Когда деревья были большими / Автотуристу.РУ - автопутешествия и автотуризм: отчёты, трассы и дороги, в Европу на машине, прокладка маршрута! 

Авторизация

Зарегистрироваться

Рейтинг
+1.35
голосов:
1
avatar

Когда деревья были большими  

Mararía. Capítulos 7 y 14 (Объединённые. В сокращении)

Ранее.

Я стал частенько приходить на этот безлюдный пляж, прячась от назойливого общества. Странно, но здесь в полном одиночестве, я проводил долгие часы, всматриваясь в морской горизонт и слушая крики чаек. Бедняга верблюд нашёл своё последнее пристанище в этих золотистых песках и теперь его белый окаменевший остав служил мне импровизированным диванчиком, на котором я вытягивал тело и наслаждался полётом нисходящего солнца. Так одним вечером нашёл меня здесь наш любезный горбун Марсиаль.
— Отдыхаааете? – наклонив голову почти до земли, замычал он.
— Привет, Марсиаль. Присаживайтесь. – вздохнул я.
— Да уж, присяду.
— Меня искал что ли?
— Нет, сеньор. Я часто сюда прихожу. – растянул беззубый рот в улыбке петудо (пета, горб).
Уселся рядом и стал заниматься пересыпанием песка сквозь пальцы, устремив взор в сторону Фемеса.
— Я очень любил его! – вдруг очнулся старец.
— Кого? – не совсем понимая куда он клонит, спросил я.
— Её оплодотворил Мунуэль Кинтеро.
Я приподнялся, ошарашенный началом.
— В первый же раз, когда поднялся в Фемес! Люди думают, что мальчишка родился от араба. В это верят они, но мне известна правда. Она потом сама мне призналась. Это случилось в ту самую ночь, когда Мануэль и Исидро устроили поножовщину на кладбище.

( Читать дальше )
Комментарии 6+6

Mararía. Capítulo 6.

Часть 5.

— Входите, входите. Смотрите, какое солнце! – жена сеньора Себастьяна затягивает меня в садик.
Я прохожу к стене и сажусь в тени напротив неё.
— Спасибо, сеньора. Жарко сегодня. Отдохну пару минут.
— Мой муж укатил в Яизу. – не отрываясь от штопания штанов, заявила она. – Мы имеем там немного земли. Может быть, привезёт арбузов. Заходите вечером, угощу Вас ломтиком!
Поправила полуразвалившиеся очки.
— Чиню одежды своего сына. Он моряк. Соль и селитра разъедают всё. Молюсь за него постоянно… Столько опасностей вокруг. Столько мужчин не возвращаются! Всё, что прошу у Святых – это чтоб никогда не ходить на залив Avila, увидеть своего мальчика.
— А что там такое, в этом заливе Авила? – не понимаю я.
Сеньора посмотрела на меня поверх своих линз.
— Вы не знаете про залив утопленников? – удивляется она.
Возникла небольшая пауза, после чего она продолжила голосом тихим и загадочным.
— Да, это залив утопленников. Туда приходят люди, чтобы увидеть своих утонувших близких – мужей, сыновей, братьев. Я была там однажды. Видела отца. И даже мужа сеньоры Кармен, отца Исидро, нашедшего смерть в море!
— И что, правда, что вы их видели? – засомневался я.
— Ой, сеньор, также ясно, как вижу сейчас Вас!
— И когда же они появляются?
— Ночью. Женщины ходили и я вместе с ними. Нужно идти, когда ночь звёздная, зажигать факелы и садиться на берег ждать.
— И что он сказал? – подтруниваю я.
— Кто?
— Покойник!

( Читать дальше )
Комментарии 6+6

Mararía. Capítulo 5.

Глава 4.

