Путешественницы по Скандинавии на своих колесах (и без мужчин). Часть 2. / Отчёты об автопутешествиях / Автотуристу.РУ - автопутешествия и автотуризм: отчёты, трассы и дороги, в Европу на машине, прокладка маршрута! 

Авторизация

Зарегистрироваться

Войти или Зарегистрироваться        Мобильная версия

Путешественницы по Скандинавии на своих колесах (и без мужчин). Часть 2.

Первую часть читайте тут.

Часть 2.

6 день

Утром уезжать из гостиницы не хотелось, уж очень она нам понравилась. За завтраком все столики обходила улыбающаяся девушка, спрашивая, все ли хорошо. Мы попросили налить нам горячей воды в два термоса, и она с той же улыбкой охотно выполнила нашу просьбу.




Когда выезжали – над фьордами расстилался не очень густой туман, который придавал дополнительное очарование городку и близлежащим горам. Несколько раз останавливались в живописных местах, чтобы пофографироваться.


Так потихоньку, не спеша, доехали до Хинсарвика (Kinsarvik), где можно было сесть на паром и переправиться на другую сторону фьорда. Но мы решили ехать дальше, до Утне, где тоже можно было загрузиться на паром. Дорога все так же была сказочно красива, но после Хинсарвика в некоторых местах она довольно ощутимо ссужалась. Естественно на таких участках разъезды со встречными машинами были затруднены. В особо узких местах приходилось съезжать на подобие обочины и пропускать встречные машины. Впрочем, и нас встречные пропускали, съезжая, насколько это было возможно, с дороги. Но в таких узких местах меня посещала нехорошая мысль, что если навстречу нам попадется грузовик, чтобы его пропустить, нам придется или броситься в воды фьорды, или лезть с машиной на придорожную елку. Нам повезло, встречных грузовиков нам не попалось, и мы достаточно быстро и без приключений доехали до Утне (Utne). Приехав на пристань, попытались разобраться в расписании парома, и, кажется, нам это нам удалось. Решив, что интересующий нас паром приходит через час, мы поставили машину на стоянке у причала (предварительно убедившись, что она бесплатная) и пошли посмотреть близлежащие окрестности. Рядом с пристанью висел плакат, предлагающий нам совершить восхождение к вершине какой-то горы и посмотреть какой-то великолепный водопад. Не соблазнившись предлагаемыми красотами природы, мы не полезли в горы к водопаду, а пошли в супермаркет, который очень кстати располагался поблизости от нашей стоянки. Успев облазить его два этажа, и купив фруктов, которые к нашему удивлению взвешивали на кассе, за 10 минут до подхода парома мы уже вернулись к машине. Встали в очередь на въезд, где оказались третьими, и стали ждать посадки. Точно по расписанию подошел паром, с которого вышел совсем не седой паромщик, жестами отправивший наши машины куда-то наверх. Он так старательно махал руками, описывая в воздухе круги, что все три водителя, стоящие в очереди поняли, на посадку очередь в другом месте, на какой-то горушке, ближе к супермаркету. Делать нечего, развернулись, поехали вставать в очередь.


Оказалось, на горушке уже стоит толпа машин с грузовиком в придачу. Мы встали в очередь последними. Паром довольно-таки быстро разгрузился, и нас начали пропускать на посадку. Машины, идущие на паром, проезжали через то место, где мы гордо стояли в очереди третьими. Теперь же, когда мы достигли этого места, весь паром был забит впередистоящими машинами, и мы заволновались, решив, что нам ничего на этом пароме не светит. Но паромщики поджали въехавшие машины, и мы смогли втиснуться на паром тоже, а рядом с нами протиснулись, почти впритирку с бортом парома еще две машины, неизвестно откуда появившиеся.
Оплачивать проезд надо было на пароме, правда, неизвестно где. Но как Ольга углядела, кондукторша сама подходила к водителям впередистоящих машин и брала с них плату за проезд. Так что Ольга, как хозяйка машины, осталась ждать билетершу, а мы пошли бродить по парому и фотографировать фьорды.

Пробродив достаточно долго, мы вернулись обратно, где застали задумчивую Ольгу с неоплаченной машиной. Судя по всему, билетерша к нам не подходила, хотя Ольга видела ее у впередистоящих машин и наверху, среди толкущихся там некоторых водителей. Мы уселись в машину и уже втроем стали ждать, когда у нас отнимут деньги за проезд. Не дождались, а паром, тем временем, уже причалил к какому-то пирсу. Несколько машин с парома уехали, их места заняли вновь прибывшие. Я заволновалась. Мы же не уточняли при посадке туда ли, т.е. в Квендаль ли, идет паром. На пирсе направление было указано Квендаль (Kvandal). Но почему мы тогда пристали неизвестно где, и кого-то разгружали и загружали, это было совсем непонятно. В общем, я всех взбаламутила криками, что нас сейчас завезут неизвестно куда и высадят в непроходимых горах. И мы с Ольгой пошли искать кого-нибудь из работников парома, чтобы развеять наши сомнения. Естественно, нашли мы кондукторшу, которая уже спокойно отдыхала, в полной уверенности, что обилетила всех пассажиров парома. Сняв с себя пояс — переносную кассу, она спокойно расслаблялась в какой-то каптерке. А тут и мы, чудом необилеченные русские туристы. Судя по ее внезапно озарившемуся радостным светом лицу – у нее день удался. Сняв деньги с карточки Visa, кассирша чуть ли не в пляс пошла. И радостно улыбаясь, сообщила нам, что до Квендаля мы еще не доплыли. Лицо Ольги же было совсем не радостное, она считала, что не пристань я со своими сомнениями и не найди мы кассиршу – мы бы проехали на пароме бесплатно. Не уверена полностью, светила ли нам халява, но печаль по упущенной халяве осталась. С другой стороны не надо было каждый вечер читать мне на ночь страшные истории из интернета о крупных штрафах, собираемых с наших соотечественников на дорогах Норвегии за мелкие провинности, я, по-видимому, стала пуглива.

Уезжали с пирса последними. Все направились, в сторону Бергена, и мы не торопясь повернули в ту же сторону. Ехали почти по пустой дороге, только какая-то легковушка с прицепным кемпингом, специально нас пропустившая вперед, толклась за нашей спиной. Номера у легковушки были не норвежские. Тоже видимо какие-то туристы. Когда же мы бодро юркнули на обзорную площадку, которая была по левой стороне дороги, водитель идущей за нами машины загудел и гудел еще долго, удаляясь все дальше от стоянки по горной дороге. Все присутствующие на стоянке, водители и пассажиры, а стояло там три машины, уставилась на нас. Я, так думаю, ничего не нарушала. Разметки на дороге не было вовсе (положили новый асфальт), запрещающих знаков на въезд с этой стороны стоянки также не наблюдалось и, все три машины, в том числе и одна с норвежскими номера, судя по их расположению на стоянке, заехали на стоянку с той же стороны, что и мы. В общем, мы решили, что это были наши российские туристы на арендованной в Эстонии машине. И, таким образом, они нас приветствовали. Тем не менее, оберегая нервную систему и одной и второй Ольги, мы поменялись местами. Я с чувством умиротворенности расположилась на пассажирском месте и стала наслаждаться прекрасными видами за окном. Теперь пришел черед Ольги нарушать норвежские правила дорожного движения. И хоть она вела машину и более аккуратно, чем я, нарушений не удалось избежать и ей. О чем я ей по-отечески, прямо таки елейным голоском и сообщала (месть сладка).

На дороге раза два мелькнул загогулистый знак, предупреждающий о подъезде к какой-то достопримечательности (рукотворной или природной). Оказалось, предупреждал о подъезде к водопаду. Водопад покорял своей красотой уже издалека. Вблизи же он показался нам еще красивее. Несколько домиков по продаже сувениров, две бесплатные автостоянки, и бесплатный же домик с рисунками типа «м», «ж» и инвалидом – все указывало на то, что сюда постоянно возят туристические группы. Вообще, на любом «диком» отдыхе вам повезет, если на облюбованном вами месте не высадится из огромного автобуса орущая орда туристов, неизвестно какой национальности с деловым или уже утомленным гидом во главе. Если повезет чуть меньше, толпа высадится, и вы пропустите ее вперед, уворачиваясь, чтобы вас не затоптали.
Нам с начало везло. Несколько туристов, приехавших, как и мы на машинах, не были для нас большой помехой при осмотре и фотографировании водопада. А прекрасно позировавшая на фоне водопада, прикормленная туристами овечка с ягненком, добавляла всей картине какой-то идиллический оттенок.

Осмотрев водопад со всех сторон, мы зашли в сувенирный магазинчик. Я пыталась перед продавцами блеснуть своим школьным знанием английского языка уровня третьего класса, но девушка, стоящая за прилавком, сразу же ответила мне по-русски, хоть и с заметным акцентом. Оказалось, она жительница Прибалтики, подрабатывающая летом в Норвегии. Судя по тому, что во многих магазинчиках нам встречались подобные девушки – наплыв российских туристов в Норвегию был достаточно большим. Поболтав с девушкой, я отложила на кассе часть отобранных сувениров и пошла по магазину дальше, высматривая, что бы еще прихватить, когда в магазинчик ворвалась толпа итальянских туристов. Впереди, наперегонки друг с другом, неслись полные женщины в летах. И неслись они к туалету. Меня трудно затоптать, но итальянским женщинам это почти удалось. Крича и сметая все на своем пути, они неслись к заветным кабинкам. Я еле успела отскочить за какую-то полку. Странно, рядом со стоянкой автобусом в туалетном домике было намного больше кабинок, чем в этом магазинчике. Видимо гид у них был завзятым садистом. И вместо того, чтобы отпустить их по прибытии расслабиться, потащил их сразу же в этот магазинчик. Но ужасы на этом не закончились. Следом за женщинами ворвались темпераментные, но также отнюдь не худенькие, итальянские мужчины. Хватая с полок сразу по несколько сувениров, они размахивали ими в воздухе, грозя опрокинуть вблизи стоящие полки. При этом они что-то громко орали друг другу с разных концов магазинчика. Итальянский смерч пронесся по магазину. Но магазин устоял. Продавцы, встав к прилавку втроем, как на баррикаду, быстро рассчитали итальянских туристов и те понеслись дальше. В магазинчике наступила звенящая тишина. Я же, в награду за перенесенное потрясение купила себе еще и развесного мороженного. Правда для меня оно оказалось очень сладким и особенно ни мне, ни девочкам, которым я дала его лизнуть, не понравилось. Но кто любит послаще – это его.
Несколько раз мы еще останавливались в очень красивых местах, но, тем не менее, неуклонно приближались к Бергену. Настроение было прекрасное. Единственное, что нас настораживало, это поведение нашего навигатора. То наша «Сусанна» не видела примыкающую к трассе дорогу, то какой-то съезд принимала за полноценную дорогу. К тому же, наше местонахождение, отображаемое на дисплее навигатора, отличалось от реального, метров на 50, а то и больше. Сусанна тормозила с изображением даже, когда мы ехали в населенном пункте со скоростью 30 км/ч.
Почти подъезжая к Бергену, мы заволновались еще больше. Появился знак Avto pass – т.е. начиналась платная дорога, а где платить – непонятно. Вблизи трассы бензоколонок со знаком оплаты за платную дорогу мы как-то не узрели. Может быть, это всеобщий дефект зрения, когда российский турист никогда не увидит пункт оплаты, если можно попытаться проехать бесплатно?
Сусанна после череды тоннелей начала подвисать. Надпись Avto pass мелькала перед нами еще 2 раза, но пунктов оплаты опять же нигде не наблюдалось. Поздно отреагировав на Сусанну, которая нас хотела направить на въезд в город, мы въехали в трехкилометровый тоннель, проходящий под городом. А когда мы выехали с другой стороны Бергена, наша Сусанна была в цейтноте. И хотя она и выправилась довольно быстро, но мы были уже немного на взводе. И не зря. Указываемый Сусанной маршрут был невыполним, т.к. на нашем пути встали норвежские ремонтные бригады, перегородившие нужное нам направление своими полосатыми барьерчиками. Два раза мы пытались объехать этот участок, и два раза Сусанна возвращала нас к нему. Мы поменялись с Ольгой местам, и я села за руль достаточно озверевшая, для того, чтобы завести Сусанну, куда и ее прадед поляков не водил. Пытаясь объехать ремонтируемый участок по как можно большей дуге, чтобы Сусанна предложила нам другой маршрут, я какими-то закоулками увела машину в гористую часть Бергена, где явно было не место для X-TRAILA, с его-то габаритами. Там можно было более-менее спокойно ехать на горбатом запорожце и то, стараясь не задеть стены домов на поворотах. Девушки в машине любовались видом средневековых улочек, а я стиснув зубы и чертыхаясь про себя вела наш труженик — X-TRAILA все выше в горы.

