Восточный экспресс. Узбекистан (и не только). Май 2018. Часть IV. / Путешествия НЕ на автомобилях! / Автотуристу.РУ - автопутешествия и автотуризм: отчёты, трассы и дороги, в Европу на машине, прокладка маршрута! 

Авторизация

Зарегистрироваться

Войти или Зарегистрироваться        Мобильная версия

Восточный экспресс. Узбекистан (и не только). Май 2018. Часть IV.

Восточный экспресс. Узбекистан (и не только). Май 2018. Часть IV.

5 мая. Бухара. День 1.
Наступило утро и жизнь стала стремительно налаживаться. Номера весьма комфортные. Во дворе отеля неплохой бассейн. Пока все спят, я отправился на фотоохоту по окрестностям, так вот и ремонт дороги снаружи уже не кажется чем-то страшным. Проблема только с пылью, хотя владельцы домов и магазинчиков вдоль дороги периодически поливают участок перед своими окнами.
Сперва ухитрился перепутать направление и шел, стремительно удаляясь от мавзолея Сасанидов. Карту я забыл, телефон обычный на кнопках, уверенности в правильности пути хоть отбавляй. Хорошо на пути попался ранний таксист. Он мне сперва пытался объяснить, как пройти, но в итоге просто довез. Я пытался отказаться, мотивируя, что денег с собой нет, но дядька был настойчив.
Получилось по прохладе и безлюдью прогуляться. Сперва мавзолей Саманидов. За совершенство своих геометрических форм признан шедевром мировой архитектуры. Представляет собой кирпичный куб, перекрытый полусферическим куполом.


Эти формы имеют прямое истолкование в мифологической символике: куб — символ устойчивости, символ Земли; купол — подобие небосвода; их соединение — символ единства Вселенной. Является одним из наиболее древних строений из жженого кирпича в Центральной Азии. В строительстве мавзолея использованы кирпичи различной степени обжига и выложенные различными способами, различными видами кладки (их 18). И за счет этого в различное время суток, при различном освещении мавзолей меняет свой облик и цвет. Он может быть и розовым, и серым, и огненно красным.
В мавзолее покоится Исмаил Самани, который является основоположником таджикской нации (в соседнем Таджикистане ему в каждом городке памятник есть, в Пенджикенте тоже стоял).
Отсюда не больше километра до крепости Арк, но я удовлетворился комплексом Боло-Хауз, что через улицу. Отчего-то переводится как детский водоем. Здесь непосредственно водоем (хауз), пятничная мечеть и минарет. В эту мечеть для совершения намазов спускался из крепости Арк по дорожке, устланной коврами, сам эмир.



Вот здесь в бассейне вода присутствует, а в подобном же возле мавзолея Саманидов почему-то сухо.
После завтрака уже вышли все вместе. Ну как после завтрака. Сперва долгий выбор одежды и продуктов питания с собой. Чем больше вещей, тем дольше путь. Потому как всем попеременно требуется что-то надевать или снимать, выуживать из недр рюкзака воду или какой-нибудь полезный кремик. Сильно подозреваю, что шествие эмира по городу напоминало стремительный пробег, по сравнению с нашим передвижением.
В мавзолей зашли совсем на чуть-чуть, да там и делать особо нечего кроме как подивиться на уникальную кладку, да проникнуться древностью сооружения.




Зато внезапно попали в мавзолей Чашму Аюб. Он относится к почитаемым «местам следа» («кадамжой»), оставленным священными персонами. Дословно название этого мавзолея переводится как «источник Иова».

По легенде мимо этого места, бывшего тогда пустыней, некогда проходил библейский пророк Иов (Аюб) и ударил ногой (по другой версии — посохом) о землю. На месте удара появился колодец («чашма») и произошло чудо – из земли начала течь вода. Местные жители веруют, что вода их этого источника обладает чудодейственными свойствами. Внутри интересная экспозиция, много фотографий. И конечно сохранился колодец, из которого мы не упустили случая напиться. Получив прилив сил, бодрости и несметное количество полезных веществ, мы двинулись дальше.
Рядом в сквере посуда. Прямо на асфальте. В Самарканде мы такого не видели.

