Тариф Новогодний. Часть 6. Зимний лес по-немецки, остров церквей и арбузов. / Отчёты об автопутешествиях / Автотуристу.РУ - автопутешествия и автотуризм: отчёты, трассы и дороги, в Европу на машине, прокладка маршрута! 

Авторизация

Зарегистрироваться

Тариф Новогодний. Часть 6. Зимний лес по-немецки, остров церквей и арбузов.

Часть 1. Успеть до полуночи.
Часть 2. Обустраиваемся во временном «гнезде».
Часть 3. Первая вылазка.
Часть 4. Замки, деревни и самолёты.
Часть 5. В Австрию на заправку.

День десятый. 7.01.2012. Суббота.

Выглянув с утра пораньше в окно, мы были приятно удивлены. Нет, конечно же, снег не выпал и озеро не замёрзло, и небо не прояснилось, и ветер ослаб лишь незначительно. Но зато прекратился дождь, и это событие моментально определило повестку дня. В окрестностях Боденского озера есть только одна значительная природная достопримечательность – ущелье Мариеншлухт (Marienschlucht). С прогулки по нему мы и собирались начать сегодняшнюю программу.

По пути к ущелью остановились лишь однажды – в деревне Зипплинген, чтобы посмотреть на местную железнодорожную станцию.

И снова здание вокзала выглядело как игрушечное, поэтому я не удержался от того, чтобы сфотографировать его с разных ракурсов. В том числе, и со стороны железнодорожных путей.

Вот бы устроить себе недельный вояж вдоль железных дорог с целью запечатлевать исключительно вокзалы. Интересно, сколько бы станций удалось посетить за это время? И не ослабла ли бы после этого моя любовь к поездам?

Как добраться до ущелья Мариеншлухт мы толком не знали. Была лишь информация о том, что туда ведут пешеходные тропы из соседних населённых пунктов. Ближайший – деревня Валльхаузен. Увы, но никаких указателей, ни признаков каких-либо дорожек в сторону ущелья в Валльхаузене мы не обнаружили. Не солоно хлебавши решаем ехать обратно, но на опушке леса я успеваю рассмотреть небольшой паркинг. Свернув туда, мы обнаружили на стенде простенькую карту местности. Вооружившись новыми знаниями и захватив для подстраховки навигатор, отправляемся в поход.

Пройдя несколько сотен метров через поле, мы оказались в тупике на лесной опушке. Перед нами – огороженный забором хутор. Снова назад? К счастью, во дворе копошился «фермер». Мы у него спрашиваем про Мариеншлухт. Он подходит к ограде, показывает на какую-то боковую калитку и предлагает пройти через неё. За калиткой начинался крутой спуск. Пройдя по нему, мы поняли, что вернуться к машине этой дорогой будет крайне проблематично. Ну, что ж, решать проблемы будем по мере поступления, а пока вперёд, на поиски ущелья. Тем более что картина открылась перед нами идиллическая – спокойная гладь озера и не по-зимнему яркий лес.

Я, как житель Беларуси, привык к тому, что лес – это полумрачные труднопроходимые хвойные чащобы, в которых выживают лишь пауки, плетущие свои ловушки исключительно на уровне человеческого лица. Поэтому, при попадании в реликтовый буковый лес, картина, открывающаяся передо мной, кажется ирреальной. Причём, зимой – ирреальной вдвойне. На кронах деревьев отсутствует листва, поэтому всё пространство залито светом. Усиливает впечатление безграничный ослепляющий «пожар» из плотного слоя опавших красных листьев. Продвигаясь среди такого великолепия, нам предстояло найти искомое ущелье.

Собираясь в летнюю поездку, несмотря на мои возражения, Маша всегда берёт с собой целую сумку обуви. Но, как правило, ходит только в кроссовках. Зимой всё случилось с точностью до наоборот – взяла она лишь одни «копытца» на каблучках.

Когда Маша отправилась на своих «копытцах» по узким и временами крайне небезопасным лесным тропинкам, у меня начало замирать сердце.

Первое время я её подстраховывал. Но долго выдерживать Машин неторопливый ритм я не смог. Поэтому, проникшись фатализмом, умчался вперёд: свалится где-нибудь в озеро – значит такова её карма.

Следует заметить, что дорожка не всегда была опасной. Временами можно было сносно передвигаться даже по кромке озера.