Пробираясь по этим тесным проездам (назвать это улочками – язык не поворачивается), я вполуха слушала, как Сусанна то подбадривает нас, то предлагала свернуть почему-то направо, где рядом с дорогой виднелся обрыв. Видимо она хотела, чтобы мы бросились в пропасть, протаранив оградку частного владения. Наконец, в очередной раз она одобрила выбранное нами направление, сказала, что мы правильной дорогой идем, и, мы оказались в тупике на вершине горы. Тут Сусанна сказала, как мне показалось с издевкой: « По возможности попробуйте развернуться и продолжайте движение прямо». Я по ее мнению самоубийца, что ли, спускаться задом в этих узких лабиринтах при достаточно крутых склонах. Я развернулась, чудом не посадив чей-то помойный бачок нам на капот, и мы поехали обратно. Сусанна торжествующе вела нас к ремонтируемому участку дороги. Ольга ее вырубила, чтобы перезагрузить. Но когда Сусанна ожила, наверное, от обиды на нас, она стала безголосой, Поплутав по нижним улочкам Бергена и проскочив за какой-то машиной по проезду, где разрешено было ездить только такси, периодически посматривая на дисплей молчащей Сусанны, мы наконец-то приехали к гостинице.
Спасибо Сусанна — навигатор «Garmin», мы все-таки спустились с гор в нужном направлении.
Выгрузив из машины вещи и получив в гостинице парковочный талончик, мы поехали ставить машину на парковку. На планчике, который нам выдали на ресепшн, нам не совсем точно указали место парковки, и мы, подъехав к парковке, с удивлением взирали на занятые места у дома, где, судя по поставленному крестику на плане, мы и должны были припарковаться. Только одно место на парковке было свободно, но оно предназначалось для инвалидов. Нас в гостинице не предупреждали, что они бронируют место для инвалидов для своих постояльцев, поэтому мы решили посмотреть места на стоянке, которая располагалась ближе к гавани (пирсу). Вот там действительно висели таблички, что эти места зарезервированы гостиницей «Augustin». Пока выгружали оставленные в машине пакетики, сзади остановилась местная машина, и родной русский голос нам сказал: «А вы знаете, что эти места платные, и вашу машину могут эвакуировать?» Из машины на нас внимательно смотрел здоровенный русский мужик с бородой. Мы помахали ему парковочным талончиком и, порадовавшись за нас, он уехал. Правда, перед этим успел сказать, что он хозяин магазина для эмигрантов, но в магазине у него ничего интересного нет. И на рыбном рынке ничего интересного нет. Наверное, хотел добавить, что и в Бергене ничего интересного нет. Но вовремя остановился. В общем, загадочный мужчина. К счастью расположение нашей гостиницы позволило нам тем же вечером побывать и на почти уже закрытом рыбном рынке, в старых складах гильдии Бергенских купцов и в старинной крепости, где еще бегала толпа подозрительных то ли спортсменов, то ли сектантов. Бродили достаточно долго и когда пришли в гостиницу, сразу же легли спать.


7 день

Утром, как и во все предыдущие дни, наш день начался с посещения шведского стола гостиницы. Новую ноту в завтрак внесла итальянская семья, расположившаяся за соседним столиком. Папа, мама и три великовозрастных ребенка, в виде довольных жизнью хомячков, усиленно ходили за продуктами, дружно делала бутерброды и, нимало не стесняясь окружающих, запихивала всю приготовленную ими провизию в свои сумки. Как-то это плохо вязалось с итальянцами. Мы привыкли, что русских вечно обвиняют в том, что они пытаются утащить весь шведский стол с собой, но от итальянцев мы этого как-то не ожидали. Видимо, совсем они оголодали в Норвегии, или уже голодные приехали из Италии и здесь пытались отъесться. Не знаю. Но эта картинка меня поразила в самое сердце, прямо захотелось итальянцев подкормить конфеткой, завалявшейся в моей сумке.

Выйдя в город, мы сразу же направились к фуникулеру, но не смогли пройти мимо рыбного рынка, без того, чтобы не накупить баночек с икрой, колбас из лося и кита (кита мне было очень жалко, но китовой колбасы попробовать хотелось). Не успели оглянуться, как у каждой у нас в руке болтался пакетик с припасами. Решили отнести все купленные продукты в гостиницу, в наш переносной холодильник, а потом отправиться к фуникулеру. Тем более, что пока мы ходили по рынку, мы как-то стали замерзать и захотелось на себя натянуть еще какую-нибудь одежду.

Выполнив задуманное, мы снова пошли к фуникулеру, где узрели толпу желающих подняться наверх. Решив, что попозже толпа рассосется – мы пошли в музей лепрозория. Не знаю, почему двоих из нас потянуло в этот музей, но пошли все трое, хоть вторая Ольга и кричала, что она боится.
По дороге посмотрели школьный музей, но только снаружи. В саму школу не пытались зайти, к школе у нас тяги не было. Зато попытались пройти в кафедральный собор. Дальше какого-то «предбанничка» нас не пропустили, нам объяснили, что в соборе должно было пройти венчание. Ну не везет нам с Норвежскими церквями. Как только мы собираемся войти, там сразу же организуют или крещение или венчание. Страшно подумать, что в очередной церкви перед нашим приходом устроят отпевание.
Удовлетворившись разглядыванием «предбанничка», украшенного портретами церковных служителей и витражами на окнах, мы вышли из церкви, собираясь двигаться в направлении музея лепры. Но остановились, разглядывая подъехавший лимузин. Украшал его не только Норвежский флажок, горделиво торчащий на капоте, но и целая березовая роща, воткнутая в решетку радиатора. В самой машине сидела невеста в подвенечном платье, две свидетельницы, а за рулем в костюме с галстуком – бабочкой, восседал отец невесты. Машина с березовой рощей проехала вперед, мимо входа в церковь, и остановилась. Мы стояли, в восхищении открыв рты. А машина, немного постояв, стала сдавать задом, причем не очень удачно, т.к. правое заднее колесо машины оказалось на тротуаре. Машина остановилась, постояла, проехала вперед и снова стала пятиться назад, но двигаясь с большей прытью, снова заскочила задним колесом на тротуар. Причем в этот раз она чуть не врезалась в стену рядом стоящего дома. Мы в испуге, замерли, созерцая машину, торжественно стоящую в 10 см от стены кирпичного дома. Машина, постояв несколько минут, снова осторожно съехала с тротуара, и медленно пятясь, наконец-то, вписалась на дорожку, встав напротив входа в церковь. Из машины вышел папочка, походил вокруг, снова сел в машину и замер за рулем, по-видимому, пытаясь прийти в себя. Если бы это был русский папаша, мы бы решили, что он уже выпил, но так как это был норвежский папик, мы решили что паркуется он, как начинающая водительница, исключительно из-за того, что он переволновался. Вышли подружки невесты, которые, как и папаша, побегали вокруг машины и, наконец, вывели довольно-таки симпатичную невесту. Не скажу, что лицо невесты светилось счастьем, даже наоборот, выглядело оно сурово, но после такой парковки редко у кого лицо станет сиять радостью и весельем. По-видимому, только наши лица, сторонних наблюдателей, светились радостным возбуждением в ожидании еще какого-нибудь представления. Но представления больше не предвиделось.


Невесту увели в церковь, машины жениха не было видно и, мы пошли дальше. Отходя от церкви мы, правда, видели машину с флажками, и с молодым человеком, одетым в костюм, подходящим для свадьбы. Но на капоте машины не было березовой рощи, а машина, не доехав до собора, повернула на первом перекрестке и унеслась прочь. Будем надеяться, что все-таки это был не жених, передумавший жениться в последний момент.

Музей лепрозория от собора находился достаточно близко и дошли мы туда быстро.
Кассиром в музее оказалась милая девушка, хорошо владеющая русским языком, хотя прибалтийский акцент был явно слышен. Оказалось, кассиры в музее выполняют функцию экскурсоводов, и каждые полчаса проводят экскурсии. Но, к нашему сожалению, провести для нас экскурсию девушка не могла, т.к. уже обещала её провести на английском языке каким-то туристам, а ждать полчаса до следующей — нам не хотелось. Тогда мы попросили рассказать нам коротенько историю лепрозория, не отходя от кассы, и выслушав коротенький рассказ и вооруженные полученными знаниями, мы двинулись вглубь музея. Последний обитатель этого дома покинул его 50 лет назад, отойдя в мир иной. Но запах дезинфиктантов, мне кажется, въелся в деревянные доски этого дома. Фотографии бывших обитателей и предметы утвари дополнительно создавали тягостную атмосферу этого заведения. Церковь при музее нам понравилась, хотя запах там тоже был довольно-таки больнично-специфический. Церковь, судя по всему, действующая. И хотя, к счастью для нас, церемоний в ней никаких не шло, судя по бархатной подушечке, оставленной на возвышении для священника, они все же здесь периодически проводились. Не скажу, что мы вышли из музея в тягостном молчании, просто немного пощекотали себе нервы, но хотелось какого-то позитива и мы снова устремились к фуникулеру.

Народу на подъем меньше не стало. Но зато из-за тучек выглянуло солнышко и значительно потеплело. Мы решили подниматься. Купили билет сразу туда и обратно, пешком спускаться, как предлагают некоторые путеводители, нам не хотелось. Пропускная система устроена также как на наших железнодорожных вокзалах, вставляешь билет в турникет, и можешь проходить, Фуникулеры подходят каждые 15 минут, так что ждали мы не долго.
Наверху красивый вид, но хотелось бы поменьше туристов, торчащих в местах, наиболее интересных для съёмки.

Наверху оказался достаточно большой парк, где можно было гулять до бесконечности. В виде развлечений в лесу стоят деревянные скульптуры, на которые с удовольствием «вешается» и ребятня и взрослые. Можно было отдохнуть в кафе, которое располагалось недалеко от фуникулера, но мы уже утомились и побрели ближе к посадочной станции.
Там мы полюбовались на двух немецких туристов, которые пололи зеленую травку, вырывая её с корнем, над обрывом, рискуя сорваться вниз, навстречу городу Бергену. Сверху, со смотровой площадки их подбадривали веселые соотечественники, которые, судя по всему, комментировали их трудовые потуги и вовсю ржали. Мы гадали, что там немцы потеряли – карточку Visa, ключи от дома, где деньги лежат или золотой перстень с бриллиантом, но, так и не придя к единому мнению, отправились гулять по окрестностям. Когда мы, примерно через три часа, вернулись, немцев уже не было. Но мы не полезли проверять, что они там искали, а пошли к посадочной площадке на фуникулер, чтобы вернуться в гостиницу.

На этот раз мы сидели в фуникулере на самых лучших местах, в начале вагончика, откуда открывался панорамный вид на Берген. Когда разрешили посадку, сначала пропустив инвалидов, я довольно таки бодро добежала по ступенькам посадочной площадки до фуникулера и не дав себя опередить норвежским подросткам, которые неслись за мной гурьбой, чтобы занять эти места, радостно забила всю переднюю скамейку фуникулера. Наивные норвежские детишки не знали, что не стоит и пробовать, им тягаться с русскими туристами в захвате выгодных мест.