Я быстро сдружился с сеньором Manuel Quintero, по крайней мере мне так казалось. Мы отправились в соседнюю деревню Uga и вскоре достигли ближайшего к ней хутора. Хозяйничала там грузная румяная женщина, которая быстро накрыла на стол и первые два стакана были выпиты в полной тишине. Толстушка оставила нас, удалившись к внезапно завопившему младенцу, в то время как в дверях появился небольшой коренастый усатый мужичок с чёрным сомбреро в руках.
— Добрый вечер! — сказал он и приблизился к прилавку.
«El Patron» наморщил лоб в предвкушении очередного глотка, но едва не облился вином, опознав ночного визитёра.
— Но откуда!? — воскликнул он внезапно — Сюда явился мой любезный друг Pedro. Так садись же рядом, выпей со мной!
Педро несолько мгновений наводил свои окуляры на плоскость, где находился силуэт вскочившего со стула мужчины.
— Так затем же и пришёл! — друзья слились в объятих, хлопая друг друга по спинам.
Некоторое время было посвящено распросам о нынешней и прошлой жизни под журчание виноградного напитка. Я слушал их внимательно, радуясь внезапной встречи старых друзей.
Наша прогулка вышла из под контроля и, вволю наговорившись со старым товарищем, Manuel посмотрел на часы, вспомнил о позднем часе.
— Отвези нас, дружище, на своём грузовике.
— Куда?
— В Фемес, конечно.

( Читать дальше )
Комментарии 6+6

Mararía. Capítulo 4.

Часть 3.

Capítulo 4.

На следующий день, действительно, прибыла группа рыбаков из шести человек, составлявшая экипаж рыбацкой лодки «Guanchinerfe». Они вернулись после двухнедельной разлуки с семьями и, как водится, проведя в домашнем кругу какое-то время, стали стягиваться в питейно-развлекательный центр, чтобы отведать достойного вина, в обмен на скоропортящийся или консервированный улов, а также попыхтеть сигаркой, пройтись по струнам timple, да перекинуться в картишки. Среди этой компании мне запомнился Мануэль Кинтеро, мускулистый загорелый мужчина с лицом «выточенным из дерева». Матросы называли его Патроном и он оказался единственным, кто не явился в игорный зал. Я увидел его направляющимся к церкови, а потом он подошёл к дому Марарии-Вороны, постоял, обогнул его, остановился на краю оврага и долго чего-то высматривал, устремив взгляд в сторону океана. Мне была неинтересна компания пьющих моряков и я коротал день, сидя на камне рядом с крыльцом, обдумывая предстоящие банковские операции, которые мне необходимо было в скором времени совершить. Но моё раздумье внезапно прервали крики и удары кулаками, видимо по столу. Затем я увидел летящего по воздуху Марсиаля, который благополучно приземлился к моим ногами и тут же свернулся в клубок. Я не придал этому значения, как и не увидел в этом ничего трагического. На его физиономии снова появилась улыбка отчаянного тупицы, как-будто этот полёт доставил ему массу удовольствия. Поднялся с земли и, даже не удосужившись отряхнуться, весь исцарапанный, снова запрыгнул внутрь. Его сменил парень, который вышел пошатываясь и отправился к перилам, чтобы справиться с рвотным рефлексом. В отличие от калеки, у него не возникло желания возвращаться. Он брякнулся рядом со мной, произведя глухой удар затылком о каменную стену. В этот момент передо мной возник Мануэль Кинтеро:
— Это сын сеньора Себастьяна. – пояснил он.

( Читать дальше )
Комментарии 5+5

Mararía. Capítulo 3.

Глава 2.

Capítulo 3.

Петухи в Фемесе начинают голосить исключительно после рассвета. А вот в предрассветной мгле ежедневно раздаётся завывание собак. Они собираются на деревенской площади, оставляя свои дворы на произвол судьбы, и ровно десять минут занимаются облаиванием церковной башни, задрав свои безмозглые головы. Всему этому есть разумное объяснение. В эти минуты башня приобретает чёрный цвет и, погружённая в серую пелену, напоминает дворнягам Марарию – местную ведьму, такую же высокую и чёрную, с блестящими глазами, похожими на бронзу колоколов. Петухи же скромно молчат, не мешая псам изгонять бесов из деревни.

( Читать дальше )
Комментарии 6+6

Mararía. Capítulo 2.

Часть 1.

Опубликовав начало книги, мне пришлось призадуматься, а всё ли я правильно делаю. Мои сомнения подтвердились. Получается суховато. Благодаря мнению моих друзей и, перечитав ещё раз свой перевод, мною были сделаны определённые выводы. Но, в то же время, считаю, что именно таким образом мне удалось передать читателю атмосферу того времени и того места, где происходят события. В дальнейшем попробую изменить акцент с внешнего вида людей, героев этих историй, на их взаимоотношения.

Capítulo 2.