Пока разглядывали, охали, да ахали на красоту, слово за слово разговорились с прохожим, который сперва вместе с продавцом начали объяснять нам символику форм и рисунков блюд, периодически поправляя друг друга, после чего он объявил нас земляками, ибо родился еще в Союзе, как и многие из нас, и начал зазывать нас в гости, при этом предлагая сперва заглянуть ему в паспорт. У него сегодня оказался день рождения. Был обещан традиционный плов, сладости и прочий набор кушаний. Заманчиво, но тогда пары дней в Бухаре нам не хватит.
В Боло-Хаузе на нашу женскую половину внезапно обрушились с критикой относительно формы, даже скорее содержания, одежды. Ну действительно жарко, местные прекрасно себя чувствуют в халатах, но нашим барышням без должной вентиляции было бы тяжеловато. Обошлись возможностями бездонного рюкзака и что-то на себя накинули, получив доступ в недра вполне себе симпатичной мечети, но злопыхание на служителей культа еще долго не сходило с их уст.


До тех пор пока не обнаружилось очередное тутовое дерево. Тут они, недавно позавтракавшие, резко ощутили потребность в сладком перекусе и заменили негативные впечатления новыми.

Последний взгляд на мечеть, разворот кругом и мы уже возле Арка. Самый древний археологический памятник города и бывший правительственный центр Бухары.


Значительная часть крепостных стен, башен и внутренних сооружений была уничтожена в 1920 году Красной Армией под командованием Фрунзе. Крепость закидали снарядами и бомбами, что привело к непоправимым разрушениям.

Создателем цитадели народная традиция называет Сиявуша — эпического героя среднеазиатских сказаний, прелестного юношу, оклеветанного своей мачехой и вынужденного бежать в Туран, где он сначала был принят, но потом убит царем Афрасиабом. Этот Сиявуш, скрываясь от притязаний мачехи, добрел до богатой страны, раскинувшейся в оазисе пустыни. Дочь здешнего царя очаровала юношу. Но царь поставил Сиявушу условие. Он раскинул бычью шкуру и предложил парню построить дворец на земле, что там поместится. Настолько частое условие во всех этих легендах, что юноша особо не задумывался. Он разрезал шкуру на тоненькие полоски, соединил концы вместе и внутри этого круга построил дворец. Так, по преданию, возник бухарский Арк.
Интернет изобилует рассказами о крепости. Обычно мы экономим на экскурсоводах, предварительно полазив по чужим отчетам и историческим справкам. Но тут как-то разница в цене между самостоятельным посещением и с сопровождением оказалась небольшой. Взяли и не пожалели. Милая девушка подробно рассказало о нравах, привычках и традициях обитателей крепости.



Кто о чем, а мои товарищи о насущном. В рамках экскурсии еще и получили рекомендации относительно бухарских ресторанчиков.
Первая мысль была сразу и последовать рекомендациям, но как-то само собой вышло, что ансамбль Калян прямо перед нами.

Мороженое помогло обнаружить скрытые резервы выносливости, и культурная программа продолжилась.
В первую очередь в глаза бросается конечно же минарет Калян, что означает Великий. Построен в далеком 1127 году и является символом города. Виден издалека и, соответственно, в давние времена выполнял роль маяка для караванов.

Одна из легенд гласит, что когда Чингизхан, после разгрома защитников города и уничтожения половины города вошел на площадь возле башни и посмотрел вверх на минарет, с его головы упал шлем. Ему пришлось наклониться, чтобы поднять его с земли. «Я никогда никому не кланялся, — сказал могущественный воин, — но это строение настолько грандиозно, что оно заслуживает поклона».


В оформлении минарета присутствует символ, похожий на бантик. Он часто встречается в различных постройках. Интернет услужливо откопал в своих недрах отчет, где есть растолкование этого зороастрийского символа. Верхняя галочка, которая углом вниз, это обозначает хорошие мысли. Нижняя галочка, которая углом вверх, обозначает хорошие слова. А знак равенства между ними — хорошие дела. Окак.
Обход вокруг минарета отнял у ребят последние силы и в мечеть мы заходили скорее просто передохнуть в тенистой прохладе. Но внутренний двор смотрится великолепно.




Народ взял себя в руки, извлек технику и снова на подиум.

Раскопки указывают на наличие нескольких древних полов. Предполагается, что эта постройка одна из старейших в Средней Азии. Нынешнее здание окончательно построено в 1514 году, более раннее было уничтожено армией Чингисхана в 13-ом веке.
Еще одним зданием комплекса является медресе Мир-Араб.

Оно считается наиболее почитаемым духовным исламским заведением на постсоветском пространстве. Вполне себе действующее. Видимо поэтому на территорию обычным туристам прохода нет. При сильном желании можно сквозь решетку наблюдать неспешную жизнь тамошних студентов.
Сегодняшний осмотр города превзошел мои самые смелые ожидания. Уж на комплекс Калян я никак не рассчитывал. Мало того, по дороге к ближайшей приличной, по уверению телефона Андрея, кафешки, мы еще и исследовали торговые купола. Здесь они называются токи (арка). Это так и выглядит. Снаружи, как купола, а проходишь внутри через множество арок.