После фуникулера мы сразу пошли в гостиницу, даже не посидев ни в одном из открытых кафе, усеявших все тротуары в порту. На этом наш день и закончился.

8 день

Перед отъездом ухитрились сбегать еще на рыбный рынок, где докупили сувениров. Выехали из Бергена достаточно быстро, совсем не плутая по горным тупичкам. И это было для нас даже как-то странно. «Сусанна» молчала, хотя и показывала направление движения на выезд из города. Но ремонт за эти дни не закончился, и я больше доверяла знакам объезда и указаниям дорожным рабочим, с их палочками, чем указаниям нашего навигатора, который про ремонт был в полном неведенье. В общем, обошлось без приключений.

Двигаясь по трассе Е16 раза три уже меланхолично, не возбуждаясь, отметили, что висит знак Avto pass, и что, значит, мы едем по платному участку дороги. Но даже слабых мыслей об оплате дороги ни у кого из нас не возникало, будь что будет, решили мы. Я уже привыкла выдерживать скорость ниже положенной на 2-3 км/ч. Видимо так на меня подействовали истории из интернета о страшных штрафах, настигших наших соотечественников в неожиданных местах. Ольга два вечера подряд читала мне их излияния вслух на ночь. А может, я обессилила от постоянных оправданий, и мне легче было тормозить несущихся куда-то шведских водителей, чем объяснять, что нас здесь не поймают, и мы и так едем медленно.

Вдоль дороги фруктов нигде не продавали. А ведь раньше, как рассказывал нам экскурсовод в предыдущей моей поездке, в Норвегии добрые норвежские фермеры оставляли выращенные ими фрукты и ягоды у дороги. Вешали на них ценник, ставили, рядом весы и ящик для денег, за взятую продукцию, и, спокойно шли работать в поля, радостно надеясь вечером забрать ящик, полный денег. Честные европейцы, проезжавшие на своих машинах и прельстившиеся выставленным товаром, останавливались, взвешивали клубничку или вишенку и кидали денежку в ящик. Все были довольны. Но когда появились русские туристы, довольных стало меньше. Наивные туристы, наверняка полагали, что фрукты у дороги – это своеобразный жест гостеприимства, вроде нашего хлеба с солью. И по своей наивности брали ягоды и уезжали, не заплатив. Некоторые же полагали, что деньги в ящике оставлены для них, чтобы к дарам норвежских полей, бедные русские могли купить еще и закуску с выпивкой, и забирали ящичек с деньгами (ящичек видимо брали, как сувенир). Так что довольными и счастливыми оставались только русские туристы. Норвежские же фермеры, по вечерам, наверное, оглашали округу заковыристыми норвежскими пожеланиями доброго пути добрым людям. Теперь у дороги нет ни фруктов, ни ягод, ни весов, ни ящичков с деньгами. А жаль.

Так мы потихонечку добрались до Флома (Flam). Поставив машину на бесплатную стоянку, естественно, мы первым делом пошли в сувенирные магазинчики, коварно расположившиеся за каждым углом, и со своими открытыми дверьми, будто поджидающие расслабленных туристов, чтобы облегчить им расставание с их деньгами. Но мы сразу же отметили, что на рынке в Бергене точно такие же вещи стоили дешевле, и не поддались искушению приобрести кучу ненужных вещей.
Купив железнодорожный билет на «Flomsbana» мы еще немного побродили по магазинчикам, ожидая поезда, но так ничего и не купили.

В поезде вместе с нами в вагоне оказалось еще 3 группы российских туристов, причем в одной из них ехала злобная девица с отталкивающим взглядом, периодически сообщавшая всем, находящимся в вагоне о своем недовольстве всем, что её окружало. Но испортить нам поездку ей все же не удалось. Как-то привыкаешь, что за границей где-то тебе обязательно встретится какое-то российское чмо, вечно чем-то недовольное и хорошо, если трезвое. При этом оно обязательно громко будет оповещать о своем недовольстве всех окружающих. Девица была трезвая, и это был единственный плюс.
Зато на остановке у водопада мы смогли насладиться прекрасным видом, а в водопаде была вода. Некоторые удивятся, какой водопад без воды. Но в прошлый мой приезд, в августе, когда мы с группой туристов проезжали по этому маршруту – воды не было. Её остатки направили на гидроэлектростанцию, которая давала ток для этой железной дороги, а на голых камнях вместо мощного потока прыгали худосочные местные девушки, изображающие под музыку местных ведьм. В этот раз были и вода, и музыка, и девушки, похожие на горных ведьм, на окрестных скалах. Все было просто изумительно.


Прекрасных пейзажей встречалось нам по пути много. А так как я примерно помнила, с какой стороны движения покажется очередной прелестный вид, то успевала перейти с одной стороны вагона на другую, чтобы успеть сфотографировать очередной чудесный пейзаж. Японцы и шведы, расположившиеся в соседних купе, от меня явно отставали, хотя на обратном пути и им иногда удавалось вовремя занять выгодную позицию у окна в преддверии очередного симпатичного местечка. В общем, поездка на поезде удалась. Всем понравилось.

Когда вернулись во Флом, естественно, снова пошли по магазинчикам. И видимо на нас горный воздух повлиял как-то опьяняюще – в этот раз мы все-таки купили сувениры, да еще и куртки в местных магазинчиках.

Загрузив покупки в машину, мы в радостном настроении выехали со стоянки и, распрощавшись с Фломом, направились в Аурланд, где нас ждал заранее забронированный домик на берегу фьорда.

По дороге, чуть не проскочили еще один водопад. Но в последний момент я все-таки ухитрилась заскочить на стоянку для автомобилей, никого не подрезав. Водопад оказался интереснее и живописнее, чем все предыдущие. А судя по тому, что рядом магазинчиков не было, а стояло два одиноких ларька, с продавцами, не разговаривающими по-русски, наши туристы посещали это изумительное место не так уж и часто.
В Аурленд приехали вечером. Остановившись рядом с маленькими домиками, направились в домик с ресепшн, где нас ожидала очень приятная хозяйка, которая и отдала нам ключи от нашего жилища. Возвращаясь к машине, мы прошли мимо компании из четырех мужчин, которые сидя за столом, рядом с домиками, играли в какую-то настольную игру. Еще когда мы подъехали, они уставились на нас, открыв рты и совершенно забросив свою игру. Когда же мы отъезжали, мужики так и продолжали сидеть без движения, провожая нас взглядом. Не первый раз мы наблюдали немного странную реакцию в маленьких городках местных мужиков на наше появление. Как то странно они на нас смотрели, замедляясь в движении или полностью бросая свои дела. Чем мы их так удивляли, осталось для меня тайной.

Наш домик оказался самым крайним в небольшом ряду подобных строений, стоящих на самом берегу фьорда. И нас очень порадовало, что машину можно было поставить рядом с входом в домик, и вещи далеко таскать не надо.
Место – просто потрясающее. Из большой просторной кухни открывается изумительный вид на фьорды. На следующее утро, когда местный пароходик причаливал к рядом стоящему пирсу, было такое впечатление, что он собирается пришвартоваться к нашей кухне. И хоть на втором этаже комнатка, судя по низкому потолку, была сделана исключительно для детишек, от домика мы были в диком восторге.


9 день

Утром, убравшись в домике, с печалью уезжали из этого прекрасного места. Если бы была возможность – остановились бы здесь на несколько дней. Но нас ждала дорога, гостиница в Осло и, как мы надеялись, много новых изумительных мест.
Тут еще, некстати, на нас напала «расслабуха», захотелось бросить вещи, никуда не ехать, а сидеть на берегу, или еще лучше, лежать, любуясь прекрасными пейзажами. Но собрав всю волю в кулак, и тихо постанывая, от неизбежности расставания с этим прекрасным местом, мы загрузились в машину. Нам ещё хватило сил забить в навигатор адрес гостиницы в Осло, и хоть Сусанна и рассчитала нам более короткий маршрут, я повела машину по дороге № 50. Так нам надо было проехать через самый длинный тоннель в Норвегии. И мы могли полюбоваться в нем подсветкой «Северное сияние».
Несколько раз останавливались в очень живописных местах для фотосъемки. Правда, иногда, более красивые места пролетали, а в менее живописных вставали на стоянку. Трудно, когда сидишь за рулем, сразу оценить красоту места, куда можно съехать с дороги. Не всегда с дороги видно, торчат ли там деревья, закрывая обзор, или, открывается потрясающий вид. Тем не менее, несколько изумительно красивых площадок мы захватили.

По дороге нам достаточно часто встречались знаки, предупреждающие, что недалеко от дороги находятся природные или рукотворные памятники, правда надпись на них была только на норвежском языке, но значок один и тот же. Никуда не торопясь, мы завернули по очередному указателю и, примерно через 3 км, подъехали к маленькой деревушке, рядом с которой располагались старинная церковь в строительных лесах (под названием Borgund stavkyrkje), какой-то древний амбар, а поблизости, но чуть в стороне виднелось здание музея.
Оставив машину на бесплатной стоянке, мы сразу же пошли к миленькой церквушке. По строительным лесам можно было подняться до крыши церкви, и мы сразу же устремились на шаткие мостики лесов. Но как только мы на них ступили, сверху к нам скатился колобок в виде улыбчивой девушки, которая радостно залепетала: «Ticket, ticket». Мы попытались сделать вид, что не понимаем, что она от нас хочет, и стали изображать абсолютно непонятливых русских туристок, чтобы попытаться пробраться мимо нее наверх. Но попытка проникнуть на охраняемый объект без оплаты не удалась, девушка, закупорив своим не хиленьким тельцем проход, мило улыбаясь, с помощью пантомимы дала нам понять, что без билета на крышу «ни-ни». Ну и ладно, не больно-то хотелось. Да еще и дождик начал накрапывать из закрывших все небо сереньких тучек.



Побродив поблизости от церкви, мы направились в музей. Там посмотрели бесплатную экспозицию (на платную часть, спрятанную за небольшой стеной – не пошли). Просмотрели на мониторе интерактивную реконструкцию древнего поселения, расположенного рядом с церковью. Жаль сопровождавшееся объяснение шло на чуждом нам языке.
Из сувениров ничего не купили, хотя Ольга и порывалась купить кулон с изображением каких-то рун, но потом передумала. А в платные туалеты прошли бесплатно.
По поводу туалетов особенно не парились. Ну, стоял там, на проходе к ним маленький деревянный столбик-ящичек с табличкой, на местном и английском языках, что туалеты бесплатные только для тех, кто купил в местном лавочке сувенир, а для остальных, не потративших свои денежки – туалеты платные. Да никто из нас, когда проходил мимо, на этот столбик и внимания-то не обратил. Заметили его, только когда уже воспользовались услугами этого заведения. А вот какой-то норвежский старенький дедушка хотел опустить в этот ящичек денежку, но его суровая бабуля не дала ему это сделать, сердито на него прикрикнув. И побежал дедуля к заветной кабинке, зажав денежку в руке. Так что, не одни мы такие.
В общем, поход по историческим местам удался.
Когда мы вышли из музея, дождик заметно усилился, грозя перерасти в ливень. Но мы, бодро прыгая через лужи, пробежали мимо чехословацких байкеров и норвежских велосипедистов, и, расположившись в уютной машине, направились дальше в сторону Осло.
Вскоре мы свернули на дорогу Е 52. В самом начале дороги крутой серпантин, но видимо, после стольких дней езды по горам, его крутизна нас совсем не пугала. Тем более, что грузовые машины, спускающиеся вниз, останавливались в специальных карманах, пропуская поднимающиеся легковые машины и ожидая, когда они пройдут повороты. Повороты там достаточно круты, чтобы грузовая и легковая машины не смогли бы одновременно их пройти. Зато когда мы взобрались наверх, открывшийся вид нам очень даже понравился. Красота, да и только.

