Маршрут выходного дня. Усадьбы Шахматово, Боблово, Тараканово - музей-заповедник Александра Блока / Дружеский гид / Автотуристу.РУ - автопутешествия и автотуризм: отчёты, трассы и дороги, в Европу на машине, прокладка маршрута! 

Авторизация

Зарегистрироваться

Войти или Зарегистрироваться        Мобильная версия

Маршрут выходного дня. Усадьбы Шахматово, Боблово, Тараканово - музей-заповедник Александра Блока

Три подмосковные усадьбы — Шахматово, Боблово, Тараканово — объединены именем Александра Блока. Летний дом в Шахматово был построен дедом поэта А.Н. Бекетовым – профессором ботаники Санкт-Петербургского университета. Участок в этих местах он приобрел по совету своего коллеги Д.И. Менделеева, который на летние месяцы также перебирался в подмосковную усадьбу – Боблово, в нескольких верстах от Шахматово. А в церкви села Тараканово, находящегося между этими двумя усадьбами, венчались внук выдающегося ботаника и дочь гениального химика – Александр Блок и Любовь Менделеева.
Этого исторического бэкграунда вполне достаточно, чтобы отправиться в очередной маршрут выходного дня, но какие там еще прекрасные виды!

Отправляясь в музей-заповедник Блока, я не могла подавить в себе некоторые сомнения: практически все постройки в трех усадьбах – восстановленные в 1990-2000 годы, сохранились единичные мемориальные предметы в экспозициях. Но Шахматово – это очень удачный пример деликатного, грамотного, органичного, точного воссоздания буквально с фундамента целого усадебного мира. Умышленно не собираюсь погружаться в дополнительные источники – перескажу лишь то, что мы сами узнали в течение нескольких часов, проведенных поочередно в Шахматово, Боблово, Тараканово.

Начнем с бекетовско-блоковского дома — Шахматово.
Машину оставили на небольшой парковке метрах в 300 от входа в усадьбу,
Стоимость входного билета на территорию и посещение главного дома (без экскурсии) на одного – 360 рублей, еще 100 придется заплатить за фотосъемку. Посещением экспозиции в восстановленных флигеле и кухне мы манкировали, вход туда осуществляется по отдельно купленному билету.

Еще метров триста – от кассы до усадебного дома. С нами одновременно прибыла автобусом целая группа туристов, так что мы решили повременить с посещением главного дома, а отправились налево от огромного валуна по так называемой Гаврилиной дороге.

Повсюду в усадьбе расположены информационные таблички. На них не только емкая информация, но и краткая выдержка из воспоминаний, писем или стихов Блока. Так из первой информационной таблички мы узнаем, что Гаврилиной дорогу нарек именно будущий поэт: по ней работник возил воду из пруда для хозяйственных нужд.

Дорога – с ощутимым подъемом к барскому дому, так что лошадям явно не было легко с бочкой воды.
Сейчас пруд кажется не самым чистым, тучи головастиков гоняют в темно-бурой воде. Но деревья вокруг водоема – светлые склоняющиеся книзу березки и высокие темные ели – придают ему чрезвычайно поэтичный облик.

Надпись на информационном табло говорит, что по Малиновому ручью за прудом проходила естественная граница владений Бекетовых, а лес, растущий на Малиновой горке, был пущен на главный дом и прочие усадебные постройки.
Возвращаемся к дому по тропе практические через настоящий лес.

Парк начинается за забором с предусмотрительно проложенной противопожарной канавой – копал ее в том числе и подросток Саша Блок. Проход – через калитку, в семействе Бекетовых получившей название Тургеневской за свой немного загадочный и романтичный вид.

Забор – граница между лесом и парковой частью усадьбы. Здесь – и произрастающие по двое-трое-четверо вязы, и липы, и высокий причудливо выбросивший боковую ветвь под прямым углом серебристый тополь. В воспоминаниях Бекетовых (все это написано на табличках, прекращу уже на них ссылаться, продолжу дальше вести рассказ якобы от себя) указывается, что липовая аллея разделяла верхнюю часть сада примерно пополам, «составляла стержень, от которого расходились в обе стороны поперечные дорожки».

Глядя на прелестный дом – деревянный, крашенный в серый цвет, под зеленой крышей – сложно представить, что это восстановленный объект.
Жена Д.И. Менделеева Анна Ивановна так писала о доме: «Трудно представить себе другой, более мирный, поэтичный уголок. Старинный дом с балконом, выходящим в сад, совсем как на картинах Борисова-Мусатова и Сомова. Вся усадьба стояла на возвышенности, и с балкона открывалась чисто русская даль».