Но это не так интересно, как по тропинке, за которой, кстати, внимательно следят. Если на неё упало гигантское дерево, то лесорубы распиливают ствол так, чтобы образовался удобный проход.

Но больше всего меня умиляли миниатюрные мостики, переброшенные через ручьи или проложенные в непроходимых местах.


Пейзажи с их «участием» выглядели как открыточные.


Ущелье мы отыскали без труда.

Проложенные через него деревянные мостки ведут между поросшими мхом и папоротником скалистыми утёсами.

Поток, стремительно несущийся через Мариеншлухт к Боденскому озеру, несколько жидковат.

Но это объясняется тем, что огромным массам воды здесь взяться абсолютно неоткуда.

Длина ущелья небольшая – 100 метров. Врезается оно в песчаник на глубину до 65-ти метров. А вот ширина местами составляет всего один метр.

Поход через Мариеншлухт не является сверхутомительным, но драматизма хватает. Поэтому, оказавшись на свету наверху, чувствуешь себя вернувшимся из преисподней.

Своеобразным маяком ущелья можно считать взметнувшиеся над ним ввысь развалины крепости Карегг, разрушенной в ходе крестьянской войны около шести веков тому назад. Я бы эти развалины романтичными не назвал, поскольку от них веет какой-то тревогой.

Но вид на озеро оттуда, наверняка, открывается великолепный.

Впрочем, верхняя дорога, по которой мы отправились в обратный путь, периодически позволяла нам наслаждаться подобными панорамами.

Главным «интриганом», по-прежнему оставался сказочный реликтовый буковый лес.

Здесь встречался всё тот же бурелом. Изредка попадались те же милые мостики.

Но в качестве главной «фишки» выступил плющ, добавивший в общую палитру необыкновенно пронзительный для этой поры года зелёный цвет.


Несмотря на то, что передвигались мы по наитию, к машине вышли безошибочно. Прогулка по лесу затянулась, в связи с чем пришлось корректировать программу дня. Но этот в меру экстремальный поход, безусловно, того стоил.

Следующая цель – находящийся под охраной ЮНЕСКО остров Райхенау (Reichenau). Поводом для этого послужило присутствие здесь сразу трёх романских церквей. Слово «романский» однозначно подразумевает «древний». Это наш случай. Ну, в том смысле, что нам интересно всё древнее, а не сами мы древние.
На острове расположились три посёлка – Оберцелль, Миттельцелль и Нидерцелль. Первым из них мы посетили тот, который верхний – Оберцелль. Здесь находится базилика св. Георга, построенная в 900-ом году.

Приземистая и плотно сбитая как хорошо защищённая средневековая крепость, она слегка возвышается на небольшом холме.

Но главная ценность церкви находится внутри – это фрески. Несмотря на свой солидный тысячелетний возраст, выглядят настенный росписи достаточно ярко и при этом не оставляют впечатления когда-либо реставрировавшихся. Тематика библейская — общие представления об учении для неграмотных прихожан.

В одном из нефов затаился и сам св. Георгий, пытающийся поразить похожего на крупного скорпиона змея. Но выглядит герой тщедушным, неуверенным в себе и нецелеустремлённым, поэтому исход борьбы не выглядит предсказуемым.

Под сводами другого бокового нефа, в тени уютной еловой рощи раскинулся чрезвычайно выразительный Рождественский вертеп.

Здесь на себя обращает внимание, что одним из самых важных действующих лиц является, видимо, чернокожий волхв, пришедший поклониться новорожденному Христу. Принципы европейской толерантности налицо.

Сама деревеньки Оберцелль нам ничем не приглянулась, поэтому едем в следующую – среднюю, Миттельцелль. Здесь находится символ Райхенау – Кафедральный собор св. Марии и Маркуса. Это самая старая церковь на острове. Позднее вокруг собора вырос первый в Германии бенедиктинский монастырь, основанный неким Пименом – пришельцем из Санкт-Галлена. Здесь снова прослеживается неявный ирландский след, о котором я упоминал в связи с посещением Брегенца.

Монастырь не подавал признаков жизни, поэтому мы на мгновение застыли в нерешительности у входа в собор.

В храм то мы попали, но толку от этого получилось мало – внутри царила кромешная темень. Вверху лишь угадывались очертания дубовой стропильной системы в форме перевёрнутого корабля викингов, которая является старейшей в Германии.