Двигаясь дальше по голому плато, мы раза два останавливались, чтобы сложить из камешков троллей (еще одна забава для туристов, подсказанная экскурсоводом в предыдущую поездку) и, дав им наказ исполнить наши пожелания, быстрее бежали в теплую машину. На плато было очень холодно, и мы так задубели, бегая на ветру с холодными камнями в руках, что от стука наших зубов, кажется, подскакивала наша машина.

Скоро дорога пошла под уклон, за бортом потеплело. Ольга усмотрела впереди указатель с заманчивым обещанием музея метеорита, и предложила туда свернуть. Хоть мы с радостью и согласились, внутренне я была настроена достаточно скептически, не ожидая увидеть ничего необычного.
Пока мы поднимались по узенькой крутой асфальтовой дорожке, внезапно перешедшей в еще более узенькую дорожку, покрытую щебенкой, я представляла, что приехав на место, мы увидим ложбинку, заросшую мхом и ёлками, пусть и симпатичную, но абсолютно похожую на окружающий нас пейзаж.
Но любопытство вело нас вперед и вскоре мы вскарабкались до места, где дорога была уже почти пологой. На развилке дороги стоял знак — к музею на машине с прицепным кемпингом въезд запрещен. Развилка была расположена под острым углом и развернуться подобному транспорту в этом месте, не помяв кучу елок, было невозможно. А пятиться задом с трейлером на хвосте по осыпающейся местами гравийной дорожке было рискованным занятием. Только один выбор оставался для бедных прицепщиков – двигаться вдаль от музея метеорита куда-то в глухой лес и там, видимо, сгинуть.
Для нас же запрещающих знаков не было поставлено, и мы решительно двинулись прямиком к музею.
Перед въездом на территорию природного парка, где музей располагался, стояли две будочки и плакатик, на котором были указаны часы работы. Одна из будочек, судя по её оформлению, явно была предназначена для принятия оплаты. Ольга выскочила из машины, горя желанием отдать кому-нибудь деньги за наш проезд. Тщетно она бегала вокруг будочек. Видимо сезон сбора денег с туристов ещё не начался, и норвежцам в голову не могло прийти, что одна из русских туристок так страстно желала отдать свои деньги за посещение их сокровища. Безбилетные, мы поехали дальше.

Рядом со стоянкой было деревянное здание закрытого музея и какой-то плакат где, в том числе и на английском языке, было приведено описание упавшего несколько миллионов лет назад метеорита. Куда-то вниз, среди елочек и мхов спускалась живописная тропинка, которая, судя по указателям, вела к месту падения метеорита. Местность симпатичная. Только всю картину портили две норвежские машины, которые подъехали почти сразу же за нами и из которых вывалились семья с двумя детьми и бабуля с дедулей. И если бабушка с дедушкой ещё только шли к месту падения метеорита, когда мы уже возвращались, то семейка с детьми наступала нам на пятки, так и норовя залезть в объективы наших фотоаппаратов и быть запечатленными на наших фотках. Но удачно опережая их, мы все же смогли все снять без чужих детей. А фотографировать было что. Черная дорожка обугленных скал, проложенная метеоритом несколько миллионов лет назад, очень живописно сверкала среди обступивших ее ёлок. Перекинутый через неё миленький деревянный мостик давал возможность полюбоваться на нее сверху. И маленькое, сиротливое озерцо, где метеорит, видимо, закончил свой путь, завершало славную картинку. Нам все это очень понравилось.

Дальше ехали в Осло, уже не останавливаясь, шёл дождь и достаточно монотонное движение усыпляло. Не веселили уже даже надписи на дороге перед ремонтируемым участком дороги, прямо перед передвижным светофором — «Stop her», которые мы читали по-русски.
Когда до Осло оставалось где-то 80 км, я поняла, что не могу больше вести машину, т.к. просто отключаюсь. И мы поменялись с Ольгой. Я очень люблю ехать в машине, когда за окном дождь или гроза, а за рулем сидит опытной и надежный водитель. И сейчас я расслабилась, и наслаждалась этим моментом.
Заодно, по пути, нас порадовал пухленький рабочий из ремонтной бригады. Его, по-видимому, поставили регулировать ремонтируемый участок дороги, вместо передвижного светофора. Когда мы подъехали, он нас остановил, и какое-то время меланхолично взирал на образовавшуюся за нами очередь из разномастных машин. Потом так же, в тихой задумчивости, сходил к машине, стоящей у обочины и вернулся с огромным бутербродом. Угрюмо посмотрев на нас, он одним махом отхватил почти полбутерброда и стал его меланхолично пережевывать. Не знаю, что он прочитал на наших удивленных лицах, но остатки бутерброда он запихал себе в пасть, повернувшись к нам спиной. Бедняге, наверное, не давали нормально пообедать и он только, и успел запихнуть в себя этот бутербродик. Хотя с другой стороны, отощавшим он отнюдь не выглядел. А со своими габаритами, мог спокойно перегородить одну полосу движения. Пошел ли он за следующим бутербродом, нам неизвестно. За нами приехала машина дорожных строителей с надписью «Ledebil» и с проблесковым маячком на крыше. Надпись мы прочитали на французский манер, что-то вроде «ле дебил». А судя по тому, что машина перед нами развернулась и поехала к другому концу ремонтируемого участка, мы поняли, нам следовать за ней. Так мы и уехали, оставшись в полном неведении о других гастрономических пристрастиях дорожного рабочего.

Прекратившийся было дождь пошел с новой силой. По дороге стали попадаться голосующие норвежцы, которые не хотели стоять под дождем и ждать автобусы, а пытались поймать попутки. Мимо женщин мы со свистом проехали мимо, зачем их бедных пугать добротой русских туристок. А вот пухленького мужчину, одиноко стоящего в мокрых кустах и отчаянно голосующего, – решали брать или не брать. Пока обсуждали, поместится ли он на заднем сиденье и не напугает ли своим внезапным появлением задремавшую Ольгу, проехали мимо. Интересно конечно было, не побоялись бы норвежцы сесть в машину с иностранными номерами и русской женщиной за рулем или с испугу побежали бы от нашей машины прочь, в леса. Теперь уже не узнать, мы не останавливались.
Перед Осло наша Сусанна проснулась и гаркнула – направо. От неожиданности мы повернула направо, но не совсем туда, куда Сусанна хотела нас отправить. Но все-таки уже сказывался опыт нашего общения с навигатором и, мы все же благополучно выехали к нашему отелю.
Когда мы ещё въезжали в центральную часть Осло, нас уже встречала полицейская машина и, пока мы выгружали у гостиницы вещи из машины, мимо нас снова проехала полицейская машина. Двигалась она медленно, видимо для того, чтобы полицаи могли нас внимательно рассмотреть. Не найдя в наших действиях ничего криминального, полицейские удалились, но мы себя почувствовали как-то неуютно.
В гостинице на ресепшн, нам нарисовали план парковки для нашего авто, сообщив, что постояльцам гостиницы полагается скидка. И девушка, нарисовавшая этот план, при этом добавила, что парковка находится всего за 1,5 квартала от гостиницы, за каким-то чудо как красивым домом с колоннами. Я опять села за руль, и мы поехали искать эту парковку, поглядывая на выданный нам план. Красивого дома с колоннами на положенном ему месте мы не нашли. Стояла там какая-то урбанистическая коробка с квадратными колоннами, но красотой она точно не блистала. Нарезая третий круг подряд вокруг гостиницы, мы с Ольгой гадали, считать ли эти квадратные столбики колоннами и насколько само здание симпатичное. Наконец после того, как очередная полицейская машина уступила нам дорогу, а подлый водитель трамвая побибикал, чтобы мы освободили ему дорогу – мы все же решили, что это здание с колоннами и есть нарисованный нам ориентир и, наконец-то, где-то на задворках этого здания нашли подземный паркинг. Облегченно вздохнув, оставив машину на стоянке, мы столкнулись со следующей трудностью – надо было как-то выбраться отсюда на поверхность. Лифт для подъема наверх мы нашли довольно быстро, но на его кнопках были написаны какие-то буквы, как мы решили, обозначающие уровни. Хорошо, что долго мучиться нам не пришлось, проходившая мимо женщина сказала, что выход на улицу обозначен кнопкой «up». Еле вырвались из этого подземелья.

Вечером, побродив по Осло, мы прошлись вокруг закрытой ратуши. Ухитрились заставить поволноваться бравого солдатика, пытаясь залезть на пушку в крепости, когда крепость уже закрывалась. Заодно, гуляя по вечернему городу, испугали страшного вида проституток азиатской наружности, когда Ольга начала фотографироваться на их рабочем месте, рядом с симпатичным фонарным столбом.
Пока шли, разглядывали в светящихся окнах кафешек вечеринки, где они проходили, начиная от тех кому за …, до гей вечеринок. Но никуда так и не зашли, а пошли прямиком в гостиницу.

10 день

Утром выехали в сторону Гётеборга. Нам надо было заехать в питомник норвежских лесных кошек, который находился в 30 км от Гётеборга по дороге Е6 в сторону г. Бургос. С подземной парковки уехать без помощи местных аборигенов не удалось. Сначала мы не могли найти вход на парковку. Накануне вечером мне показалось, что я его запомнила, но утром показать, где он находится – не смогла. Мы нарезали круги на площади, где по моим уверениям мы накануне оказались при выходе из парковки Evroparken. И пока местная девушка, к которой мы бросились с парковочным талончиком в вытянутой руке, не подвела нас к входу, мы задумчиво заглядывали во все двери заведений, расположенных на площади.
Вход оказался за углом одного из домов, мимо которого мы пробежали раза три, и на который я периодически указывала с душераздирающими воплями: «Вход был там!». Погрузившись в машину, стали терпеливо ждать Ольгу, которая должна была оплатить парковку в автомате при входе. Ждали довольно-таки долго. Систему оплаты мы предварительно изучили по интернету и уточнили на ресепшн нашей гостиницы, где нам пробили талончик с парковки, уверяя, что по договору с владельцами парковки, клиентам отеля будет скидка. Но никто нам не объяснил, что всунув в автомат оплаты у лифта парковочный талончик, надо в эту же дырку пихать карту Visa. Ольга долго искала ещё хоть какую-нибудь щель, чтобы запихнуть карточку, пока какие-то местные аборигены не показали, куда и что пихать. А отходя, переговариваясь между собой, сказали; «Girl beautiful». Джентльмены, однако. В общем, оплату в размере 180 норвежских крон произвели. С замиранием сердца вставили в автомат при выезде парковочную карточку и благополучно выехали, неизвестно куда, наобум свернув в правый выезд с парковки. А так как навигатор подключился не сразу, всё-таки Сусанна не научилась находить спутники под землей, я примерно придерживалась направления, намеченного по карте. Но достаточно скоро Сусанна подключилась и повела нас по дороге Е6 в сторону Гетеборга.

Выехав на автостраду, я включила круиз-контроль. Почему мы его раньше не включали в Швеции – осталось для нас загадкой. С круизом можно расслабиться и почти не дергаться из-за превышения скорости. Правда, иногда, после подъёма в гору, круиз давал повышение скорости, от заявленной, на 3-5 км/ч, но мы стали ставить скорость заведомо ниже на эти 3-5 км/ч от требуемой – и не парились. Пилить за превышение скорости меня стали меньше, и это как-то расслабляло. Зато на дороге стали часто попадаться трупики сбитых животных и это очень печалило. У нас в России никогда не видела такого количества трупиков, разбросанных по краям автомагистрали.

Хоть в Норвегии и поставлены ограждения от животных по краям дороги, видимо животных у них так много и так им хочется погибнуть под колесами, что они перелезают через ограждения и бросаются под машины. Вот до чего доводит бедных зверей жизнь в цивилизованной Европе.