В этом доме «с 1881 по 1916 годы в летнее время жил и работал Александр Блок». Впервые его привезли сюда полугодовалым младенцем, и с тех пор каждое лето на протяжении 36 лет он будет сюда приезжать. Если ребенка еще можно вывезти в место, которое ему не будет нравиться, то взрослый человек явно не будет приезжать туда, где ему не по душе. Из чего мы делаем вывод о том значении, которое имело для Блока Шахматово.

Когда Блок получил наследство умершего в 1910 году отца, он выкупил часть имения у своей тетки и стал единоличным владельцем Шахматова. Последний раз он приезжал сюда в 1916 году – перед своей мобилизацией в армию. В 1917 году в имении последний раз побывала мать поэта со своей сестрой – и на этом счастливая жизнь здесь закончилась. Больше сюда из владельцев никто не приезжал, дом забросили, сначала его разграбили, а в 1921 году разруха закономерно завершилась пожаром.
Несколько десятилетий на месте усадьбы царило запустение, о знаменитых владельцах Шахматова и их не менее прославленных гостях напоминали разве что сохранившиеся в парке растения и огромный валун, который принесли от пруда, чтобы как-то обозначить место дома. Здесь в 1960-1970 годы проходили поэтические чтения, в которых принимали прославленные поэты своего времени.

Лишь к столетию со дня рождения поэта было принято решение создать здесь музей-заповедник.
Воссоздание утраченного мира растянулось на десятилетия, причем, насколько я поняла, главная сложность была не столько в строительстве нового дома, сколько в его наполнении мемориальными предметами. Обстановку воссоздавали из предметов, когда-то принадлежавшим членам бекетовской семьи, а те из них, что изначально находились в Шахматово, отдельно отмечены в информационных табличках в каждой комнате. Этих предметов совсем немного – по одному-два-три в каждой комнате. Предлагаю пройти по усадебному дому.

На первом этаже из небольшой прихожей можно попасть в комнату хозяйки:

Прямо – столовая:

Из нее направо – вход в голубую гостиную: очень изящную, уютную комнату.


Здесь из числа исконно принадлежавшей шахматовской мебели – стул у пианино, на котором размещен в приличествующей стилю гостиной голубой рамочке фотографический портрет родителей Саши Блока, автор снимка — Д.И. Менделеев.

Дверь из столовой налево – в кабинет А.Н. Бекетова:

Изначально этим и ограничивалось число комнат в доме, но к 1910 году уже по инициативе А.А. Блока была сделана двухэтажная пристройка, башней возвышающаяся на косогоре:

Попасть туда можно через комнату горничной – это единственное помещение для прислуги в главном усадебном доме, все остальные размещались в многочисленных надворных постройках:

К этому помещению примыкает узкая кладовка:

На первом этаже пристройки – комната Любови Дмитриевны (на мой взгляд, лишенная женского кокетства и обставленная скромно, но изящно, особенно восхищает лампа в стиле модерн):

На втором этаже пристройки – сразу три помещения. Первая – библиотека с витражным полукруглым окном и уютными креслами:

Напротив дверь в дверь – гостевая комната с такими же разноцветными стеклами:

И – кабинет поэта, из окон которого открывается вид будто с капитанского мостика – на просторы полей, ограниченные лишь зубчатой стеной высокого леса:


В свой кабинет Блок поставил письменный стол деда-профессора. Кабинетный стол был сделан еще крепостными мастерами, которые хитроумно снабдили его многочисленными потайными ящичками. В них поэт хранил в том числе и письма к своей «Прекрасной Даме». Но после революции дом подвергся разграблению, и памятный стол (как и пианино в голубой гостиной) был уничтожен крестьянами ближайших деревень. Поэтому сейчас в кабинете – всего лишь похожий на оригинал. Из подлинных вещей блоковского кабинета в Шахматово сейчас в экспозиции лишь бамбуковая этажерка, гласит информационная табличка:

Специалисты, которые работали над воссозданием облика усадьбы, потрудились и над тем, чтобы возродить ее растительный мир.