Пять километров бодрой походкой. Дорога не казалось тяжёлой, упала вечерняя прохлада и ноги, затёкшие от долгого сидения, сами несли меня по дороге, ведущей в Femés. Солнце было готово вот-вот коснуться воды своим раскалённым телом и я невольно залюбовался кровоточением горизонта, едва различимого в багрянце заката. И вот, почти достигнув двух высоких холмов – Аталайа и Тинасор, я отчётливо увидел Femés, казавшийся дремлющим в гамаке между этими исполинами. Опасения покинули мою голову, а с губ сорвались благодарственные слова в адрес Pedro el Geito о том, что его драндулет не заглох где-нибудь на подступах к деревне и мне не пришлось ночевать в голой саване под открытым небом, поддерживая огонь ветками сухого чертополоха.
Дома Фемеса оказались достаточно причудливыми, скроенными на восточный лад по библейским мотивам, огороженные стенами, с хлебными печами, выложенными в больших дворах, колодцами, хлевами для домашнего скота, куполовидными крышами. Да, Femés казался восточным селом, невероятным образом принесённым на остров вместе с африканскими горячими ветрами, гонящими пески из пустыни Сахары или скопированным неким архитектором, наблюдавшим миражи.
Добравшись до первых стен, я услышал подвывание тимпле (разновидность испанской гитары), в аккомпанементе сверчков. Остановился, чтобы осмотреться. Деревня казалась безлюдной. Дома стояли отдельно и достаточно далеко друг от друга, над ними возвышалась церковь, выполненная в византийском стиле. Располагалась она, как и положено, в центре селения на небольшом склоне.
-Ээээ!
Я развернулся в прыжке, испугавшись внезапного звука. Маленькая фигура приближалась со стороны церквушки. Это был мужчина. Толи сутулый, толи горбатый и непонятного возраста. Он шёл улыбаясь, вернее, имел на лице гримасу, которая никуда не делась после его остановки рядом со мной.

( Читать дальше )
Комментарии 9+9

Mararía. Capítulo 1. Продолжение.

Начало.

Она была высока, суха. Она была в чёрном, глаза её гноились и с нижней губы свисала самокрутка, набитая табаком Virginia. Ничего больше не проговорив, приблизилась к стене в поисках затенённого участка, затем устроилась под черепичным навесом. Несколько позже послышался шум, низкий гул, как-будто жужжал шмель. Мужчина, оставшийся без своей сигары, открыл глаза и напрягся, вслушиваясь в приближающиеся звуки. Развернулся в сторону Pedro el Geito, который храпел рядом, и встряхнул его за плечо.
— Просыпайся, Pedro, уже едет.
El Geito вскочил на ноги одним прыжком, поправил шляпу и скрестил руки на груди, растянув рот в зевке.
Он был очень низок и имел кривые, аркообразные ноги. Подошёл к двери и крикнул:
— ¡Antonioo!
Антонио же, наоборот, длинный. Antonio el Paja, сын Педро, вышел с взъерошенными волосами и опухшими от сна глазами. Направился к гаражной двери, расположенной в одном из домов неподалёку, где были приготовлены поддоны со старыми бидонами, где провозился некоторое время c навесным замком, пытаясь его открыть.
Из-за ближайшего угла показалась разваливающаяся моторизированная телега, очень напоминающая кита. Из под крашки капота у неё вырывалась струя пара. И едва достигнув импровизированного пункта сбора, она совершила резкое торможение. Толпа мальшишек, купающихся в облаке пыли позади, орала:
— Кафе приехало, кафетерия приехала!
За рулём был молодой человек. Сильный, потный, красный, с растёгнутой рубашкой и сомбреро цвета оливы, заляпанной жиром. Множество дырок на ней говорило о низком благосостоянии и высокой степени загруженности парня. Спрыгнул с машины, словно с коня, поприветствовал всех взмахом руки и направился к одному из задних колёс, где остался сидеть на корточках. На улице всё ещё не осело золотистое облако пыли, которое затрудняло видеть со стороны происходящее событие. В то время, как из кузова начали выгружаться странные существа, похожие на персонажей страшного сна: женщины с детьми, болеющими оспой, корью, крапивницей; мужчины с лицами, высеченными из камня, козы, молоденький верблюд, хромой, три старых молчаливых бабки, одетые в чёрные робы, увенчанные соломенными шляпами на головах.