Пока ехали до границы, два раза платили за платные дороги по 20 и 25 крон. Во второй раз оплату принимал дяденька, знающий несколько слов по-русски. Я на его приветствие ответила; «Добрый день», так он сказал: «Здравствуйте» и «Счастливого пути» по-русски. Я не стала выспрашивать, научили ли его наши соотечественники, проезжавшие здесь прежде вежливому обращению по-русски, или он любитель русской словесности, изучающий язык самостоятельно. Я только пожелала ему дальнейших успехов в изучении русского языка, и мы поехали дальше.

До границы доехали, как мне показалось, достаточно быстро. На этой дороге она была обозначена выставленными по краям дороги норвежскими и шведскими флагами, которые являлись ориентиром для пересекающих границу. Так же сразу после пересечения границы появился знак ограничение скорости 110 км/ч. До границы, в Норвегии, на этой же самой дороге ограничение скорости было не более 100 км/ч. Чудеса, да и только. Ещё в Швеции удивили подвешенные при въезде на мосты какие-то «полосатые колпаки», которые, по-видимому, должны были показывать направление и силу ветра. Когда мы проезжали, колпачки безвольно свисали вниз со своих шестов. Ветра не было и нас, к нашей радости, с моста не сдуло.

Машин было немного, ехать было весело. Эту часть автомагистрали в Швеции достроили, судя по всему, совсем недавно, Сусанна опять постоянно пыталась свернуть нас с автомагистрали на местные дороги, пугая тем, что мы едем по полям и лесам напролом. Заодно без устали советуя, где повернуть и, при этом душераздирающе крича: «Пересчет маршрута. Пересчет маршрута». Свернуть нас с выбранной нами дороги ей так и не удалось, до Гетеборга доехали по автомагистрали.

После Гетеборга остановились на очень симпатичной стояночке, которая по своей привлекательности могла поспорить с норвежскими стоянками. По дороге в Норвегию мы считали, что лучше, чем в Швеции, стоянок быть не может. Но попав в Норвегию – убедились, что многие стоянки в ней выглядят намного привлекательнее шведских. Данная же стоянка норвежским не уступала ни в чем.
Уступив место за рулем, я со спокойной совестью стала обозревать окрестности, периодически «клевая» носом.

До питомника доехали без приключений. Обратно из питомника выезжали вечером.


Заехав для порядка не на ту улицу, которая вела к выезду из посёлочка, и, дождавшись советов подключившегося навигатора, я все же вырулила в нужном направлении и мы отправились обратно в Осло. Дорога нам была уже знакома, ехать было легко и приятно и даже в Гетеборге особых проблем с проездом по городу у нас не возникало. Но к Шведско-Норвежской границе подъехали уже достаточно поздно.

Дорога на границе была перегорожена, и всем машинам приходилось сворачивать с неё к норвежскому погранпункту, который громоздился в лесочке, рядом с дорогой. Перед нами оказалось три машины, которые пограничники пропустили без досмотра. Когда подошла наша очередь, норвежцы сразу как-то приободрились, разглядывая наши номера, что возбудило во мне нехорошие предчувствия. Погранцы переговорили между собой, и один из них показал нам, чтобы мы отъехали в сторону. Я очень удивилась, вытаращила на него глаза, не понимая, чего он хочет, но всё же встала, куда он показал, ухитрившись его не задавить. Он спросил, как я поняла, на каком языке мы разговариваем, и я гордо ответила; «На русском». Он погрустнел, но всё же спросил, разговариваем ли мы по-английски. Тут Ольга вступила в разговор и гордо ответила, что мы говорим по-английски. Пограничник снова повеселел. Я не глушила машину, в салоне у нас звучала песня Ваенги, в общем, все надеялись, что сейчас нас отпустят. Не тут-то было. Таможенник поинтересовался, зачем мы ездили в Швецию.
Шопинг? – с надеждой спросил он нас.
Нет – ответила Ольга – мы ездили смотреть кота.
Просто смотреть кота? – переспросил он. И для пущей уверенности сложил ладошки домиком, приставил их к своей голове и несколько раз весело промяукал – Мяу, мяу.
Представьте себе здорового мужика лет под 40, к тому же одетого в форму норвежского пограничника, который стоит перед вами, изображая котика, да к тому же ещё и мяукает. У меня глаза медленно, но верно полезли на лоб. Мы все втроем, я и Ольги, застыли в немом изумлении. Я уже была готова даже к тому, что он нам станцует. Я бы, наверное, ему похлопала. Но внезапно, прекратив выступление, пограничник вкрадчиво спросил: «Алкоголь, сигареты, табак?».
У нас нет – радостно сообщили ему обе Ольги. А у меня лицо внезапно приняло каменное выражение. Я вспомнила, что мы покупали в «Дьютике» на пароме несколько бутылок водки и ликера и оставили их в пакете, в багажнике машины. Как я узнала позже, только я расслышала вопрос о спиртном, остальные этот вопрос не расслышали и в полной уверенности, что мы добропорядочные гражданки, не нарушающие норвежских законов по-доброму улыбаясь, смотрели на пограничника. Он же, то ли обидевшись, что мы ему не похлопали за великолепное представление, то ли от излишнего усердия, полез осматривать нашу машину. Тут до меня дошло, что надо глушить мотор и вылезать из машины – дело пахло керосином. В мозгу пронеслись страшные картинки – нас не пускают в Норвегию, а там, в отеле остались наши вещи и мы только что оплатили проезд по платной норвежской дороге и деньги нам не вернут. И вообще, конфискуют бутылки водки и ликера и машину в придачу. Ведь норвежские гаишники запугали даже шведских водителей, как нам рассказала владелица питомника норвежских лесных кошек, отнимая в залог за какие-то провинности у шведов машины. Норвежские погранцы тоже, наверное, звери, думалось мне. Пока я перебирала эти грустные мысли в голове, пограничник уже осмотрел наш пакет с мусором, который валялся у нас в салоне, и приступил к осмотру сумок в багажнике. Углядев под сумками канистры, он хищно заулыбался и спросил, везем ли мы в канистрах бензин. Мы честно ответили – нет, не везем. Но он, то ли нам не поверил, то ли захотел показать, какая у него музыкальная натура, только вытащил канистры из багажника, потряс ими в воздухе, а потом еще и побарабанил по ним, то ли выбивая ритм гимна норвежского пограничника, то ли проверяя, есть ли там двойное дно.
Удостоверившись, что бензина в канистрах нет, он взялся за осмотр сумок. В самой большой сумке у нас лежали упаковки сушек с маком и детское питание для Ольги. С её проблемами с поджелудочной – рацион у неё был ограничен. Вытащив из сумки пакет с сушками, пограничник в недоумении воззрился на него. Они же с маком, пронеслось у меня в голове, вот она – наркота.
Я их люблю – жизнерадостно сказала Ольга.
Я замерла, но пограничник, положив пакет обратно, выудил из сумки баночку детского питания.
Кошачий корм – ехидно улыбаясь, сказал он.
Он наверняка решил, что русские питаются исключительно кошачьим кормом. Пакет с литровыми бутылками водки лежал рядом с просматриваемой сумкой. Он был на очереди следующим.
Вот она, тюряга – горестно думала я. Тем более, что за время представления к нам подъехала полицейская машина с зарешеченными задними стеклами, типа нашего милицейского «уазика». Передвижная тюрьма — решила я.
Но после осмотра детского питания, пограничник потерял к нам всякий интерес и, извинившись, отпустил нас. Заодно высказав нам устную благодарность, что мы разрешили ему осмотреть нашу машину. Можно подумать, мы могли не разрешить ему её осматривать. Понятых нам только не хватало.
Вырвавшись с погранпункта, мы всю оставшуюся дорогу радовались, что ускользнули из лап норвежского правосудия.
Поставив машину на уже знакомую нам подземную стоянку, в гостиницу вернулись в начале первого ночи.

11 день

Утром, получив в пакетиках выбранный вариант ланча и, не найдя среди хлебов обещанной курицы с карри, позавтракали и сразу же побежали в городской дворец г. Осло. Бодро проскочив все залы, лавируя между группами туристов, мы достаточно быстро покинули дворец. Но времени до окончания нашего проживания в гостинице оставалось совсем чуть-чуть и мы, оставив все попытки посмотреть другие достопримечательности Осло, устремились в магазины. Заветная цель растратить почти все оставшиеся норвежские кроны, была достигнута достаточно быстро. Так что мы ещё успели погулять по близлежащему парку и сфотографироваться со скульптурной группой из двух медведей.


«Живую» скульптуру в виде двух загримированных мужиков вблизи сфотографировать не удалось. Загримированы они были под трубочиста и римского воина и как только туристы наводили на них объектив фотоаппарата, они, прикрываясь, один щитом, второй цилиндром, нахально указывая на ящичек для сбора денег. Мы не стали с ними фотографироваться. Тем более, что в Осло, как и в Стокгольме, очень много памятников городской архитектуры, почти на каждом углу можно увидеть интересную скульптуру. Фотографироваться бесплатно можно было с любым из них. Но времени на осмотр оставшихся без нашего внимания достопримечательностей уже не оставалось и мы вернулись в гостиницу, номер в которой мы должны были освободить к 11.00.

Машину с парковки забрали без приключений. Сусанна, как обычно, не могла установить в подземелье связи со спутником. Когда мы выбрались на поверхность, она попыталась нас почти сразу же отправить в очередной туннель, где она снова потеряла бы связь со спутником. Я решила, что хоть немного, но я покажу своим спутницам Осло и, плюнув на Сусанну, поехала, как мне показалось в сторону концертного зала. Но Ольги сказали, что им хочется быстрее уехать из Осло, пусть даже они больше и не увидят никаких достопримечательностей. На их нервную систему давила полицейская машина, периодически попадавшаяся нам на пути и пугавшая подозрительными лицами полицаев, маячившими в ней. Не знаю одна и та же это была машина или нет, но закрадывалась мысль о слежке, устроенной за нами норвежской полицией. Тревожное ожидание неминуемости наказания за все нарушения правил, совершенные в Норвегии, захватило и меня и, плюнув на осмотр достопримечательностей и доверившись навигатору, мы, минуя какие-то подозрительные арабские кварталы в горах, выехали-таки на трассу Е18 в сторону Стокгольма.

Продвигаясь по трассе в сторону дома, мы опять оказались перед очередным пунктом оплаты проезда по платной дороге. Завернув к будочке, находящейся под надписью «Manual», с честными намерениями оплатить проезд, мы были удивлены и, даже ошарашенными тем, что при нашем приближении будочка закрылась, а на окошечке появилась надпись «closed». Мы подъехали к соседней будочке, но и она при нашем приближении закрылась тоже. Видимо в будочках сидели норвежские юмористы, которые очень хотели, чтобы мы попытались бы проехать по дороге, не заплатив, и они бы на нас сразу же донесли бы в полицию.
Я вышла из машины и остановилась, в полном недоумении разглядывая этот веселый пункт оплаты. Из машины, остановившейся за нами, которая так же была вынуждена метаться от будочке к будочке, повторяя наши маневры, вышла шведка, одетая в синий рабочий комбинезон. Она раздосадовано оглядела окрестности и о чем-то меня спросила, видимо, по-шведски. Я развела руками, что должно было означать и, что я не понимаю, что она сказала, и, что я не понимаю, почему при нашем приближении сотрудники пункта оплаты прекращали работать и исчезали в недрах будочек, и, что я вообще не понимаю, как нам ехать дальше. Шведка понимающе кивнула и решительным шагом направилась к стоящей перед нами будочке. Железной рукой она застучала по стене этого, как оказалось, хлипкого сооружения, в результате чего будочка затряслась, как осиновый лист. А шведка, вдобавок, еще громко что-то прокричала. Я так думаю, выругалась отборным шведским ругательством. Зато в будочке сразу же сняли табличку «closed», подняли шторки, и в окошечке появилась круглая и, даже лоснящаяся, физиономия сотрудника. Правда, физиономия была нерадостная, такое чувство, что владельца этого личика оторвали от поедания бутербродов. Всучив этому гражданину Норвегии деньги за проезд, мы двинулись дальше. Спасибо шведской трудовой заступнице.