И тут надо вспомнить, что купивший участок земли дед поэта был выдающимся ученым-ботаником (в смысле: специалист по растениям). Сам поэт вспоминал, как он будучи ребенком сопровождал деда в его постоянных исследовательских вылазках в поле и в лес, где они выкапывали растения для гербариев и составляли атлас растений этих мест. Андрей Николаевич не ограничивался привычными для Подмосковья растениями, так он, например, высадил на своем участке травянистую бузину, которая в природе растет в предгорьях Кавказа, а также сахалинскую гречиху. Последняя, в самом начале июня успевшая вымахать под три метра ростом, вызывает самый живой интерес посетителей: я сначала решила в ней признать табак, но кто-то допустил еще большую ошибку, обозвав в этом переростке бамбук. Вот этот монстр слева от калитки:

Из сохранившихся со времен Бекетова посадок – и эта куртина сирени напротив входа в главный дом:

К сожалению, мы попали в Шахматово не в самый удачный период: сирень уже практически отошла (в усадьбе в последние выходные мая проходил «Сиреневый фестиваль», кстати, в усадьбе высажен один из сортов сирени с названием «Александр Блок»), до цветения пионов оставалась еще неделя, а до лип – весь месяц. И все же воздух вокруг, необыкновенно чистый и прозрачный, был насыщен самыми разными цветочными оттенками, лидировал среди которых набирающий силу аромат шиповника.


У Шахматовского розария – давняя история. «А.Н. Бекетов высаживал розы простые, розового цвета, и более нежные белые с серединой телесного оттенка. Высаживались прованские розы, нежные розово-алые, цветы которых роскошно цвели среди лета».
Все хозяйственные постройки, кухня, флигель – все утопает в зелени:


За забором – выход к въездной аллее и на Горку – так называлось самое высокое место в усадьбе: на скамейке дожидались гостей, отсюда открывался вид на Боблово — усадьбу Д.И. Менделеева. Въездная березовая аллея была из редкого вида лирных, сейчас подъезд сместился в сторону, а аллея не зарастает в том числе и благодаря конным прогулкам.

В начале аллеи – восстановленная площадка для крикета, в который в детстве любил играть маленький Саша.

А еще здесь установили для посетителей музея массивный почтовый ящик, куда можно опустить свое поэтическое послание миру – и оно будет услышано. По крайней мере, так сулит очередная информационная табличка:

Восстановленный флигель успел подернуться патиной времени, так что почти веришь, что именно здесь разместились после венчания новобрачные Александр и Любовь Блоки. Любовь Дмитриевна в своих воспоминаниях так пишет: «Шахматово – тихое прибежище, куда и потом не раз приносили мы свои бури, где эти бури умиротворялись».

Они жили в этом (то есть таком же) флигеле летом с 1904 по 1910 годы, и даже обустроили у входа своеобразную «дерновую скамейку»:

Семья Александра Блока и Любови Менделеевой с точки зрения обывательской (это слово не ругательное) – никак не идеальный союз. Но вот необыкновенная история любви этой пары в истории русской литературы осталась навсегда. О том, как произошло знакомство молодых людей, с изрядной долей присущего ему ехидства рассказывает в своей лекции Дмитрий Быков.
В интерпретации великого поэта: он приехал в имении Дмитрия Ивановича Менделеева на закате, и среди осыпающихся лепестков цветущих яблонь увидел прекрасную девушку (понятно, что дочь близкого друга своего деда и ближайшего соседа по подмосковному имению Саша Блок видел и ранее, но именно этот визит пробудил в нем новые чувства). Шестнадцатилетняя Люба Менделеева знала, что «шахматовский Саша» приехал в имение договариваться о постановке любительского спектакля – и потому проявила максимум внимания к своему туалету. В своих мемуарах она подробно описывает свой наряд и то, как нелепо вел себя соседский мальчишка: натянуто шутил при помощи афоризмов Козьмы Пруткова.
Постановка состоялась: в ней Саша Блок сыграл главную роль – принца Гамлета, а Любочка стала прекрасной Офелией. После спектакля 17-летний Александр и 16-летняя Люба возвращались еще в костюмах, «в образе» персонажей шекспировской драмы – и темное августовское небо прочертила падающая звезда, в чем оба они увидели знак.

Отправляемся в место развития этих событий: Боблово – усадьбу Менделеевых.
Ехать недолго, несколько минут, но понимаешь, насколько изменился окружающий пейзаж: по чудовищно заросшим борщевиком полям дедушка Бекетов с внуком Сашей точно бы не гулял. Это настоящая катастрофа:

После восхитительного Шахматова в Боблове нас настигает некоторое разочарование.