Мы как раз сперва попали в крупнейший из сохранившихся – Токи Заргарон (ювелирный), дальше, этими арками уже с другими названиями пошли к площади Ляби-Хауз. Ассортимент всеобъемлющий. Непосредственно ювелирка, но также и посуда с прочей керамикой, ножи, ковры, сувениры, даже кенари в клетках. Столько всего, что не захочешь, а притормозишь хотя бы поглазеть.
Ляби-Хауз миновали, не заметив. Это еще надо суметь. Но телефон уверенно вел в ресторан за едой, не размениваясь на зрелища.
Нормальное кафе, называется «Чинар». Второй этаж позволяет непринужденно рассматривать город. И вкусно. Есть одно громадное «НО». Свинины тут практически нигде нет. А вот баранину мои настолько не любят, что даже её вид отбивает у них желание продолжать трапезу. Говядина тоже выход так себе. Жесткая она. Получается не еда, а борьба. А мясо должно таять во рту, а не сопротивляться. Не хватает тут коровкам зелени.
Женщины в ресторан тут практически не ходят. Если они есть, то это туристы. Зато самих узбеков в достатке, хотя рабочий день. И что сильно удивило, они тут не прочь выпить крепкого. Мы по этой жаре предпочитаем пиво. Можно его и с собой принести, только здесь в Бухаре это оказалось неожиданной проблемой. В магазинах его на витринах просто нет. Можно спросить у продавца и тогда начинается забавный диалог. — А вам какого? – А какое есть? –А какого вам надо? Постепенно доходим до названия и цены. Потом оказывается, что вот этого всего одна бутылка и она теплая. Снова переговоры. После чего на свет откуда-то извлекается искомый напиток, при этом кто-то на всякий случай контролирует вход. Мы решили, что здесь большинство магазинов торгуют алкоголем из-под полы без лицензии. Дорого наверно.
Отобедали как всегда знатно. Настолько, что дальнейшая прогулка потеряла всякую привлекательность. Вечером есть план пойти на представление в медресе Надира Диван-Беги, надо срочно отыскать новые силы. Видимо только мне одному не хватило прогулок на сегодня. Ответом на мой призыв прогуляться до гостиницы пешком было недоуменное молчание и немедленный поиск такси. А я всё равно пошел. Погода замечательная, город интересный, заботы насущные не тяготят ввиду отсутствия, так отчего ж не пройтись.
Первое, что попадается на глаза удивленному пешеходу это велодорожка.

Улочка между тем выводит к Ляби-Хауз.

Видимо сюда рано или поздно стекается всё туристическое население города. Много зелени, кафе/рестораны. По периметру лавчонки с полным набором товаров для гостей страны. Во многих местах торгуют прямо на улице, разложившись прямо на камнях. Особенно много посуды.




Вдоль водоема стоят скульптурные верблюды с погонщиками. В деревьях притаился веселый Ходжа Насреддин, но его обычно быстро обнаруживают и окружают селфилюбители.




Сильно не задерживаюсь (вечером опять сюда) и топаю к дому. С каждым метром всё малолюднее.