Миновав Норвежско-Шведскую границу, мы сразу же завернули к знакомому магазинчику, под прикрытием которого работал TAX free. Догадаться, что здесь можно получить «сумму косвенных налогов с покупки, налоги, подлежащие возврату», непосвященному человеку достаточно трудно, т.к. худосочная табличка, висевшая рядом с кассой, была почти невидима, из-за развешенных рядом сувениров. В результате получив свои деньги обратно, я тут же потратила их на сувениры, купив их в этом же магазинчике. А заодно ухитрилась случайно порвать браслет, но незамеченная в причинении ущерба я смогла потихоньку смыться.
Это, конечно, был не первый ущерб, причиненный нашей маленькой группой в сувенирных лавках Скандинавии. Редко, но с удивительным постоянством кто-нибудь из нашей группы случайно портил какой-нибудь очередной сувенирчик, но продавцы то ли не видели, то ли принципиально не обращали внимания на урон, причиненный их бизнесу.

Продолжив движение дальше, опять наблюдали по краям дороги кучу трупиков животных, убитых злыми автомобилистами. Периодически попадались довольно крупные животные, что-то вроде барсука. Жалко зверюшек.
Под колеса нашей машины, к великому счастью для нас, никто из местной фауны не бросался.

Заправлялись на знакомой уже бензоколонке, где встретились с организованной группой соотечественников. Я решила уточнить у их гида кое-что об организации питания в кафешке при этой бензоколонке. Она мне ответила, но таким тоном и с такой недовольной физиономией, как будто хотела сказать; «Мне за тебя деньги не платили, нечего приставать». Поблагодарив её за даром полученные мной от неё ценные сведения (я же вежливая за границей обычно бываю), я поспешила к нашей маленькой неорганизованной группе, пора было ехать дальше. Я пересела на пассажирское сидение и стала с удовольствием обозревать окрестности, при этом пытаясь сосчитать количество убиенных зверюшек на 10 км пути. Но скоро мне это надоело, и я стала просто глазеть по сторонам.

По пути остановились на стоянке у озера. Стоянка со столиками, туалетами и какой-то странной железобетонной скульптурой. В общем, все, что путешественнику понадобится в дороге. Особенно радовала скульптура, которая спереди напоминала слона в очках, притом одно очко было выбито, а сзади сову с открытым огромным круглым ртом. Правда по поводу совы наши мнения не сошлись. Одна Ольга считала, что это задница слона, другая выдвигала несколько гипотез. Тем немее мы с удовольствием расправились с частью наших припасов, которые, как нам казалось, не желали уменьшаться, и, помахав на прощанье скульптурной то ли сове, то ли заднице слона, поехали дальше.

В дороге нас разморило и захотелось спать и, вот тут то и была высказана идея, с которой все в нашей машине согласились. Идея заключалась в том, что дополнительное оборудование машины должно быть укомплектовано надувным резиновым мужиком, которого можно было бы возить в багажнике, а в подобных ситуациях, надувать и сажать за руль. И он бы ехал себе тихонечко, этакий автопилот, и радовал бы нас своим неусыпным бдением и прилежанием. К сожалению, подобного дополнения к машине не предусмотрено.

Перед самой Упсалой я снова села за руль. Почти сразу же с соседнего и заднего сидений раздались знакомые песни о превышении скорости и несоблюдении правил дорожного движения. Наш коллектив, естественно, исключая меня, стоял на страже шведских правил дорожного движения.

В Упсале, безо всяких проблем нашли место, где должна была находиться гостиница, но где мы не нашли самой гостиницы, несмотря на то, что Сусанна и утверждала, что мы приехали к искомому дому. Дома там стояли, но никаких вывесок, указывающих, где же вход в гостиницу, не было.
Покружив вокруг нужного нам адреса на машине и, нарушив несколько правил, как мне сообщила Ольга (хотя я обнаружила впоследствии только одно нарушение – но серьезное), поставили машину с включенной аварийкой рядом со стоянкой и Ольга пошла, обследовать полутораэтажный домик, с нужным нам адресом. Напоследок я получила от неё ценные указания, как мне надо было действовать при появлении шведских гаишников. Я должна была выключить аварийку и быстрее уехать куда-нибудь от места нашей стоянки. Веселенькая получилась бы картина – я уношусь с «места преступления», от страха утопив педаль газа в пол, за нами несется шведская полиция, завывая включенной сиреной, а сзади, за машинами, бежит Ольга, чтобы не потерять нас на чужбине. Страшная картина, нечего сказать.
К счастью, Ольга довольно таки быстро нашла замаскированный вход в гостиницу, где сидевшие на лавочке у входа девушки ей радостно сообщили, что ей оставлена записка. Мы предупредили по интернету гостиницу о нашем позднем прибытии, и добрые сотрудники оставили нам записку, прикрепленную к двери скотчем, где был написан код кодового замка входной двери, номер нашей комнаты и было указано место, где лежит ключ от нашего номера. Судя по всему, воровство в этом городке не встречалось вовсе. У нас рискованно было бы оставлять подобные записки на двери. Видимо поэтому Ольге даже в голову не пришло исследовать дверь, и без подсказки девушек-постояльцев нам грозила бы ночевка в машине или в местной тюряге при попытке вынести дверь гостиницы для проникновения вовнутрь неё.
В результате, переставив машину на общественную стоянку и заплатив в автомате за 2 часа следующего дня (стоянка платная где-то с 9.00 до 16.00, в остальное время — бесплатная), мы вселились в наш отельчик, который располагался в старом двухэтажном здании.

В номере, который мы занимали, оказался старинный камин, зато шкафа для одежды не нашлось, была только вешалка.
Крутая деревянная лестница вела на второй этаж, где мы и нашли столовую в виде мансарды, расположенную под самой крышей домика. Весь дом прямо-таки дышал стариной, хотя гостиница от этого казалась еще более уютной. И от этого она еще больше выигрывала.
Распаковав наши чемоданы и попив чайку на общественной кухне, мы пошли на вечернюю экскурсию по городу. И вот тут-то мы впервые были атакованы скандинавскими комарами. Я могла радоваться, что взяла спрей-крем от кровососов, если бы не одно но. Комары на нас напали, когда мы довольно-таки далеко ушли от гостиницы, и подошли к каналу, и возвращаться обратно не было сил. Пусть напьются русской крови и подохнут с непривычки – подумала я и бодро повела наш маленький отряд мимо подвыпивших шведских студентов к башне замка, темнеющей вдали.

Идти было недалеко. Мы побродили по территории замка, сфотографировались у всех пушек и у кадки с каким-то деревом типа пальмы, послушали веселую восточную музыку, доносившуюся с вечеринки, проходящей в Уппсальском университете, расположенным напротив замка. Сам замок был закрыт и уже в свете уличных фонарей, освещавших белые ночи Швеции, мы бодрым шагом пошли в сторону кафедрального собора Упсалы.

По дороге нас обгоняли, сломя голову несущиеся на велосипедах под горку и что-то весело орущие нам, студенты. Они, пользуясь отсутствием машин и полицейских, неслись и по пешеходным дорожкам и по проезжей части, пролетая буквально в нескольких миллиметрах от нас. Но мы целенаправленно, ни на что, не отвлекаясь, продолжали свой путь. А похулиганить этой светлой ночью очень хотелось. Например, взмахнуть в сторону сумкой, как бы случайно, но в подходящий момент. А потом участливо наблюдать, как велосипедист катится под горку, только уже в виде шведского колобка с торчащими во все стороны колесными спицами и велосипедным седлом на голове.

Всё-таки русские женщины очень добрые, и мы не исключение, поэтому местные любители педалей и скоростей продолжали резвиться, даже не подозревая, какая опасность им грозила, если бы кто-нибудь из них посильнее напугал нас своим внезапным появлением сзади и своими радостными криками.

Побродив вокруг кафедрального собора и пофотографировавшись в неясном свете белых ночей, мы пошли в сторону гостиницы по пешеходной улице, разглядывая закрытые магазины и решая в какие из них мы завтра успеем забежать перед отъездом.

На этой улочке движение было потише, велосипедистов нигде не наблюдалось. Навстречу нам попадались редкие компании подвыпивших студентов, но, к счастью, без велосипедов и трезвые девушки, выгуливавшие маленьких собачек. Никто никого не боялся. Ни девушки пьяных ребятишек, ни ребята маленьких собачек, ни мы – и тех и других. Было весело и комары уже не кусались – видимо подохли, насосавшись нашей крови.

12 день

Утром завтракали в столовой, сотворив завтрак из того, что нашли в холодильнике. Понаблюдали, как девушка с ресепшн, к концентрату натурального сока, налитого в кувшин, доливает воду из-под крана, и ставит этот сок в холодильник (вот она хваленая чистота скандинавской воды из-под крана).
А за нами, пока мы ели, внимательно наблюдала женщина на костылях, судя по всему, постоялица отеля.

Расплатившись за гостиницу и уточнив, что машину можно подогнать через двор к крыльцу и этот дворик не является только пешеходной зоной, пошли забирать машину. Забрали за 5 минут до окончания срока нашей оплаты за стоянку. Подогнав машину, стали ее загружать под пристальными взглядами старушек, наблюдавшими за нами со скамеечки и с балкончиков соседнего дома. Странно было то, что все они были или с костылями или сидели в кресле-каталке. Но только одна из них была постоялицей отеля, другие бабули, судя по всему, жительницы близлежащих домов. Объясняю это для того, чтобы вы не подумали, что в отеле чересчур крутая лестница и все возрастные постояльцы ломают там ноги. Хотя лестница действительно крутая, мой фотоаппарат, выскользнув у меня из рук и весело проскакав по ступенькам до первого этажа, все же не разбился.
Не помахав местной общественности на прощание, мы поехали в центр города.
Перед нами стояла задача найти стоянку, как можно ближе к пешеходной улице, недалеко от кафедрального собора. Но видимо мы поздно выехали. Все дешевые стоянки на улице были заняты, а стоимость подземных, нам показалась достаточно большой. К счастью, пока искали стоянку, я никого не задавила, а велосипедисты от нас попрятались.
Решили ехать искать стоянку поближе к собору. И там я наконец-то углядела свободное место у крытого рынка, рядом с кафешкой. Опередив несколько машин с их владельцами, алчно ищущими свободные места, я под пристальным взглядом переставшего дышать владельца припаркованной машины, встала на свободное место, рядом с его сокровищем. И даже еще место осталось. На это место сразу же попытались втиснуться какие-то хачики со шведскими номерами, но выйти из машины им было бы очень затруднительно. На их счастье недалеко от нас освободилось другое место, и они быстренько переставили туда свой Volvo.
В то время, пока я наблюдала за перестроениями шведских джигитов, Ольга, горящая желанием оплатить стоянку, изучала парковочный автомат. Оплатить стоянку здесь, так же как и на некоторых предыдущих стоянках можно было только карточкой Visa. Но на парковочном талончике, который нам выдал парковочный автомат, не было указано, до какого времени стоянка была нами оплачена. С недоумением вертя в руках парковочный талон, мы стояли в ступоре, не отходя от автомата. На наше счастье, подошли платить за стоянку хачики. Естественно, мы набросились на них с просьбой объяснить правила этой стоянки. Неизвестно чему радуясь, они объяснили нам, что когда мы вставили карту Visa первый раз, автомат её запомнил и выдал нам парковочный талончик, а когда мы придем забирать машину, мы должны будем вставить в автомат карточку Visa второй раз и он, идентифицировав её, рассчитает время стоянки и соответственно снимет с неё определенную сумму. Спасибо англоговорящим товарищам с юга, мы со спокойной совестью пошли, нет, не по магазинам, как могли подумать некоторые несознательные граждане, а в кафедральный собор Упсалы.