( Читать дальше )
комментировать

Mararía

Не так давно, совершая свой плановый перелёт по маршруту Канарский архипелаг – Мадрид, обнаружил в кармашке впередистоящего кресла книжёнку. Покрутил в руках, да и бросил рядышком, думая, что досталось мне обычная примитивная одноразовая писанина, которую я никогда не читал и читать не собираюсь. Но тоска начинала терзать моё сердце, ежемесячный выпуск журнала авиакомпании я просмотрел ещё по пути из Москвы, нужно было занять себя чем-то другим. Открыл последнюю страницу издания: Ого! Интересненько!



Присмотрелся к обложке – сплошная абстракция. Но! Отпечатана книга в типографии города Santa Cruz de Tenerife в 1983 году.



Это меня более, чем заинтересовало. Я устраиваюсь поудобнее и начинаю рассматривать её. Сначала сделал беглый обзор, т.е. пролистал краткую биографию автора, затем открыл страничку с перечнем глав. Названий нет, только нумерация. И, всё-таки, что-то не отпускает. Ещё один беглый взгляд на прошитый переплёт… Подкупает!.. И толстую упругую бумагу… Нужно начинать! И уже после первой перевёрнутой страницы я понимаю, что эта книга будет мною прочитана! Итак, близко к тексту. Прошу не давать строгих оценок, ведь я далеко не профессиональный переводчик и, тем более, не литератор.
Книга написана суховато, без лирических экскурсий в умозаключения героев. И я просто стараюсь познакомить Вас, тех кому это интересно, с жизнью и интригами людей, обитавших на острове Lanzarote в самом начале ХХ века, пользуясь прочитанным, безусловно.

( Читать дальше )
Комментарии 9+9

Михаил Пришвин - автолюбитель

Перепечатка материала с сайта GORKYCLASSIC.RU. Особенно мне запали слова писателя о «ключике, дарующем личную свободу».

МИХАИЛ ПРИШВИН — АВТОЛЮБИТЕЛЬ
Текст Виктора УСТИНОВА (журнал «Мужская работа» №45, IX—X/2013);
фото из архива Лилии РЯЗАНОВОЙ, директора Дома-музея М.М. Пришвина в Дунине: http://www.prishvin.ru/, https://www.facebook.com/Prisvin

В тридцатые годы прошлого столетия Михаил Михайлович Пришвин с семьёй жил в подмосковном Загорске (ныне Сергиев Посад). В эти годы покой тихого городка нарушили первые автомобили – диковинные для провинции «самобеглые коляски». Одна машина, полуторка, принадлежала фитильной фабрике, а вторую, маленькую легковушку, собрал латыш-изобретатель Алексей Матвеевич Генрихсон, который жил недалеко от Пришвиных. Однажды сосед прокатил Михаила Михайловича с сыном на своей самоделке, и скорость – 20 километров в час – просто восхитила писателя. Он загорелся идеей приобрести автомобиль, рассчитывая, что со своей машиной обретёт свободу, откроются новые перспективы для интересных поездок, путешествий, охоты. С этого времени автолюбительство становится его страстным увлечением.

( Читать дальше )
Комментарии 4+4

В край незаходящего солнца

Очередной «выдержанный» материал на тему автопутешествий. На этот раз поездка 1983 года за 66 параллель. Сравните с тем, что пишут современные авторы.

В КРАЙ НЕЗАХОДЯЩЕГО СОЛНЦА

Думалось, что забраться на обычном легковом автомобиле за Полярный круг — безнадежное дело. Но совершенно неожиданно оказалось, что для интереснейшей поездки к Белому и Баренцеву морям, в Хибины и даже в самый центр Кольского полуострова не нужны ни цепи противоскольжения, ни самовытаскиватель, ни дополнительные канистры с бензином и маслом. При желании это путешествие можно совершить, почти нигде не съезжая с асфальта.


( Читать дальше )
комментировать

За рулем в Зазеркалье

Еще один материал из прошлого века, найденный в подшивке старых газет. Мне он показался интересным, потому что рассказов об участии в левостороннем движении не так уж и много (по памяти нашел вот и вот). Сравнив со своими впечатлениями, резюмирую — волков бояться, в лес не ходить.

В Великобритании мы — группа российских журналистов — оказались по приглашению европейского отделения фирмы Nissan. Дело в том, что недалеко от английского городка Ньюкастл расположен завод по производству легковых автомобилей Micra и Primera, посещение которого входило в наши планы. Как выяснилось позже, организаторы мероприятия запланировали и небольшой автопробег по побережью на автомобилях Nissan Primera. Известно, что Англия — одна из немногих стран, где принято ездить по левой стороне проезжей части. И сегодня я хочу поделиться с вами своими впечатлениями: мне пришлось это делать первый раз в жизни.