И как-то очень быстро я ушел от суеты и оказался на небольших улочках сродни нашим из какого-нибудь районного центра средней полосы России, только минареты над крышами напоминают о месте действия.
В Самарканде мы легко изъяснялись со всеми по-русски. Здесь уже сложнее. Вплоть до того, что когда я у каких-то школьников спросил дорогу, они по-английски ответили, что донт андестенд. Даже в отеле иной раз приходилось к жестам прибегать. Между тем отель уже близок. Путешествие по ремонту сгладилось нежданной встречей с откровенно выпивающим возле небольшой столовой у дороги радушным соотечественником. Был серьезный риск получить очередную порцию плова в мой и так переполненный желудок. А в нашем отеле слегка утомленного, но жизнерадостного (да еще к тому же чуточку подогретого изнутри) путника ожидало бассейное вознаграждение.
А вот вечернее представление прошло мимо нас. Была твердая уверенность, что сеанса два. Выход в бухарский свет требует от наших барышень столь тщательной подготовки, что успеть на первый в шесть вечера возможности не было никакой. А уже на месте нас просветили относительно отсутствия второго. Так оказывается неплохо бы еще и столики там заранее бронировать, хотя бы по телефону, который мы тут же себе записали.
Сложно понять, куда у нас всё помещается, но поскольку культурно насытится нам не удалось, тут же возникло предложение поесть, ну или хотя бы перекусить. И почему-то на площади ничего не глянулось, зато вспомнились советы девушки-гида из крепости. Про один из ресторанов она говорила, акцентируя внимание на рыбном меню, попутно заявив, что в Хиве с рыбой не ахти. Туда и направились. Оказывается тут есть еще и новый город с высокими домами и широкими улицами. Смотреть тут туристам конечно нечего, а вот поужинать оказалось в самый раз. Попытка заказать рыбу сперва потерпела фиаско. Ощущение, что мы с официантом друг друга элементарно не понимаем. Путем наводящих вопросов удалось выяснить, что вот судака или окуня нет, но что-то похожее можно поискать. Нашелся белый амур. Реально большой и нежный. Хорошо, что сразу не стали уходить, услышав, что рыбы нет.
По дороге домой выяснилось, как проходит алкотест на дорогах Бухары. Уже ближе к нашей улице стоял одинокий гаишник, останавливал всех подряд и настолько дружески здоровался с каждым водителем, что едва ли не обнимался с ним. Спросили у таксиста, мол, что он, прямо вот со всеми на такой короткой ноге? Да не, обычно дело, проверка на алкоголь.
6 мая. Бухара. День 2.
Вчера мы оказались такими молодцами, что сегодня город уже смотреть не будем, поедем по окрестностям. Для начала в загородную резиденцию бухарских эмиров дворец Ситораи Мохи-Хоса.


Чудесная экспозиция в залах. К тому же входной билет предполагал наличие экскурсовода, так что оказалось еще и интересно.









А помимо исторической и декоративной составляющих, здесь есть розарий с обалденными цветами.




И куча павлинов, которые ни в какую не желали хвастаться перед нами своим оперением.


Настолько зеленое тенистое место, что и жара не чувствуется.
Кроме этого дворца мы и не знали, куда б еще поехать. Но вот Света что-то слышала про ювелирный рынок, туда и рванули. Тут полным полно всего. Не то чтоб прямо совсем дешево. Скорее недорого, но все равно, золото есть золото. На случай подделки тут же есть несколько микролабораторий, где изделие безжалостно погружают в неприятного вида жидкость, после чего покупателю уверенно заявляют, что всё замечательно. Ну наверно так оно и есть. Если бы приехали сюда в первый же день, то наверно не было бы у нас никаких осмотров больше. От сверкающих лотков наших девушек и пожар бы не смог прогнать. Полтора часа колебаний с хождениями меж рядами и Света – обладатель изящного браслета. Сразу чувствуется, душа успокоилась, взор прояснился, мир вокруг стал ласковее.
Не хватает какой-то еще достопримечательности. Наш водитель предложил Чор-Бакр. Мы всё равно даже не представляем что это, так что возражений нет. А это оказался самый настоящий некрополь. Само название переводится как четыре брата, но больше известен как «город мертвых». Он и выглядит как город: с улочками, домами и центральной площадью. Если заходить в двери, то попадаешь во внутренние дворики с захоронениями.








Сразу у входа есть колодец с вроде бы целебной водой. Очень может быть. Если лекарство должно быть невкусным, то это условие выполнено, вода сильно отдает известью. Сама прогулка по некрополю наверно должна быть степенной и навевать мысли о вечности, но это абсолютно невозможно, когда тебе на глаза попадается яркий павлин. Естественно птах был мгновенно взят на прицел объективов. В итоге мы его настолько достали, что он забыл про величественную поступь и, отчаянно взмахивая крыльями, попытался сбежать по воздуху. И удалось ему это отнюдь не с первой попытки.


Обедать мы должны были в чайхане по-соседству. Причем вот о ней я как раз слышал, интернет пестрит хвалебными отзывами, особенно о шашлыке из баранины. Едва водитель упомянул это заведение, как под ложечкой засосало, и я решил, что опять будет что-то интереснокулинарное подобное пенджикентской забегаловке. Рано радовался. Мои спутники по-прежнему в еде основной упор делают на интерьер. И при этом уверяют, будто голодны. А здесь о внешнем виде не озаботились. Все усилия направлены на приготовление вкуснейшей пищи.
Опять вчерашний «Чинар». Раз уж на машине, удалось уговорить народ заскочить к медресе Чор-минор. Необычное сооружение, наиболее интересная часть которого является лишь порталом в основной комплекс. В интернете про него несколько версий.

Первая. Четыре башни символизируют четыре династии правителей, царствовавших в Бухаре: Саманидов, Караханидов, Шейбанидов и Мангытов.