В прошлый раз, я в собор не попала, поэтому, как и две мои спутницы была поражена красотой собора изнутри. Провели мы там намного больше времени, чем планировали, но оно того стоило. Но все же время поджимало, и мы побежали дальше, уже по магазинам.
Благополучно потратив все шведские кроны и, даже часть евриков, мы вернулись к машине. Потратили бы больше, но времени у нас было в обрез.
Парковочный автомат содрал с карточки драконовскую сумму, на подземном паркинге эта стоянка нам стоила бы дешевле. Но зато, мы стояли в центре Упсалы и успели побывать почти везде, куда намечали забежать накануне.
И так за два часа до начала посадки на паром, мы распрощались с Упсалой и двинулись в сторону Стокгольма. Быстро покинуть Упсалу нам помогла Сусанна, которая безо всяких «закидонов» вывела нас по оптимальному маршруту из города.

Примерно 60 км мы опять наблюдали за окном машины типичный пейзаж для этой части Швеции, с разбросанными трупиками мелких животных по краям дороги. И вот мы въехали в Стокгольм. Здесь опять начались наши маленькие разногласия с Сусанной, в результате чего мы не повернули в очередной туннель, где бы она в очередной раз потеряла бы спутники и свихнулась, а поехали по городу, влетев в небольшую, но ощутимую пробку.
Успокаивая девушек, что времени у нас вагон, я начала замечать, что непроизвольно издаю скрежет зубами от тихой злости, которая потихоньку росла во мне все больше и больше. Этому способствовало то обстоятельство, что при ширине дороги в три ряда медленно двигался только один крайний левый ряд, куда мы и влезли. В правом крайнем ряду стояли припаркованные машины, а в среднем, по видимому ехали те, кто высматривал свободное место в крайнем правом. Со стороны казалось, что средний ряд почти стоял (создавалось впечатление, что водители этих машин, высунув ноги в дырки, проделанные в полу их автомобилей, просто перебирают ногами по асфальту и так передвигают свои машины). Наш ряд, объезжая всю эту армаду машин двигался ну очень медленно.
Лицо у меня, по-видимому, становилось все «добрее». А в руки просился не руль, а автомат или большая дубинка. Но внешне я была символом российского хладнокровия. Во всяком случае, я так надеялась, да и времени у нас было, действительно еще предостаточно. Поэтому, когда вдалеке показалась ратуша, я уже совсем успокоилась. А мы потихоньку втягивались в праздник. Какие-то подростки, по-видимому, выпускники школ, бегали по тротуарам и проезжей части, перед носом проезжающих машин. Некоторые при этом размахивали плакатами с фотографиями подростков и детей. Часть подростков с вытаращенными глазами и в невменяемом состоянии орали что-то неразборчивое с разукрашенных открытых платформ грузовиков, при этом посыпая сверху всех окружающих зерном, конфетти и ухитряясь поливать при этом пешеходов водой из бутылок. Веселья хоть отбавляй. Хотела рассмотреть поподробнее, что у них за фотографии на плакатах, но мне было строго сказано, чтобы я следила внимательнее за дорогой, а то не дай бог кого задавим. А что у них на плакатах, все равно никто из нас не понял. Тем более, когда Ольга пыталась их сфотографировать, плакаты сразу же, как по чьему-то безмолвному приказу поворачивали к нам тыльной стороной. Зато нашу машину ничем не полили и не обсыпали. По-видимому, на моем лице так и осталось доброе, и даже ласковое выражение лица, глядя на которое никому не хотелось в нас чем-либо кидаться. Я даже по-доброму говорила перебегающим дорогу перед нашей машиной подросткам; «Беги быстрее, а не то будет тебе подарок – костыли российского производства». Да, добрые мы, русские люди.


Так незаметно, не поддавшись в очередной раз на уговоры Сусанны забраться в очередной тоннель, мы и доехали до гавани. На платную стоянку решили не вставать. До начала посадки оставалось еще минут 20, и мы со спокойной совестью встали в очередь из трех машин, на оформление посадки на паром. Настроение было прекрасным до тех пор, пока нам его невольно не испортил негр, подъехавший на красной машине «Volvo» и нагло вставший первым на соседней линии. Ну не знаю, почему нас так это задело, но обсуждали нахала мы почти до начала регистрации.


Пройдя регистрационный пункт мы, естественно, оказались среди первых. Но в данном случае это было непринципиально. Все уже присутствующие и вновь подъезжающие машины загнали на верхнюю палубу грузового отсека. На палубе мы встали первые по своей линии, и я с некоторой тоской думала, что при высадке придется пятиться задом через всю эту платформу.
Но делать нечего. Забросив свои чемоданы и холодильник в каюту, мы пошли на верхнюю палубу осматривать окрестности.
На палубе мы оказались в числе первых и, нам посчастливилось ухватить три пластиковых стула, чтобы, уже задрав ноги на перила и подставив лица солнцу наблюдать с высоты почти птичьего полета, как наш паром отчаливает от шведских берегов. Так удобно устроившись, мы и любовались проплывающими мимо берегами, снисходительно поглядывая на толпу стоящих вокруг пассажиров, коим не хватило стульев. Лениво фотографируя окрестности и помахивая рукой бросившемуся за нами в погоню итальянскому круизному лайнеру, гудевшему почти не переставая, видимо от обиды, что мы уплыли вперед, мы и просидели на палубе почти час.


Но всегда хочется разнообразия. Отдав стулья нашим соотечественникам с ребенком, мы пошли в Duty free. Перед кассой в дьютике, меня чуть не прибила итальянская синьора, тележкой, доверху забитую упаковками пива и бутылками вина. Если учесть, что в дьютике проходила дегустация ликера «Беллиз», мимо которой я пройти не смогла, то понятно, что мне грозила серьезная опасность быть раздавленной тележкой и итальянской синьорой. И все-таки почти чудом увернувшись от грозившей мне опасности, я со своими трофеями пошла в каюту, куда вскоре и подошли обе Ольги, соответственно со своими трофеями.

На ужин девушки решили одеть коктельные платья, которые они взяли с собой. Я же составила им компанию, одев, как и раньше очередную юбку и достаточно простого покроя кофту. Естественно, мои спутницы выглядели просто чудесно и, как я считала, своим появлением украсили этот «скромный» ужин. Но судя по очереди за халявным пивом и вином, шведско-финских мужиков интересовала только выпивка. Все мужики, стоящие в этой очереди смотрели только на стол, где впередистоящие уже наливали себе по несколько кружек вина и пива. На моих подруг, во всяком случае, из этой очереди, никто не обернулся. Я в отместку хотела нахально влезть без очереди и налить себе вина, но потом моя природная интеллигентность российского гражданина возобладала и я встала в общую очередь.

Некоторые граждане считают, что за ужин на пароме дерут слишком большие деньги и он того не стоит. Стоит, отвечу я, как и многие мои знакомые. Очень красивые пейзажи за окном, сменяющие друг друга, очень способствуют желанию подольше задержаться с бокалом вина в ресторане. Столы, заставленные разнообразной едой, которая прекрасно приготовлена, прекрасно разжигают аппетит у всех присутствующих. Выпивки – залейся. В общем, ешь, пей и ни о чем не думай. Вот только чая не оказалось. Бедная Ольга долго пыталась его найти, но ей это так и не удалось. А лично мне чай был не нужен, особенно после трех бокалов белого и красного вина, очередь за которым к концу ужина уже рассеялась

После ужина уже ничего не хотелось, только спать. Что мы благополучно и осуществили, без приключений добравшись до своей каюты.

13 день

Утром мы встали достаточно поздно. Осталось времени только на то, чтобы перекусить и разведать путь к стоянке, где мы оставили нашу машину.
От нашей палубы до палубы С3, где был вход на нашу стоянку, лифт поднимался только со стороны кормы. Но на палубе С3 проход посередине был перекрыт и для того, чтобы попасть к нашей машине, мы должны были по нашей палубы дойти до лестниц, которые находились в районе носа судна и пешком, с чемоданами подняться на палубу С3, так как лифт на носу до нашей палубы не опускался. Тащить чемоданы наверх на руках по узеньким лестницам, как это делали достаточно атлетически сложенные мужички, нам не хотелось. Поэтому мы должны были подняться на «кормовом» лифте на палубу С4, пройти через неё до лифта, расположенного на носу судна, и уже на этом лифте спуститься до палубы С3, где был вход на нашу стоянку, опять обозначенный фигуркой пятнистой коровы.

После объявления по громкой связи, что наш паром прибывает в порт (объявлений на русском языке опять же не прозвучало), мы достаточно быстро добрались до нашей машины. Но когда мы пришли на стоянку, все уже сидели в своих автомобилях. Видимо, перепрыгивая из лифта в лифт, и расталкивая своими чемоданами толпу спешивших к выходу с парома пеших пассажиров, мы потратили больше времени, чем остальные,
Я подзадержалась, фотографируя трюм парома, набитый неизвестно откуда взявшимися грузовыми и легковыми машинами. Интересно, что в Стокгольме такого количества автомобилей в трюме не было, и осталось гадать; то ли они погрузились на какой-то стоянке между Стокгольмом и Хельсинки, то ли я не заметила, рассиживаясь на палубе и наблюдая за чайками и за вертолетом в Стокгольме, как эта армада просочилась в грузовой трюм нашего корабля.
Сделав несколько снимков, я направилась к нашей машине. Я шла, никого не трогая, волоча сзади свой чемодан на колесиках, как вдруг увидела, что по моему проходу навстречу мне несется негр с безумно вытаращенными глазами и огромным чемоданом наперевес. Он быть может и пронесся бы мимо меня, отдавив мне при этом ноги и сделав инвалидом мой чемодан, но я решила спасти свое имущество и, прижавшись к чужой машине, приподняла свой чемодан, насколько мне хватило сил. Сил у меня было после вчерашнего ужина, по-видимому, немного, так как мой чемодан зацепился-таки за чемодан чернокожего мужика и наши чемоданы сцепились в немой схватке. Я изо всех сил тянула на себя свой чемодан, негр тянул свой чемоданище к себе, но чемоданы не разъединялись. Пассажиры близстоящих авто с ужасом наблюдали, из окон своих машин, за нашей борьбой, грозящей серьезными повреждениями окраски их любимых лошадок.
У негра чемодан был больше моего, но оказалось я все-таки сильнее хилятичного негра. Резким движением ноги я сдвинула его чемодан в сторону и протащила свой. Освобожденный афроамериканец с ещё более безумными глазами, даже не поблагодарив меня, понесся дальше, бренча своим багажом на колесиках.

Когда я подошла к своим и поделилась ужасом, только что пережитым мною, Ольга сказала, что обратила внимание на этого гражданина. Он прибежал к стоящей рядом с нашей машиной красной легковушке, обежал её несколько раз, заглядывая в её окна и пугая шведскую семью, сидящую в ней, после чего с вытаращенными и ничего не видящими глазами понесся к выходу с нашего уровня. По-видимому, он не запомнил, выходя с парковки, картинку своего животного и пришел на другой уровень, где его машины, естественно не было. Осталось его только пожалеть, хотя он и был похож на того нахала в Стокгольме, который нервировал нас при посадке.

Высадка машин происходила по-другому, чем в Стокгольме сценарию. Нашему верхнему уровню не пришлось пятиться задом через всю платформу. Просто опустили пандус с нашей стороны, сняли веревочное ограждение, и мы спокойно выехали. Перед этим я успела понаблюдать, как выезжали машины с нижнего уровня. Порадовала меня финская водительница, которая не смогла сразу нормально выехать задом и развернуться на площадке. Ей пришлось покататься туда-обратно раза три, но когда к ней подбежал на помощь сотрудник парома, она все же смогла развернуться, правда при этом чуть не врезалась в выезжающую из трюма очередную машину. Но закончилось все благополучно, она уехала, аварии не произошло.
А мы были на пути домой.