Увы, практические ничего не сохранилось, восстановлен лишь так называемый дом Ильина – товарища Д.И. Менделеева, с которым на двоих было куплено Боблово.

Дом Ильина аж скрипит новизной, внутри – экспозиция, рассказывающая об истории имения. Решаем об этой странице почитать на сайте музея, а время потратить на прогулку по мемориальному парку.


Таблички «Здесь был…» в этой части музея-заповедника преобладают.
Здесь был летний театр – тот самый, где ставили легендарного «Гамлета». Не сохранился.
Здесь была школа, построенная Менделеевым, — не сохранилась:

Здесь был так называемый старый дом – купленный Менделеевым, перестроенный им по его проекту, с химической лабораторией на первом этаже – не сохранился.

Здесь был новый дом, построенный ученым, — с террасой на втором этаже, где после венчания Александра и Любови был устроен свадебный обед – не сохранился.

Только обломки дореволюционного кирпича под ногами:

Тут мой любезный супруг очень обиделся за Менделеева: у него заслуг – побольше, чем у самого талантливого поэта, но почему-то для такого же масштабного восстановления не нашлось ни денег, ни времени. «Да если с каждой бутылки водки отчислять по рублю на создание музея Менделеева в Боблово – через год все будет построено, не хуже чем в Шахматове!»
Не могу не согласиться.
После Боблова в усадьбу Тараканово отправились без всяких ожиданий, просто чтобы галочку поставить. Но поставили огромный такой восклицательный знак во всей поездке.

Усадьба Тараканово в структуре блоковского музея-заповедника — это место, где венчался поэт со своей Прекрасной Дамой. Церковь жестоко пострадала во время Великой Отечественной, но реставрация находится на завершающем этапе. Также посетителей музея ожидает экспозиция, расположенная в здании бывшей школы.

На входе – шеренга немыслимой сирени: листьев практически нет, лишь громадные цветочные кисти. Этот сорт носит имя Михаила Шолохова, сиреневую аллею в порядке культурного обмена посадили музейщики из Вешенской:

Крошечное здание бывшей школы, затем – библиотеки, сейчас – музея с бюстом поэта:

Внутрь решаем не заходить, потратив остаток времени на прогулку по территории (50 рублей с человека). К церкви идем вдоль небольшого, но чрезвычайно живописного пруда:

В духе шахматовского усадебного дома – постройка неизвестного назначения за скромной часовней:

Усадебная церковь Михаила Архангела — место, где отпевали Андрея Николаевича Бекетова, а год спустя венчался его внук Александр. Говорят, что отец невесты Дмитрий Иванович Менделеев плакал на церемонии.



В стороне от храма – памятник молодому поэту и его Прекрасной Даме:

Вряд ли история этой семейной пары может быть достойным примером для подражания. И все же, меня в воспоминаниях Любови Дмитриевны Менделеевой поразило вот что: когда Блок уходил из жизни, его жена сделала все, чтобы облегчить его существование. Она продала свои вещи и немногочисленные украшения, сменяв их на хлеб для ослабленного голодом поэта, таскала пудовые тяжести, сама готовила и делала самое для нее противное – чистила осклизлую вонючую селедку, из которой, преимущественно, состоял их рацион в это страшное время. Но обо всем этом молодая пара еще не подозревает.
Удивительно, но тишина и умиротворение этого места вроде даже делает и эту историю любви счастливой.


Комментарии (6)

RSS свернуть / развернуть
+
3
+ -
avatar

bulava61

  • 10 июня 2021, 16:20
Один отчёт каждые 4 дня — много ли у Вас, Света, в загашнике подобных путешествий?
Гаврилиной дорогу нарек именно будущий поэт: по ней работник возил воду из пруда для хозяйственных нужд.
Служил Гаврила водовозом, Гаврила воду развозил...- давно я не сочинял подобных поэтических шедевров. Отчётом навеяло.
Тут мой любезный супруг очень обиделся за Менделеева: у него заслуг – побольше, чем у самого талантливого поэта, но почему-то для такого же масштабного восстановления не нашлось ни денег, ни времени. «Да если с каждой бутылки водки отчислять по рублю на создание музея Менделеева в Боблово – через год все будет построено, не хуже чем в Шахматове!»
Не могу не согласиться.
Как-то редко из небытия появляется Ваш супруг, это как же надо довести спокойного человека бесхозяйственностью и пренебрежением к нашему прошлому, чтобы вызвать его возмущение! Но согласятся ли водочные короли отстёгивать рубль с бутылки? Четвёртое снизу фото — прекрасная пара, жаль, что так печально всё закончилось. Спасибо, Света, как всегда подробно, ярко, информативно.
+
3
+ -
avatar