Прочие интересности собора, которых здесь немало, нам разглядеть не удалось. Зато традиционно порадовал Рождественский вертеп. Он предельно аскетичен, но очень забавен. Поначалу создаётся ощущение, что хижина с новорожденным Христом находится в глухом заснеженном лесу. Но вид из окна хижины противоречит первому впечатлению, поскольку внизу простирается знойный восточный город. Поэтому я предполагаю, что это очень современная хижина, и вместо окна там находится огромная во всю стену плазма, по которой транслируют соответствующий сюжет.

Когда-то в здешнем монастыре проживало до семи сотен монахов. Обитель процветала и имела множество владений даже вдали от озера. Поговаривали, что аббат, отправлявшийся в Рим, мог каждую ночь отдыхать в одном из «филиалов» монастыря. Была здесь и школа, которая, в соответствии с веяниями того времени (XII век), превратилось в одно из важнейших учебных заведений региона, в котором постигала науки местная знать. Это позволяло извлекать монахам сверхдоходы, и дало возможность особо одарённым братьям сосредоточиться на занятиях искусством. Начали процветать музыка, поэзия, летопись, различные виды изобразительного искусства. В аббатской среде появились популярные советчики и дипломаты. Но всё это осталось в далёком прошлом. Теперь монастырь представляет собой тихую обитель.

А свидетельством его былой славы являются лишь многоэтажные строения и внутренние дворики, связанные между собой лабиринтами переходов.

Ну и, конечно, сохранился знаменитый сад, в котором испокон веков выращивали пряные травы.

Деревенька Миттельцелль оказалась куда как более живописной и уютной, нежели Оберцелль. Поэтому мы несколько минут с удовольствием прогулялись по её закоулкам.

После этого рванули в самый дальний, наветренный, уголок острова – Нидерцелль.

Базилика св. Павла и Петра, находящаяся здесь, является самой молодой в Райхенау. Но возраст её немногим менее тысячи лет. Сменив в 18-ом веке свой брутальный романский облик на новомодный в стиле рококо, она приобрела свой теперешний импозантный вид, который, безусловно, её заметно освежил.

Интерьеры церкви св. Павла и Петра тоже слегка удивили — оказались неожиданно светлыми и воздушными. Но от этого в храме было как-то неуютно и холодно. Ценность внутреннего убранства базилики – это фрагменты древних фресок, обнаруженные сравнительно недавно. Мой же взгляд в большей степени привлекли росписи в апсиде.

Понравился и свод, отделанный изящной лепниной в виде растительных орнаментов.

Симпатичным оказался и скромный орган.

А вот Рождественский вертеп здесь явно подкачал – примитивно обыгран сюжет, хижина тоже выглядела примитивно и напоминала хлев. А действующие лица были похожи на неуместные здесь шахматные фигуры.

Именно в этой церкви мы встретили и других «ненормальных» туристов, которым не сидится в зимние выходные дома. Среди них была группа монашек, которые перемещались на Ситроене – вспомнились фильмы с участием Луи-де-Фюнеса. Только машина у наших героинь была более современная.
Непосредственно Нидерцелль оказался банальным скучным фермерским хутором.

Впрочем, сей факт является показательным для Райхенау, поскольку остров является «парником Европы». В этом благодатном климате выращивается большое количество наименований овощей, фруктов и даже арбузы. За примерами далеко ходить не нужно, потому как вся незастроенная территория острова занята полями либо бесконечными теплицами.

Промчавшись по дамбе, соединяющей Райхенау с материком, мы устремились к следующей цели.

На этот раз остановка будет в небольшом городке Алленсбах (Allensbach).

Припарковались мы рядом с железнодорожной станцией, поэтому очередной вокзальчик первым попросился в объектив фотоаппарата.

Естественно, с двух сторон.

Будь моя воля, я бы назвал Алленсбах региональным музеем фахверка.

Очевидно, что зданий с богатой родословной здесь жалкие единицы.

Но фантазия строителей, которые старались подчеркнуть индивидуальность каждого дома путём вариаций с конфигурацией деревянных каркасов, в глаза бросается повсеместно.

Поэтому создаётся впечатление, что на фасады абсолютно всех зданий нанесен свой неповторимый орнамент.


Среди остальных домиков тоже попадаются достойные внимания экземпляры. Одни выделяются необычной архитектурой.