По дороге заехали в знакомый рыбный магазин, причем так удачно попали — два российских автобуса с туристами отъезжали. А когда мы, затоварившись, выходили из магазина, подошел белорусский автобус, откуда высыпала толпа туристов. Белорусские туристы, как зомби в фильмах ужасов, поковыляли на негнущихся ногах прямо нам навстречу, с сумками наперевес. Жуткое зрелище. Но все же их было немножечко жалко, видимо они не останавливались нигде в пути, стараясь как можно быстрее добраться до этого магазина и, естественно, из-за этого отсидели себе ноги.

Естественно, заехали перед границей в «шайбу». Я, правда, была единственная, кто взял обед на шведском столе с одним подходом. Но я не могла отказать себе в этом удовольствии по ряду причин:
1.был будний день, и обед стоил дешевле
2. вкусная и прекрасно приготовленная еда
3. и самое главное квас, который я хотела до умопомрачения.
Правда кассирша скептически посмотрела на два огромных бокала с квасом, стоящих у меня на подносе и, указывая куда-то вдаль, сообщила, что там я могу налить себе чая или кофе. Я не заметила, что за время поездки я уж так иссохла, и что примерно к литру кваса, мне надо еще выпить чая или кофе. Но может быть финской кассирше виднее. В любом случае проблем с желудком у меня не возникло.

Финскую границу проскочили на раз. И на Tax free, получив свои денежки, постарались распихать купленные спиртные напитки и рыбу так, чтобы нашим российским таможенникам они не бросались в глаза. Не то, чтобы наши таможенники не подозревали, что во многих машинах провозится контрабандная рыба или что многие наши соотечественники везут превышающие норму спиртное. Подозревали, но зачем им это наглядно демонстрировать. Вдруг они на сей раз окажутся голодными или какой-нибудь рейд будут проводить, чтобы показатели какие-нибудь улучшить. Хотя в последнем случае прячь, не прячь – не поможет. В любом случае замаскировав выпивку и рыбу детским питанием, мы смело подъехали к родной границе.

Судя по всему, у погранцов было веселое настроение. Сначала один из них радостно закричал своей знакомой, что он разогнал на границе всех комаров, после чего убежал на погранпункт, видимо там решил тоже похвастаться своими успехами. Мы остались стоять в очереди, с опаской ожидая, как бы с комаров этот доблестный пограничник не переключился бы на нас. Пока мы стояли, напряженно вглядываясь вдаль, из-за будочки к нам подкрался местный охранник и начал нам рассказывать, как хорошо бы здесь вырыть бассейн и всем нам в нем искупаться. Что-то он ещё нам предлагал, но бассейн на границе захватил мое воображение, и я слушала его в пол уха. Тут к нашей машине подошли веселые пограничницы, одна из которых, узнав, что мы ездили в Норвегию, и, заглянув в багажник нашей машины, весело сказала: «Сколько всего накупили, небось, ничего не задекларировали».
— Да денег только на поездку хватило, — только и смогла промямлить я.
— Спиртного, небось, накупили – продолжала веселая тетенька
— Одну бутылочку рома,- оторопев, только и смогла выдавить Ольга. То, что за ромом стояли ещё бутылки ликера, водки и шампанского – она уже не стала перечислять.
— Ну, хоть мужики там хорошие, понравились — уточнила пограничница, мечтательно прищурив глаза. Мы не рассматривали свою поездку с этой точки зрения, но вспомнив, что пьяных и матерящихся мы не видели, а многие скандинавские мужики, особенно в маленьких городках смотрели на нас, открыв рот, мы ответили – да, понравились. Это был последний вопрос, после чего нас пропустили в свою родную Россию.

Радостно несясь по нашим дырявым дорогам, немного нарушая скоростной режим, мы вовсю веселились. И видимо по этому, когда нас остановил пограничник на дальнем погранпункте и спросил, не возьмем ли мы к себе в машину молодого мужчину, мне послышалось: «Возьмете голого мужчину?»
-А почему он голый — переспросила я. В салоне машины началась истерика. Ольги смеялись так, что близ стоящие деревца, казалось, качаются от их взрыва хохота. Посмотрев на меня внимательно и решив, что к невменяемому водителю коллегу лучше не сажать, пограничник пошел к остановившейся за нами машине, так ничего мне и, не ответив. Я свой вопрос могу объяснить только опьяняющем воздухом родины. И хотя меня опять терроризировали за превышение скорости (не превышай более, чем на 5-7 м/ч, говорили мне) и за сомнительные маневры, не покидала радость, что поездка удалась и было очень здорово. Причем понравилось наше путешествие всем троим.
А всем, кто впервые едет на фьорды хочется пожелать – не бойтесь и всё у вас получится.

Ps. А штрафы Ольге из Норвегии так и не пришли.

Гостиницы, в которых мы останавливались;

паром Хельсинки-Стокгольм 29 мая
отплытие в 17.30 по Финскому времени, прибытие в 09.40 по Шведскому времени.
завтраки
(оплачен туда и обратно; 13853 руб.83 коп. – мои 5000 руб.)

Отель в Стокгольме на 2 ночи с 30 мая по 01 июня
Hotel Oden, Karlbergsvagen 24, Stockholm, 10234
регистрация с 14.00, регистрация отъезда до 12.00, завтрак включен – шведский стол
стоимость 2954 SEK (сняты деньги с Ольгиной карточки – 13853руб.83 коп.), стоянка для а/м за доп. плату
Отель находится в центре Стокгольма, в 200 метрах от станции метро Odenplan… К бесплатным услугам и удобствам относятся Wi-Fi, тренажерный зал
Гостям отеля Oden круглосуточно предлагаются бесплатные кофе, чай и сок
В светлых номерах отеля Oden предлагаются кабельное телевидение и холодильник. Из некоторых номеров открывается вид на церковь Густава Вазы. Стокгольмская обсерватория 18-го века и торговая улица Дроттнинггатан находятся в 10 минутах ходьбы от отеля.

Отель под Осло на 1 ночь с 01.06 по 02.06
Norlandia Telemark Hotel, Torvet 8, 3674 Notodden
стоимость 825 NOK
завтрак – шведский стол, бесплатная общественная парковка на месте

Находящийся в окружении прекрасных гор и лесов города Нотодден, отель Norlandia Telemark предлагает бесплатный завтрак и Wi-Fi. В отеле 3 ресторана и объекты для отдыха на открытом воздухе. Отель Telemark расположен в самом сердце Нотоддена, рядом с городской площадью. Живописные окрестности отеля Telemark обеспечивают идеальные возможности для таких развлечений как катание на беговых лыжах, походы и катание на каноэ. Всего в 6 км от отеля Norlandia Telemark находится крупнейшая в Норвегии деревянные церковь, Хеддал, которая восходит к 13 веку.

Отель на фьордах — на 1 ночь с 02.06 по 03.06

Eidfjord Fjell & Fjord Hotel Адрес Lægreidsveien 7
Eidfjord, 5783 Норвегия
Телефон +4753665264 Факс +4753665212
Стоимость — 1395 NOK
Регистрация заезда с 16:00
Регистрация отъезда до 11:00
Бесплатно! Бесплатная Частная парковка на месте (предварительный заказ не требуется)
Гостям, прибывающим в нерабочие часы стойки регистрации,необходимо связаться с отелем заранее. Контактная информация указана в подтверждении бронирования

Отель с видом на Хардангер-фьорд расположен у подножия гор Хардангервидда. К услугам гостей бесплатный Wi-Fi, частная парковка, гостевой лаундж и спа-центр с сауной. В ресторане с прекрасным видом на воду предлагается стандартное меню. По запросу сотрудники приготовят упакованный обед навынос.

Гостиница в Бергене 2 ночи с 3 июня по 5 июня

Augustin Hotel C. Sundts Gate 22, Берген
стоимость 3990 NOK, стоянка
Время начала регистрации по прибытии 15:00
Время регистрации при отъезде 12:00
Бесплатный завтрак – шведский стол, парковка – 100 NOK в сутки
Этот старейший в городе семейный отель находится недалеко от порта Бергена и всех основных достопримечательностей, включая: рыбный рынок, верфь Брюгген и Аквариум. Гостям предлагаются недавно отремонтированные номера со всеми удобствами. Будучи первым отелем Бергена, отель Augustin получил сертификат «Environmental Lighthouse», как знак признания его устойчивого развития.

коттедж Vangsgaarden Gjestgiveri с 5 по 6 июня
адрес Nedstagata 1, 5745 Aurland (Aurlandsvangen) стоимость 1250 NOK
Address Nedstagata 1, Aurland, 5745
Phone +4757633580
Fax +4757633595
E-mail vangsgas@online.no
бесплатная общестенная паркока, бесплатной жратвы нет, белье за доп.плату
регистрация заезда – 15:00 — 00:00
Регистрация отъезда — 07:00 — 12:00

Отель Vangsgaarden Inn расположен в центре деревушки Аурланд. Он предлагает бесплатный Wi-Fi, бесплатную общественную парковку, номера и коттеджи с видом на Аурланд и окружающие горы.
Номера отеля Vangsgaarden размещены в одних из самых старых зданиях в Аурланде. Во всех номерах и коттеджах есть телевизоры. В коттеджах также Вы найдете кухни и зоны отдыха.

Отель в Осло 2 ночи – с 6 июня по 8 июня

P-Hotels Oslo Grensen 19, 0159 Осло
стоимость 2590 NOK за 2 дня
парковка – 180 NOK в сутки
регистрация заезда – с 15.00
регистрация отъезда – до 12.00
Завтрак в отеле P-Hotels Oslo состоит из сэндвича и фруктов, которые доставляют в каждый номер. Во всех номерах есть удобства для приготовления чая и кофе. Днем в лобби вам предложат бесплатные горячие напитки.

Этот центральный отель находится всего в 200 метрах от главной улицы Осло Karl Johans Gate и в 12 минутах ходьбы от Центрального железнодорожного вокзала в Осло. На всей территории отеля предоставляется бесплатный беспроводной доступ в Интернет. В 20 минутах ходьбы от отеля P-Hotels Oslo находится оживленный район Акер Бругге, где находятся многочисленные рестораны, бары и магазины. Станции метро, остановки трамваев и автобусов находятся поблизости.

Отель в Уппсале (Uppsala) – c 8 июня по 9 июня

Hotell Kungsängestorg Kungsängstorg 6, 753 20 Упсала
стоимость – 1290 SEK
регистрация заезда -14.00-22.00
регистрация отъезда – до 11.00
общественная парковка на прилегающей территории, парковка может быть платной.
Завтрак по системе самообслуживания. На завтрак гости могут бесплатно брать продукты из холодильника или готовить собственные блюда на общей кухне.
Очаровательный отель Kungsängstorg расположен в историческом здании всего в 800 метрах от Центрального железнодорожного вокзала и Кафедрального собора Уппсалы 13-го века. Гостям предоставляется бесплатный Wi-Fi. Здание отеля было построено в 19 веке. К услугам гостей функциональные номера со свежим декором. В отеле Kungsängstorg вам предложат завтрак по системе самообслуживания. На завтрак гости могут бесплатно брать продукты из холодильника или готовить собственные блюда на общей кухне. В отеле также есть лаунж, где можно расслабиться. Благодаря центральному расположению, от отеля вы с легкостью доберетесь до культурных достопримечательностей, магазинов и посетите развлекательные мероприятия. В нескольких минутах ходьбы от отеля есть много баров и ресторанов
паром Стокгольм – Хельсинки 9 июня – отплытие в 16.45 по шведскому времени, прибытие в 9.55 по финскому времени — ужины

Комментарии (1)

RSS свернуть / развернуть
+
0
+ -
avatar

alex07021973

  • 11 мая 2013, 21:53
Вы — просто Суперавтоледи! Отчет — феномен! Абсолютно искренне желаю Вам и подругам новых впечатлений и безопасных дорог! И достойных людей на жизненном пути! Так держать!

Внимание!

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии непосредственно на сайте. Советуем Вам зарегистрироваться (это займёт 1 минуту) и получить тем самым множество привилегий на сайте!

Можно также оставить комментарий через форму "ВКонтакте" ниже, но при этом автор публикации не получит уведомление о новом комментарии.