Вторая. Минареты посвящены детям Ниязкул-бека (богатого купца, построившего медресе), которых было четверо.

И наконец, наиболее часто упоминающаяся. Каждый из четырех минаретов имеет разную форму. В элементах оформления можно увидеть нечто напоминающее крест, христианскую рыбу и буддистские молитвенные колеса. Существует мнение, что именно таким художественным оформлением создатели медресе хотели отразить осмысление четырех мировых религий.

На одной из башен гнездо аистов (скульптура, не настоящее). Так вот именно в Бухаре подобные композиции встречаются достаточно часто.


Молодежь торопит на обед, уверяя, что вот-вот нагрянет голодный обморок. Наверняка преувеличивают. Вчерашняя чайхана сильно изменилась в плане обслуживания, и, увы, не в лучшую сторону. Как и в Самарканде, второе посещение понравившегося места разочаровывает. Обслуживание не то что медленное, оно просто стоит на месте и требует постоянного понукания. Мы конечно тоже соответствуем, умудряемся выбирать по небольшому меню дольше, чем съедаем это всё (кстати, кажется именно этот момент скольжения глазами по перечню блюд и привлекает моих спутников в ресторанном антураже больше всего, с шедеврами непосредственно кулинарии там едва ли встретишься, но я опять же слишком избалован вкусной домашней стряпнёй).
Вечером вторая попытка ознакомиться с фольклором. Хозяин гостиницы, который при первом знакомстве не слишком понравился, особенно после самаркандского радушия, оказался вполне себе доброжелательным и помогающим. Просто возник при заезде этот небольшой инцидент с занятыми номерами, но вышло лучше, чем было заказано. А так он нам и с такси помогал и теперь с билетами. Кому-то позвонил, очень похоже, что по тому же телефончику, что и у нас, договорился, причем за цену мЕньшую, чем вчера нам говорили.
Ближе к выходу выяснилось, что у нас потеря бойца. Жара, солнце, пыль и пешая ходьба уложили Таню в постель. Вплоть до того, что пришлось до аптеки метнуться. На вечерний выход отправились мы со Светой.
Едем на Ляби-Хауз. Неожиданно, что культурная программа проходит в медресе. Любопытно, что строил-то этот Надир Диван-Беги (тогдашний визирь) сперва караван-сарай (на постоялых дворах можно неплохо заработать), но на открытии здания правитель Бухары Имамкули-хан (племянник визиря) взял, да и объявил его медресе. Пришлось кое-что дополнить в конструкции, добавить второй этаж для проживания студентов. При этом комнату для занятий так и не построили. Вроде бы есть в Коране запрет на изображение живых существ, однако портал украшают две симпатичные птицы счастья.


С билетами обошлсь без накладок, хоть местные договоренности и выглядят как-то зыбко. Никто не стал пенять нам за отсутствие еще двоих. Столик так и достался в наше полное пользование. А выступление мне понравилось. Узбекские танцы, исполняемые задорным коллективом прям-таки с огоньком, перемежались показом модных туалетов. При этом национальные мотивы вполне удачно вписывались в современные реалии. Всё это под живую аутентичную музыку.






Немного портили впечатление беседы за соседними столиками, порой заглушавшие представление, да навязчивые фотографы из неразумных туристов. Один, судя по виду, китаец, просто выходил на центр площади в поисках удачного кадра.
Закончилась одна программа и неожиданно бонусом началась другая. Несколько еврейских музыкантов сменили узбекскую дружину, вышел солидный человек и по-английски объявил что-то об объединяющей роли культуры. И вечер продолжился уже под новые ритмы.

Как и везде в городе, тут в каждом закутке лавка с товарами или сувенирами. Пока я слушал музыку, Свете удалось без спешки исследовать каждый прилавок, после чего уже можно было смело отправляться к дому.
Пеший вояж сквозь купола к Каляну был вознагражден очередным сувениром, но главное удалось послушать вычурное щебетание кенарей. А вот сам город в темноте не поражает воображение. Он просто засыпает. Потемнело стремительно и подсветка на основных артобъектах присутствует, но она чересчур незамысловата. И только шуховская башня, что стоит возле Боло-Хауза днем совсем незаметно, сейчас весело переливается всеми цветами радуги.


Часть I

Часть II

Часть III

Часть V

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Внимание!

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии непосредственно на сайте. Советуем Вам зарегистрироваться (это займёт 1 минуту) и получить тем самым множество привилегий на сайте!

Можно также оставить комментарий через форму "ВКонтакте" ниже, но при этом автор публикации не получит уведомление о новом комментарии.