Другие обращают на себя внимание настенными росписями.

Ратуша тоже вполне себе симпатичная – колокольня на ней забавная и стоит в уютном месте.

Ну, а местная жемчужина и символ Алленсбаха – это церковь св. Николая, которая крайне удачно колористически перекликается с ратушей.

Эта связка задаёт настроение города и способствует формированию необычайно тёплых воспоминаний об Алленсбахе – городке на полчаса.
Восполнив запас самых необходимых продуктов в удачно подвернувшемся местном магазине, мы поспешили отправиться в конечный пункт нашей сегодняшней познавательной программы – Радольфцелль (Radolfzell).

Город достаточно крупный, поэтому следовало попробовать как можно ближе подобраться к его историческому ядру. К счастью, это нам удалось без труда. Припарковав машину на одной из улиц, шмыгнули в ближайший пешеходный переулок и оказались в привычной атмосфере гнетущей тишины.

Куда идти и что смотреть было не совсем понятно, поэтому мы держали курс, ориентируясь на шпиль собора «Нашей дорогой госпоже». Мне до сих пор кажется, что это какое-то шутливое название.

Такая тактика нас не подвела, и вскоре мы оказались на Рыночной площади.

Там, где находится Рынок, следует искать и Ратушу. Найдя Ратушу, можно рассчитывать и на стенд с картой города. А если рядом находятся ещё и коричневые информационные указатели, то можно считать, что город уже покорён.

Жить стало лучше, жить стало веселее… Оставалось лишь выстроить логистику пробежки по Радольфцеллю.

Колокольня собора… с непривычным названием является самой высокой в регионе – 82 метра. По этой причине интерес к храму растёт, но удовлетворить его не получилось – закрыт.

Поэтому, голодно облизываясь, обходим его со всех сторон, обращая внимание на прочие местные достопримечательности. Город очень долго находился во владении австрийцев, соответственно, и следы их присутствия сохранились повсеместно. Некоторые из них с лёгкостью идентифицируются по небезызвестным луковичным куполам. Так и называемый Австрийский замок – один из них, и он мне напомнил ратушу города Лиенц.

Здесь же мы обратили внимание и на довольно необычный объект – то ли беседка, то ли ротонда с аллегорической Масляной горой. Это копия, а оригинал находится в соборе. Так что можно сказать, что в полглаза мы в храм всё-таки заглянули.

Указатели нам подсказали, что с другой стороны собора находится ещё одно здание – свидетель австрийской эпохи – «офис» Рыцарского сословия. Просматриваются в нём черты Ландхауза, но, если бы не герб над входом, мой бы взгляд по этому сооружению лишь скользнул.

Оставив напоследок самый древний уголок города, мы быстренько пробежались по более молодым кварталам.

Ещё было относительно светло, но праздничная иллюминация светилась во весь накал, и Радольфцелль с каждой минутой становился всё более притягательным.

Тёплый свет, струившийся из нарядных витрин, многократно усиливал это чувство.

Улицы казались только что начисто вымытыми, и это ощущение было весомым дополнением к царившей в городе атмосфере всепоглощающего уюта и очарования.


Вырваться из такой атмосферы нелегко. Опомнились мы лишь у забавного фонтана, напоминающего о знаменитом историческом карнавале.

Темнеет буквально на глазах, поэтому чуть ли не бегом спешим в дальний закуток Радольфцелля – квартал Грине Винкель. Там притаился старейший в городе дом «вилла Виндшиф». Что в переводе значит «кривой из-за ветра».

Оказалось, что не только вода камень точит, но и за пять веков ветер дома в бараний рог скручивает. Справедливости ради стоит сказать, что бросающейся в глаз кривизны дома мы не обнаружили, а вот уровень захватить не догадались.

Грине Винкель был погружен в темноту. Страшно не было, зато появилась загадочность. Пройдя ещё на несколько метров вглубь квартала, мы неожиданно оказались на окраине старого города у мостика через бывший ров. Но путь этот проделали не зря, поскольку на домах, словно сторожевые башни высящихся по обеим сторонам портала, обнаружили замечательные фрески. На них – фрагменты исторического облика города.


Вовремя вспомнив о башнях, полетели обратно. В Радольфцелле их сохранилось всего две. Поэтому поисковые мероприятия сложности не вызвали. Башня Пульвертурм нашлась в углу старого города. Она прилично заросла, поэтому в потёмках различить её было сложно.

