?
Я раньше считал, что подобные статуи делались в далеком прошлом обязательно из цельного камня. А здесь прямо конструктор «LEGO» какой-то: голова отдельно, хвост тоже крепился отдельно на своего рода штифте…




И подобных необычных артефактов в Тунисе, поверьте, много.
Даже без фантазийных историй об «африканском Карфагене» тут есть на что обратить внимание, есть к чему присмотреться…
Вообще вся история тунисского Карфагена, как мне представляется – один большой африканский мираж.
Именно такой мне довелось увидеть буквально через несколько дней, когда пути-дороги привели нас на юг Туниса, в грандиозную пустыню Сахара. Там, во время поездки на джипах посреди бесконечных песчаных дюн, немного правее по курсу нашего движения неожиданно открылось удивительное, завораживающее и манящее зрелище. Целое море воды, которой на самом деле тут попросту не могло быть! Ведь на сотни километров вокруг простирались только одни барханы. И еще висело над головой палящее без устали солнце.
Но мираж упорно колыхался у линии горизонта. Казалось, до него, до этого несуществующего моря, буквально рукой подать. Стоит только захотеть – и ты уже будешь там, на его лазурном берегу.
Потребовалось некоторое усилие, чтобы оторвать от этого заманчивого зрелища взгляд и начать снова смотреть на дорогу…

Дмитрий Фефелов,
октябрь 2019 г.

Комментарии (1)

RSS свернуть / развернуть
+
1
+ -
avatar

bulava61

  • 2 октября 2019, 11:29
Как всегда интересно и лаконично, хотя мало тянет на путешествие, больше на историческое исследование. Следующая поездка будет на Чудское озеро? Ведь там тоже не всё в порядке с историей — рыцари тонули в озере в апреле, проломив лёд. Купался там недавно, утонуть проблематично, слишком мелко, тем более у берега. А если хорошо и глубоко капнуть историю, то возникает куча вопросов и нестыковок — хватит ли Вам времени побывать во всех местах и вывести историков на чистую воду? Впрочем, удачи Вам!

Внимание!

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии непосредственно на сайте. Советуем Вам зарегистрироваться (это займёт 1 минуту) и получить тем самым множество привилегий на сайте!

Можно также оставить комментарий через форму "ВКонтакте" ниже, но при этом автор публикации не получит уведомление о новом комментарии.