( Читать дальше )
комментировать

Четверть века с "Москвичом"

Сегодня — праздник, День работников автомобильного транспорта. Мы с сыном стоим в толпе зрителей и любуемся медленно проезжающими мимо нас автомобилями. Здесь и новинки наших автозаводов, и «самавто» московских умельцев, но самая многочисленная группа — сохраненные и восстановленные старинные автомобили. Под неярким октябрьским солнцем сверкают черным лаком великолепные экземпляры ЗИС-101, М-1, иностранные машины довоенного выпуска, дымит полевая кухня на шасси ГАЗ-АА, неторопливо урчит двигатель ЗИС-5, прошедший тысячи километров фронтовых дорог. И вдруг в колонне — старенький «Москвич». Теперь это уже «ретро». Грустно стало. Многое вспомнилось…

Первая московская послевоенная осень. Мы, двое пацанов, стоим у Охотного ряда и узнаем проезжающие автомобили. В жиденьком транспортном потоке, который и потоком-то назвать нельзя, преобладают трофейные марки.
— Смотри, БМВ.
— А вон «Мерседес» (современный пацан обязательно бы добавил «как у Штирлица»).
— У, ЗИС-101 катит. А быстро-то как!
— Глянь, новенький совсем «Опель-олимпия».
— Дурак, это «Опель-кадет!»!
И тут автомобиль, о марке которого мы не пришли к единому мнению, как будто специально подруливает к тротуару около университетских ворот.
— Спорим — «кадет»!
— «Олимпия», спорим!
И мы со всех ног припустились к автомобилю. Так состоялась моя первая встреча с «Москвичом». Это был опытный образец.

( Читать дальше )
Комментарии 8+8

По дорогам мира [3]

Начало
Продолжение



Здесь кончается Европа
Она переходила от одной вещи к другой и разглядывала их с забавным детским любопытством. Она то наблюдала за таможенником, приподнявшим капот «олимпии» горохового цвета и аккуратно списывавшим номер мотора, то принималась бросать камешки в большой бетонный резервуар, который поблескивал сразу же за шлагбаумом, занимая целую половину шоссе. Все это девочка делала не спеша, так что казалось, будто она привычна к известной восточной медлительности и та вполне устраивает ее.
Таможенник закрыл капот и вразвалку, неторопливо пошел от пограничного шлагбаума.
— Мама, — спросила в этот момент девочка, — а зачем здесь на дороге бассейн?
Услышав слово «бассейн», таможенник в военной форме тут же поспешил объяснить, хотя никто не просил его об этом:
— Bulgaristan kirli very dirty country smutzíg (Болгария грязна, очень грязна. (Турецк., англ. нем.)).
И показал рукой за границу, в сторону Болгарии.

( Читать дальше )
Комментарии 1+1

По дорогам мира [2]

Начало

Дороги Албании
На албанской стороне к нам подходят два пограничника, смущенные, добродушно улыбающиеся. За ними появляются таможенник с помощником и начальник поста. Рукопожатия, протягиваем документы — свои и машин. Пытаемся заговорить по-русски, по-французски, потом по-итальянски, на всякий случай по-сербски и даже произносим, наконец:

«Шпрехен зи дейч?»

После пятого «йо» становится понятно, что оно наверняка означает по-албански «нет».

( Читать дальше )
комментировать

По дорогам мира

«Иржи Ганзелка и Мирoслав Зикмунд – этo имена, кoтoрые в свoе время знал не тoлькo каждый чех, нo и пoчти весь мир. Эти два путешественника прoехали вдoль и пoперек весь мир, сняли нескoлькo фильмoв, передали тысячи репoртажей пo чехoслoвацкoму радиo, нo самoе главнoе – их путевые записки были переведены на 11 языкoв и пoлюбили их миллиoны читателей в разных странах мира» (Либoр Кукал, Чехия).

С 1968 года, когда Ганзелка стал активным участником «пражской весны», издания в СССР прекратились, более поздние поколения встречались с их рассказами по прихоти случая, а современной молодежи эта пара имен, скорее всего, вообще ничего не скажет.
Ниже пойдут выдержки из репортажа о большом путешествии по дорогам Европы и Азии, впервые опубликованные в журнале «Вокруг света» в 1960 году.




( Читать дальше )
комментировать