При башне обнаружился миленький садик-огородик, который плавно переходил в парк, разбитый в бывшем рву. Место красивое, но в ночи довольно неприветливое.

Поэтому по парку мы прогулялись лишь до второй башни — Ноллтурм. В лучах художественной подсветки она смотрелась величественно и солидно, а находящийся рядом портал городских ворот светился призывно манящим ярким светом. Туда мы и поторопились быстренько нырнуть.

Неспешно дойдя уже по знакомым улицам до машины, мы закончили несколько импульсивную прогулку по этому чрезвычайно симпатичному городу – Радольфсцеллю.

По дороге домой сделали пару мимолётных остановок в транзитных городках с целью запечатлеть железнодорожные станции. Но оказалось, что в темноте найти их совсем непросто. Так и закончился наш очередной день. Завтра продолжим…

Пожалуй, самый разнообразный день в поездке. Но прогулка по волшебному буковому лесу затмила все остальные впечатления. 168 км – 4:20.

Продолжение

Комментарии (14)

RSS свернуть / развернуть
+
2
+ -
avatar

bkozyrev

  • 2 декабря 2013, 08:37
Очень рад, что Вы пока что не устроили нам долгий перерыв от своих впечатлений!

Лес — потрясающий. Интересно, как это все смотрится осенью?!

Св. Георгий — очень смешной. Кажется дамочкой, которая брезгливо и истерично тычет палкой в какую-то насекомую или гадину, заползшую к ней в садик. =)

одним из самых важных действующих лиц является, видимо, чернокожий волхв, пришедший поклониться новорожденному Христу. Принципы европейской толерантности налицо.

Это, по-моему, довольно древняя обработка Библейского сюжета. Если в Евангелиях речь идет о неопределенном количестве восточных звездочетов, то последующее творческое переложение сюжета сделало их тремя королями, пришедшими со всех краев Земли поклониться истинному Царю. Соответственно, их стали, в меру фантазии, изображать колоритно иностранными и царственными. В этом вертепе черный волхв идет в сопровождении пажей, а за ним волхв, кажется, арабской наружности. :)

Плазма в хижине — очень смешно!!! =)

хижина тоже выглядела примитивно и напоминала хлев

Ну, это вроде бы и был хлев? ;)

Спасибо за очередную порцию вкусностей.
+
2
+ -
avatar

puzzle

  • 5 декабря 2013, 15:18
Очень рад, что Вы пока что не устроили нам долгий перерыв от своих впечатлений!

Эта часть — из запасников) Перерыв сейчас — пока нету времени на компьютер.
Интересно, как это все смотрится осенью?!

Думаю, что после того, как облетела листва, и осенью, и зимой, и весной всё смотрится одинаково…
а за ним волхв, кажется, арабской наружности

Может быть тот, могилу которого мы имели возможность наблюдать в Иране)
Ну, это вроде бы и был хлев?

А кто его знает — хижина или хлев? Свидетели, увы, не дожили, отсюда и интерпретации в вертепах…
+
1
+ -
avatar

bkozyrev

  • 5 декабря 2013, 17:33
Может быть тот, могилу которого мы имели возможность наблюдать в Иране)

Как знать… :)

А кто его знает — хижина или хлев? Свидетели, увы, не дожили, отсюда и интерпретации в вертепах…

:) Конечно, как все это выглядело — это каждый в меру фантазии представляет. Что Иисус родился в хлеву понятно из Евангелия от Луки, где прямо сказано, что в гостинице (что-нибудь вроде караван-сарая) не было места, и Марии пришлось положить спеленатого Младенца в ясли (кормушку для скота). Именно там пастухам было сказано искать родившегося Спасителя.