begun12

  • 10 июня 2021, 17:08
Служил Гаврила водовозом, Гаврила воду развозил...-
— как же это я не додумалась до такого шедевра?!
это как же надо довести спокойного человека бесхозяйственностью и пренебрежением к нашему прошлому, чтобы вызвать его возмущение!
— насчет «спокойного» я бы поспорила)))
Но согласятся ли водочные короли отстёгивать рубль с бутылки?
— ладно, пусть по 50 копеек.
прекрасная пара, жаль, что так печально всё закончилось
— надо «На берегах Невы» перечитать, хотя и в этой прекрасной книге воспоминаний Любовь Дмитриевну ругают толстой и некрасивой. А вот сама она себя сравнивала с нежными и мягкими героинями полотен Джорджоне.
Спасибо, Света, как всегда подробно, ярко, информативно
— Вам спасибо за подробный отзыв!
много ли у Вас, Света, в загашнике подобных путешествий?
— да, если с Крымом — то на десяток с лишним хватит. Так что не расходимся: в следующей серии — калужский уик-энд)))
+
1
+ -
avatar

Miquel

  • 13 июня 2021, 00:30
Для себя отметил, что есть в отчете пробельчики (не только в этом). Всё это хорошо. Да, известные творческие умы, таланты, знаменитости — гении, одним словом. Но! Сколько и как нужно зарабатывать, проводя полжизни то в одной усадьбе, то в другой!?
Вопрос первый: какова площадь усадьбы изначальная?
Вопрос второй: какова стала площадь усадьбы после присоединения второй части?
Третий: какой штат требовался до и после присоединения.
Четвёртый: сколько получали работники (желательно по должностям и можно в минимальном прожиточном окладе труда)?
Пятый: Сколько зарабатывал сам владелец недвижимости (и только ли своми литературными шедеврами)?
Шестой: какая ещё недвижимость и на какие суммы принадлежала звёздной паре?
Усадбу отреставрировали хорошо, но я бы скрыл электрические розетки и батареи, а то сразу возвращаешься в реальность.
Спасибо.
+
3
+ -
avatar

begun12

  • 13 июня 2021, 07:15
Спасибо за отзыв, отвечу чужими словами:

" Туристы из Риги — самые воспитанные. Что ни скажи, кивают и улыбаются. Если задают вопросы, то, как говорится, по хозяйству. Сколько было у Пушкина крепостных? Какой доход приносило Михайловское? Во что обошелся ремонт господского дома?

Кавказцы ведут себя иначе. Они вообще не слушают. Беседуют между собой и хохочут. По дороге в Тригорское любовно смотрят на овец. Очевидно, различают в них потенциальный шашлык. Если задают вопросы, то совершенно неожиданные. Например:

«Из-за чего была дуэль у Пушкина с Лермонтовым?»"
+
1
+ -
avatar

BVD64

  • 11 июля 2021, 10:33
В отличие от усадьбы в Горках, представленные здесь наоборот вызвали чувство жизнерадостности и умиротворенности, все как-то по доброму, светло и чисто! И не хочется даже вспоминать о горьких последствиях революционных перемен. Шолоховская сирень шикарнейшая, представляю какой она источала аромат! Фотографии выше всяких похвал!
Спасибо, Света, за отличный рассказ!
+
1
+ -
avatar

begun12

  • 12 июля 2021, 09:58
все как-то по доброму, светло и чисто
— совершенно точно переданное ощущение!
Что касается всяких сиреней, то насколько я понимаю, сейчас практически в любом усадьбе-музее в конце мая проводятся всевозможные «сиреневые фестивали». А что: цветет долго, красиво, да еще это очень русское растение, к тому же — излюбленный предмет изображения в литературе и живописи (у Татьяны Толстой про сирень рассказ очень забавный).
Спасибо за отзыв!

Внимание!

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии непосредственно на сайте. Советуем Вам зарегистрироваться (это займёт 1 минуту) и получить тем самым множество привилегий на сайте!

Можно также оставить комментарий через форму "ВКонтакте" ниже, но при этом автор публикации не получит уведомление о новом комментарии.