Другое дело, что визит волхвов описан в Евангелии от Матфея, и совершенно необязательно, что они пришли одновременно с пастухами. Могли, скажем, и через месяц придти. Вот о волхвах уже сказано, что они зашли в дом. Так что разночтения могут быть и с этим связаны, хотя царственный Младенец в хлеву — идея, вдохновлявшая большинство художников и писателей, обращавшихся к этой сцене.
+
2
+ -
avatar

puzzle

  • 5 декабря 2013, 15:38
Ранней осенью там, наверное, как-то так:
+
4
+ -
avatar

Tat-77s

  • 2 декабря 2013, 09:26
европейский зимний лес — сказочно.
А идея про «вояж-вокзал» классная, но главное не переборщить.
А на улицах действительно малолюдно, или впечатление обманчиво?
+
2
+ -
avatar

puzzle

  • 2 декабря 2013, 16:49
Переборщить, пожалуй, не получится. Надоели вокзалы — можно сосредоточиться на чём-нибудь другом. Благо, что есть из чего выбирать)
Людей действительно нигде нет. Я об этом постоянно напоминаю)
По поводу леса позволю себе всё-таки уточнить, что это особенности букового леса. Не думаю, что другие варианты будут столь же красивы осенью-зимой. Нечто подобное несколько раз наблюдал и в Польше рядом с немецкой границей.
+
2
+ -
avatar

Tat-77s

  • 3 декабря 2013, 08:38
Людей действительно нигде нет. Я об этом постоянно напоминаю)

просто мечта путешественника! Вот он рецепт идеального путешествия, поездка в не сезон. :)
И погода не помеха, главное правильно одеться.
По поводу леса позволю себе всё-таки уточнить, что это особенности букового леса.

Согласна, подобные картины можно увидеть в районе большого Крымского каньона, только в ноябре месяце.
+
1
+ -
avatar

puzzle

  • 5 декабря 2013, 15:20
И погода не помеха, главное правильно одеться.

Замечание в точку!
Как ни странно, зимой капризы погоды переносятся легче, чем летом, когда дождь в поездке воспринимается как катастрофа)
+
1
+ -
avatar

alexstonesas

  • 3 декабря 2013, 13:52
Вокзал в Зипплингене очень красивый и правда как игрушечный из детской немецкой железной дороги. Да и центры городков на Ваших фото — тоже как с макетов железных дорог, чистенько и красиво, но людей и машин при этом нет.
+
1
+ -
avatar

puzzle

  • 5 декабря 2013, 15:22
Рад, что у меня есть единомышленники, которые способны это воспринимать сквозь призму детских (в моём случае) впечатлений)
+
0
+ -
avatar

Ant

  • 3 декабря 2013, 19:31
Смотрю фотографии леса и понимаю, насколько он беден по сравнению с нашим русским лесом. Не уверен, что в Беларуси «лес–это полумрачные труднопроходимые хвойные чащобы, в которых выживают лишь пауки».Вы просто не любите лес, поскольку не знаете его совсем… Попробуйте съездить в Россию: на Урал, Сибирь, Краснодарский край. Хвойный, березовый, корабельные сосны, Тисосамшитовая роща в районе Сочи, водопады, малоизвестные пещеры, да те же самые «корыта» в районе Дагомыса… Думаю, что через какое-то время европейцы будут ездить к нам за впечатлениями, если к тому времени мы еще не загубим свою природу окончательно
+
2
+ -
avatar

puzzle

  • 5 декабря 2013, 15:35
Не понял при чём тут «бедность» леса… Это «конкретный» лес — буковый. Он не должен быть «бедным» или «богатым». Он абсолютно самодостаточен и поэтому необыкновенно красив(имхо). Кстати, этот лес реликтовый и именно поэтому подобные леса на территории Германии и других стран находятся под охраной ЮНЕСКО. Так что, кто к кому будет ездить «за лесом» — это большой вопрос. А лесов я повидал немало — и на Урале, и в Сочи, и эвкалиптовый в Португалии, и хвойные в Скандинавии (без пауков, кстати).
Но в данном случае мы шли не в лес, а в ущелье. А лес нам просто подвернулся)
+
1
+ -
avatar

bulava61

  • 12 декабря 2013, 17:33
Жаль, что не заехали на другой остров — Майнау, летом там сплошные цветы, хотелось бы посмотреть, как он выглядит зимой.
+
1
+ -
avatar

puzzle

  • 16 декабря 2013, 14:40
А кто сказал, что мы туда не ездили?)
Надеюсь, что где-то через месяцок я смогу удовлетворить ваш интерес)

Внимание!

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии непосредственно на сайте. Советуем Вам зарегистрироваться (это займёт 1 минуту) и получить тем самым множество привилегий на сайте!

Можно также оставить комментарий через форму "ВКонтакте" ниже, но при этом автор публикации не получит уведомление о новом комментарии.